ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Иран после снятия оружейного «эмбарго»

10:59 03.08.2020 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

На днях спецпредставитель президента США по Ирану Брайан Хук в очередной раз заявил, что Вашингтон намерен и дальше настаивать на продлении введенного против Тегерана оружейного эмбарго. «Мы продолжим оказывать давление с целью продления действия оружейного эмбарго в отношении Тегерана», - заявил Хук.

Ещё раз об оружейном «эмбарго»

Напомним, что в соответствие с Резолюцией Совета Безопасности ООН 2231, закрепляющей в международном юридическом поле Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД – ядерная сделка), отменялись все международные санкционные меры, введенные СБ ООН с 2006, и одновременно этот документ сохранял запреты на свободные поставки в ИРИ тяжелой военной техники (практически повторяя Резолюцию № 1929 от 2010г.) сроком на пять лет и ракетного вооружения и ракетных технологий сроком на восемь лет.[1]

При этом следует особо подчеркнуть, что термин «эмбарго» абсолютно не соответствует положению дел. Ограничительные меры, которые, кстати, как отметил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, были жестом доброй воли со стороны Ирана, регламентировались разрешительным режимом на поставки в ИРИ тяжелого наступательного вооружения. То есть абсолютного запрета не было, Совбез мог принимать решение о возможности поставок в ИРИ вооружений и боевой техники. При этом срок действия данного режима (кроме ракетного оружия) истекает 18 октября 2020 г., что зафиксировано в Резолюции 2231, которая включает и положения СВПД.[2]

Администрация президента США Трампа требует продлить действие этих ограничительных мер против Ирана. Однако Дональд Трамп вывел США из ядерной сделки и поэтому Вашингтон не может требовать продления оружейного (условно говоря) «эмбарго» в отношении Тегерана, так как более не является участником СВПД. Конечно, чисто формально, США, как голосовавшие за Резолюцию 2231, имеют право вынести предложение по продлению ограничительных мер по поставкам оружия в ИРИ на обсуждение Совбеза в рамках новой резолюции. Однако им это не удастся в принципе. Среди постоянных членов СБ ООН Россия и Китай выступают против этого и могут наложить вето на предложение американцев.

Именно эти две страны после отмены оружейного «эмбарго» могут стать основными партнёрами Ирана в военно-техническом сотрудничестве.

Что касается Китая, то этот аспект закреплен в «Комплексном плане сотрудничества между Ираном и Китаем», - рассчитанным на 25 лет, который готовится к подписанию.[3]

На Россию также рассчитывает военно-политическое руководство Ирана. В 20-х числах июля Москву посетил министр иностранных дел Ирана Мухаммед Джавад Зариф. Он передал «специальное послание» президента Ирана Хасана Роухани президенту России Владимиру Путину. По возвращении в Тегеран Зариф заявил журналистам, что послание президента Хасана Роухани касалось «некоторых двусторонних вопросов», а также иранской ядерной сделки.

Г-н Зариф не стал раскрывать подробности своего часового разговора с В. Путиным, который проводился в режиме видеоконференции. Однако, поскольку в настоящее время Тегеран ведет борьбу против продления оружейного «эмбарго», аналитики не исключают, что в послании были вопросы о возможностях военно-технического сотрудничества РФ и ИРИ.[4]

Посол ИРИ в Москве Казем Джалали в одном из интервью подтвердил заинтересованность Ирана в закупках оружия и военной техники в России. По словам посла, Россия является для Ирана приоритетным партнёром, поэтому после снятия оружейного «эмбарго» стороны проведут ряд консультаций в отношении закупки Тегераном оружия и военной техники у Москвы. Г-н Джалали не стал пояснять, какие именно российские вооружения интересуют Иран. При этом он подчеркнул, что у России «большие возможности» в этой сфере. «Мы будем проводить консультации с Россией по поводу того, что нам необходимо для укрепления нашей обороноспособности», сказал посол.[5]

Действительно, некоторое время назад Тегеран передал Москве внушительный список образцов вооружения и боевой техники, желаемых для покупки Ираном. Это истребители Су-30СМ, Су-35, учебно-боевые самолеты Як-130, самолеты А-10 ДРЛОиУ (дальнего радиолокационного обнаружения и управления, типа «АВАКС»), вертолеты Ми-8 и Ми-17, зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) С-400 «Триумф», танки Т-90, береговой мобильный ракетный комплекс «Бастион» с противокорабельной ракетой «Яхонт», надводные корабли, в том числе ракетные катера, оснащенные крылатыми ракетами «Калибр», и дизель-электрические подлодки.

Прямо скажем, запросы Тегерана уникальные по своей номенклатуре, охватывающей все виды вооруженных сил и рода войск.

И здесь возникают вопросы. Способен ли Иран оплатить этот долгий список разнообразных и дорогостоящих видов вооружения и боевой техники?

Возможности Ирана по закупке оружия за рубежом

Не секрет, что финансово-экономические возможности ИРИ в связи с падением цен на нефть, воздействием американских санкций и последствий пандемии короновируса сокращаются. Как совершенно откровенно в уже приведенном интервью заявил посол ИРИ в РФ г-н Джалили, «несколько месяцев назад наш президент Хасан Роухани сказал, что в результате выхода США из СВПД Иран потерял свыше $200 млрд. И сумма растет с каждым днем, так как мы продолжаем нести серьезные убытки. Она в итоге может увеличиться в несколько раз».[6]

Поэтому, принимая во внимание сложное финансово-экономическое положение Ирана, можно предположить, что режим будет не в состоянии закупить большое количество крупных систем вооружений, заявленных в списке. Слишком дорого. Так, только первоначальные затраты на одну эскадрилью из 18-24 современных истребителей могут приблизиться к $2 млрд. Один самолет МиГ-35 стоит $50 млн., Су-30 - $63 млн., Су-35 – $104 млн.[7], российский танк Т-90 - около $5 млн.[8], ЗРК С-400 «Триумф» - около $500 млн. (например, стоимость контракта с Турцией на поставку четырех дивизионов ЗРК С-400 составила $2,5 млрд.[9]).

К тому же каждый новый вид вооружения и боевой техники требует специальной высококвалифицированной подготовки личного состава, обсуживающего данную технику, наличия достаточного количества запасных частей, большого количества расходуемых боеприпасов, разнообразных расходных материалов, создания пунктов технического обслуживания, гармонизации новой техники с системами управления и командования. Всё это требует средств, во много раз превышающих стоимость самой техники.

Майкл Айзенштадт (Michael Eisenstadt)научный сотрудник Вашингтонского института ближневосточной политики, специалист по военно-политическим проблемам Ближнего Востока считает, что для модернизации только ВВС ИРИ Тегерану потребуется не менее $100 млрд., столько же и для армии, столько же и для ВМС. При этом он сомневается, что Россия и Китай предоставят Тегерану кредиты, необходимые для столь крупномасштабных закупок.[10]

Так, куда будут устремлены усилия Тегерана в сфере повышения уровня боеспособности, боеготовности и модернизации своих вооруженных сил после снятия 18 октября ограничений на закупки боевой и военной техники?

Варианты политики Ирана в области вооружений и боевой техники

Аналитики полагают, что главным направлением деятельности ИРИ в военно-техническом сотрудничестве с зарубежными странами станет обеспечение собственного оборонно-промышленного комплекса (ОПК) новейшими технологиями. Лозунг и принцип «ходкейфаи» - самообеспечение – вот уже более 40 лет, особенно в военной отрасли, является основополагающим для ИРИ, которая с начала 1980-х годов стремилась увеличить и улучшить производство вооружений внутри страны, чтобы снизить зависимость от внешних поставщиков, избежать санкций и развить потенциал, приспособленный к ее конкретным оперативным потребностям. Известно, что иранский ОПК производит широкий ассортимент военной техники, начиная от стрелкового оружия, заканчивая ракетами, самолетами, танками, малыми подводными лодками и фрегатами.

Конечно, тактико-технические характеристики иранских образцов вооружения не всегда соответствуют современным требованиям, и зачастую они отстают по своим показателям от боевой техники, создаваемой основными странами – производителями оружия.

Можно предположить, что в условиях дефицита валютных средств, Иран будет закупать незначительное количество образцов современного вооружения, для использования их в полной мере или только определенных агрегатов, фрагментов, устройств и элементов данного образца для нелицензионного клонирования и производства на иранских мощностях.

Другим вариантом повышения качества иранской военной техники станет продолжающаяся практика легального, полулегального и нелегального приобретения технологий, отдельных узлов и элементов конкретного образца военной техники, в том числе двойного назначения, в первую очередь, передовой робототехники и микрокомпьютеров.

Интересен факт: по данным Группы экспертов ООН по Йемену, двигатели беспилотников, использованные при атаке на саудовские нефтяные объекты в сентябре 2019 г., были нелицензионными копиями британского двигателя, который мог быть произведен в Китае или в самом Иране, в то время как их авионика, система управления полетом и топливные системы содержали компоненты из Великобритании, Ирландии, Италии, Японии, Польши, Южной Кореи, Швеции и США. Аналогичным образом крылатые ракеты были оснащены иранскими копиями чешского турбореактивного двигателя и содержали элементы управления полетом и компоненты топливной системы из Германии, Италии и Швейцарии.[11]

Немаловажное значение для ОПК ИРИ имеет также использование современных технологий, автоматических линий и компьютерных программ к ним, особых станков, специальных материалов двойного назначения при непосредственно производственном процессе для создания высококачественного оружия. Что также достижимо путем их приобретения различными способами, в первую очередь, у небольших иностранных фирм и компаний, ведь сегодня не только сверхсекретные государственные лаборатории в США и России занимаются этим.

Такой подход имеет больше смысла для Тегерана в финансовом, политическом и военном отношении, поскольку подобного рода приобретения относительно недороги, трудны для обнаружения. Это также более соответствует целям Тегерана осуществить «революцию в военном деле» при меньшей затрате сил и средств.

Если Ирану в течение долгих десятилетий в условиях жестких санкционных мер удавалось решать вышеназванные проблемы и самостоятельно создавать, то, что сейчас иранцы имеют в области вооружений, вполне вероятно, что отмена оружейного «эмбарго» значительно облегчит Тегерану доступ к более высоким технологиям и соответственно к более качественному вооружению и боевой техники.

Таким образом, после отмены оружейного «эмбарго» в октябре 2020 г., Иран вряд ли немедленно пойдет путем широкомасштабных закупок вооружений и боевой техники за границей.

Иран, скорее всего, сосредоточится на ускоренном развитии своего ОПК, посредством следующих методов:

  • приобретения высокотехнологичных компонентов двойного назначения;

  • ограниченных закупок иностранной военной техники;

  • копирования высокотехнологичных иностранных образцов оружия и боевой техники или их отдельных компонентов;

  • развития высокотехнологичных производственных процессов на военных заводах ОПК.

В этой связи, снятие с ИРИ оружейного «эмбарго» в условиях финансово-экономического кризиса в стране ставит вопрос не о широкомасштабных закупках оружия и боевой техники за рубежом, а об эффективном использовании новых возможностей для увеличения количества и повышения качества собственного производства военной техники.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] Подробнее см.: Владимир Сажин. США пытаются продлить оружейное эмбарго против Ирана. Международная жизнь. 20.05.2020. https://interaffairs.ru/news/show/26384

[2] Резолюция 2231 (2015), СБ ООН. от 20 июля 2015 года. Приложение В: Заявление. стр. 126 – 133. Сайт ООН. http://undocs.org/ru/S/RES/2231(2015)

[3] Подробнее см.: Владимир Сажин. Иран – Китай: намечается стратегический союз? Международная жизнь. 27.07.2020. https://interaffairs.ru/news/show/27016

[4] Сайт Al-Monitor. Jul 22, 2020. Iran talks long-term partnership deal with Russia https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/07/iran-talks-long-term-partnership-deal-with-russia.html#ixzz6TUMBeXU3

[5] Сайт Коммерсант. 21.07.2020. Пора создать клуб стран, находящихся под санкциями. Посол Ирана в России Казем Джалали — о давлении США и сотрудничестве с Москвой. https://www.kommersant.ru/doc/4424475

[6] Там же

[7] Сайт Яндекс. 22.01.2020. https://zen.yandex.ru/media/id/5e05c40c6d29c100ac2aaeea/skolko-stoiat-samye-luchshie-istrebiteli-v-mire-5e275a460be00a00ad27b0a1

[8] Сайт Наука и Техника. 29.07.2019. https://naukatehnika.com/rejting-osnovnyh-boevyh-tankov-po-ih-stoimosti.html

[9] Сайт ИА РБК. 28.07.2020. https://www.rbc.ru/politics/28/07/2020/5f2014079a7947c287710f34

[10] Michael Eisenstadt. If the Arms Ban Ends: Implications for Iran’s Military Capabilities. Washington Institute for Near East Policy. 23.07.2020. https://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/view/if-the-arms-ban-ends-implications-for-irans-military-capabilities#utm_term=READ%20THIS%20ITEM%20ON%20OUR%20WEBSITE&utm_campaign=If%20the%20Iran%20Arms%20Ban%20Ends%20%28Eisenstadt%20%7C%20PolicyWatch%203351%29&utm_content=email&utm_source=Act-On+Software&utm_medium=email&cm_mmc=Act-On%20Software-_-email-_-If%20the%20Iran%20Arms%20Ban%20Ends%20%28Eisenstadt%20%7C%20PolicyWatch%203351%29-_-READ%20THIS%20ITEM%20ON%20OUR%20WEBSITE

[11] Там же

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати