ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Многополярность как основа системы новой политической геометрии

10:26 30.06.2020 • Михаил Троянский, проректор Дипломатической академии МИД России Олег Карпович, директор Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России

Современный мир находится в состоянии постоянных структурных изменений. Существующая политическая действительность подвергается воздействию огромного количества вызовов и угроз, что ведет к ее системной нестабильности. Разрушительной эрозии подвергается Ялтинско-Постдамская система, возникшая в результате победы государств антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне над германским национал-социализмом, итальянским фашизмом и японским милитаризмом. Предпринимаются все более настойчивые попытки переформатирования основных международных институтов. На фоне всего происходящего формируется новый миропорядок, основанный на принципах многополярности. По мнению министра иностранных дел России С.В. Лаврова, «попытки затормозить объективный процесс формирования многополярного мира обречены на провал».

Время неумолимо движется вперед, и уже пять лет мы живем без главного идеолога многополярности, выдающегося ученого, дипломата и государственного деятеля Евгения Максимовича Примакова. К его заслугам можно отнести разработку и научное обоснование концепции многополярного мира, сформулированную им еще в 90-е годы прошлого столетия и изложенную в книге «Мысли вслух», в которой он отметил, что начало складывания многополярной мировой системы можно отнести ко времени окончания холодной войны.

Формирование нового миропорядка сопряжено с нарастающей глобальной нестабильностью и хаотизацией международных отношений, в которой устойчивость политических режимов государств зависит от их способности противостоять гибридным войнам, кибератакам и цветным революциям.

Мы сталкиваемся с непростой ситуацией: казалось бы, формирование новой многополярной системы должно вести мир к рациональности, стабильности и порядку, но при этом ряд государств, занимающих лидирующие позиции в мировой политике, настаивают на необходимости сохранения анархичности международных отношений и праве использовать технологии управляемого хаоса. Замалчивается тот факт, что все это направлено на демонтаж политических режимов, не вписывающихся в представления о миропорядке государств-лидеров. Стало более очевидным стремление некоторых государств делить мир по принципу «свой – чужой». В таком случае вполне уместно говорить о «политическом дарвинизме».

Эксперименты американцев – великовозрастных детей мировой политики – с технологиями хаоса, который они наивно считают управляемым и который уже успел показать себя в цветных революциях (Ближний Восток, Северная Африка, СНГ) могут вернуться бумерангом. Некоторые эксперты небезосновательно уверены, что все это так и случилось. И сейчас в результате «диктатуры политкорректности» в США разразилась «Американская весна»: общество расколото, наблюдаются столкновения с полицией, разрушаются памятники, горят магазины и рестораны. И все это случилось в год коронакризиса и выборов президента. А кому сейчас легко?

Разрушение современной мировой системы, вероятно, является процессом объективным и неизбежным. Современный мир стремительно меняется, становясь более многогранным и приобретая новые качества, и эти изменения становятся триггером модернизации и адаптации прежних моделей и схем международных отношений, многие из которых не выдерживают темпов развития и распадаются, уступая место новым системным решениям.

Некоторые кризисные явления современной мировой системы уже стали проявляться в конце холодной войны, когда стало ясно, что страны социалистического блока были измотаны гонкой вооружений. Наряду с этим данная система продолжала сохранять свои позиции даже после завершения эпохи холодной войны и распада Советского Союза на ряд независимых государств, многие из которых никогда прежде не имели собственного опыта национальной государственности. Пришедший на смену эпохе биполярного мира однополярный мир, основанный на гегемонии американской нации, по сути, полностью таковым и не являлся. Несмотря на трепетные ожидания коллективного Запада, развал СССР не повлек за собой дальнейшего распада Российской Федерации, которая не только смогла обуздать разрушительные центробежные силы, но и принять на себя в качестве правопреемницы всю ответственность Советского Союза.

Образовавшийся после краха СССР политический вакуум активизировал не только США, но и многие другие государства, такие, как Китай, Бразилия, Индия, которые получили новый импульс для развития. Сейчас эти государства уже называют «новыми контурами формирующегося многополярного мира». Метаморфозы были настолько стремительными, что американцы, опьяненные своим историческим шансом, все упустили. В итоге США получили в качестве конкурентов целый пояс быстро набирающих мощь новых государств, научившихся эффективно противостоять американской внешней экспансии, объединяясь в различие союзы и организации.

Сразу после окончания холодной войны США провозгласили, что принимают на себя всю полноту ответственности за дальнейшую судьбу мира и объявили своей глобальной миссией повсеместное распространение демократии и либеральных ценностей. При этом они утонули в военных конфликтах и неуклюжими действиями породили такого противника, перед которым сами оказались бессильными. Речь идет о международном терроризме, ставшем для США практически неразрешимой проблемой во всех регионах, которые американцы пытались приобщить к демократии.

США продолжают играть достаточно значимую роль в мире. Президент США Барак Обама в финальном послании Конгрессу заявил о том, что американцы – «самая мощная нация» на планете Земля и что с каждым годом они становятся только сильнее. Вместе с тем превращение мира после окончания холодной войны в театр одного актера, с США в главной роли, в реальности только еще раз подтвердило не силу современной системы международных отношений, а ее неспособность адекватно реагировать на происходящее. В результате мировое сообщество смогло выдвинуть всего лишь один единственный вариант развития – с одним полюсом, одним мировым лидером, совместившем в себе функции судьи и палача. Эта модель, противоречивая и несбалансированная по своей природе, оказалась сильно зависимой от настроений Вашингтона и не застрахованной от ошибок некомпетентных лидеров, случайно оказавшихся на вершине власти.

В июне 2020 года была опубликована книга «Комната, в которой это произошло: мемуары Белого дома» – труд Джона Болтона, бывшего советника по национальной безопасности президент США. Некоторыми экспертами книга была названа «ножом в спину» Трампа. Она срывает покровы со многих скрытых от внешних глаз процедур и алгоритмов принятия важных государственных решений, освещает особенности взаимодействия внутри администрации, межведомственные противоречия и разногласия. Автор представил нынешнего президента США как непоследовательного, эксцентричного и недалекого человека, переполняемого сиюминутными желаниями и стремлением к получению признания собственной значимости. Вопреки всем запретам, широкая общественность получила доступ к информации за несколько месяцев до выборов нового президента, что еще больше разжигает огонь интриги вокруг предстоящих выборов, и предсказать развязку ситуации осенью этого года невозможно.

Переход к однополярности для системы международных отношений был связан с состоянием турбулентности, поскольку любая ошибка в политике, проводимой единственным мировым полюсом, должна была сразу привести к кризису всей системы.

Ослабление однополярной системы не привело к ее автоматическому преобразованию в многополярную – на это, очевидно, требовалось время, достаточное для того, чтобы наиболее активно развивающиеся акторы, всю холодную войну пребывавшие в тени СССР и США, обрели самостоятельность, усилили финансово-экономические возможности, осознали свою возрастающую роль в трансформации политической системы современного мира и выросли бы до уровня новых полюсов.

Процесс перехода однополярной системы к многополярной не был одномоментным, между этими двумя состояниями возник некий вакуум, который заполнили негосударственные акторы мировой политики. В результате это еще сильнее ослабило существующую систему международных отношений, поскольку роль и значение государств стали активно оспариваться транснациональными корпорациями, частными военными компаниями и международными фондами. Сегодня их роль в мировой политике и в сфере международных отношений серьезно возросла. Напомним, что в октябре 2019 года в Венесуэле оппозиция пыталась сместить действующего президента Николаса Мадуро при посредничестве частной военной компании Silvercorp.

В силу этих и множества других причин формирующаяся новая мировая система, основанная на многополярности, может погрузиться в состояние анархии. В этих условиях мировые полюса теряют свое значение и становятся ненужными, поскольку мир хаоса построен на совершенно иных принципах и моделях.

Сегодня же, рассматривая и изучая тот переходный период, в котором мы живем, можно констатировать: идея многополярного мира настолько популярна, что роль новых мировых полюсов с разной степенью успешности стремятся играть сразу несколько государств – Китай, Индия и Бразилия. России также приходится считаться с появлением на карте мира новых полюсов.

В целом все новые мировые центры, претендующие на собственный полюс в формирующемся многополярном мире, относятся к России дружелюбно. И с Индией, и с Бразилией Россию связывают доверительные отношения. С Китаем Россию связывает уже нечто большее – стратегическое партнерство. Кроме того, все указанные страны совместно с Россией входят в объединение БРИКС, совершенно небезосновательно претендующее на статус серьезной международной организации.

Большинство политтехнологов в США все с большей опаской смотрят в сторону БРИКС, а особенно Китая. Президент Трамп продолжает удивлять мир своими неожиданными заявлениями о вине Поднебесной в возникновении COVID-19, то в сокрытии масштабов распространения, а то и просто в имперских амбициях в Южно-Китайском море.

США планируют провести в сентябре 2020 года саммит G 7, куда уже были приглашены Россия, Индия, Южная Корея и Австралия. Что касается Пекина, то дали понять, что его там не ждут. Трамп, возможно, таким образом пытается внести некий раскол среди государств-членов БРИКС, но нет никакой уверенности, что его инициатива увенчается успехом. Заместитель министра иностранных дел России Рябков С.А. следующим образом прокомментировал инициативу американского президента: «Отношение заинтересованное. Мы, конечно, изучаем то, что было предложено президентом США. Но хочу отметить, прежде всего, превосходящие обстоятельства, которые весьма значимы, с нашей точки зрения. Первое – это неуклонное, на наш взгляд, угасание «семерки» как формата, который когда-то задавал тон решению многих значимых международных проблем в разных сферах от экономики до крупных вопросов урегулирования конфликтов. «Семерка» уже не та, какой она была раньше, это отражение объективных процессов становления многополярности».

Для России более приоритетным форматом является БРИКС. В октябре 2020 года запланирована очередная встреча лидеров БРИКС на высшем уровне под председательством России. За прошедшие годы с момента первой встречи «пятерки» в Екатеринбурге, объединение значительно преобразилось. Был пройден путь от «клуба по интересам» до многопрофильного стратегического партнерства по широкому кругу вопросов экономики, политики и культуры.

Как отметил Президент России В.В. Путин на саммите БРИКС в ноябре 2019 года в Бразилии, главная цель председательства России в объединении – содействие повышению стандартов и качества жизни народов стран «пятерки».

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати