ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Обострение межкорейских отношений: почему сейчас и чем закончится?

10:44 19.06.2020 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Обозревателей не перестает удивлять стремительное ухудшение межкорейских отношений, начавшееся 9 июня, когда власти КНДР прекратили контакты с Южной Кореей из-за листовок, направленных против Пхеньяна, которые распространяют северокорейские перебежчики. Сеул заявил о готовности принять меры, но другая сторона предпочла этого не услышать.

Пхеньян заблокировал все линии связи с Сеулом (за исключением линий спецвязи между спецслужбами сторон). Затем КНДР взорвала здание межкорейского офиса связи в Кэсоне, открытый в 2018 г. для содействия сотрудничеству КНДР и Южной Кореи. А это уже прецедент, который заставляет задуматься: зачем все это делается именно сейчас, и к чему в итоге может привести?

На протяжении последних десятилетий Пхеньян неоднократно прибегал к этому приему: «хлопал дверью» и прерывал контакты, а затем возобновлял их. Было время, когда участники межкорейских переговоров во время кофе-брейка кидались друг в друга печеньками в знак взаимного негодования. Но чтобы здания взрывать?!

Показательно, что об этих мерах сообщает младшая сестра лидера КНДР Ким Чен Ына - Ким Ё Чжон, называя Южную Корею «врагом». Зам. зав. Отдела агитации и пропаганды ЦК ТПК, миловидная 30-летняя барышня с хорошими манерами была призвана олицетворять северокорейский режим с «человеческим лицом», - а сейчас поставлена играть роль «плохого полицейского».

Итак, зачем все это понадобилось сейчас? 2020 год начался с радикальных перемен вокруг американо-северокорейских переговоров по денуклеаризации, которые окончательно зашли в тупик. Северокорейская сторона неоднократно изъявляла недовольство тем, что США не отменили санкции против КНДР и военные учения с Южной Кореей, при том, что Северная Корея прекратила ядерные испытания, заморозила запуски межконтинентальных баллистических ракет и ликвидировала ядерные полигоны. Тогда Пхеньян решил поднять переговорные ставки, заявив об отказе от переговоров о снятии части санкций ООН в обмен на все главные ядерные объекты КНДР.

Видимо, нечто подобное КНДР решила проделать и в сфере межкорейских отношений, которые также находятся «на паузе», во многом из-за пандемии коронавируса. Вопреки ожиданиям Пхеньяна, эти отношения никак не могут перейти в фазу конкретного сотрудничества, и прежде всего, из-за позиции Вашингтона, который всячески этому препятствует.

Когда шахматная партия заходит в тупик, возникает, как в классическом произведении Ильфа и Петрова, соблазн просто перевернуть шахматную доку, а то и настучать ей по голове партнера. Возможно, такой логикой руководствуется северокорейская сторона и сейчас, ее поведение вполне рационально, потому что такая тактика не раз приносила определенные результаты. Но при этом возникает вопрос - зачем торпедировать межкорейские отношения сейчас - при президенте Мун Чжэ Ине, который известен своей приверженностью к диалогу Севера и Юга и много сделал для этого (и, видимо, готовился сделать еще больше, готовя себе место в истории перед уходом с поста в 2022 г.)?

Не секрет, что у этого диалога есть известные границы, диктуемые американо-южнокорейскими союзническими отношениями, Север они всегда не устраивали, и за нынешним обострением может стоять попытка «взорвать» существующую конструкцию (или, по крайней мере, расшатать ее). А вот эта попытка вряд ли рациональна, поскольку мало осуществима.

К чему нынешняя эскалация, носящая со стороны Севера демонстративный характер («держите меня семеро, а то я за себя не отвечаю!»), может привести? Настораживает намерение Пхеньяна вернуть войска в районы, демилитаризованные с 1953 г., когда Северная и Южная Кореи подписали соглашение о перемирии. После этого стороны прошли через целый ряд периодов обострения отношений, но они не касались пограничной зоны на 38-й параллели. Сеул и Пхеньян не пытались пересмотреть ее демилитаризованный статус. Нарушение этого «табу» - крайне опасная ситуация, что может привести к непреднамеренным военным инцидентам на линии соприкосновения сторон, при том, что зона на 38 параллели занимает первое место в мире по концентрации вооруженных сил и вооружений.

Наконец, что сейчас делать внешним игрокам? Генсек ООН призвал США и РК предпринять совместные усилия по нормализации межкорейских отношений. После этого американский Госдепартамент выпустил соответствующее заявление, встреченное отповедью с северокорейской стороны. Накануне администрация Трампа продлила на год санкции против КНДР, и круг замкнулся.

Надежду на то, что мир удастся сохранить, выразили МИД Китая и координатор группы Госдумы РФ по взаимодействию с КНДР Казбек Тайсаев.[1] Но этого мало. Российские и китайские дипломаты действуют в духе консолидированной позиции КНР и РФ по ситуации вокруг Корейского полуострова, зафиксированной в Совместном заявлении министров иностранных дел двух стран от 4 июля 2017 г. Действие в обмен на действие, поэтапный отмен санкций в зависимости от прогресса на переговорах, - вот принцип, который предлагают Россия и Китай. Но этот принцип исходит из того, что северокорейская сторона желает такого прогресса, а не наоборот. Поэтому внешнеполитическим ведомствам наших стран, возможно, придется провести некоторую модернизацию такого подхода, с тем, чтобы сделать его более практичным и эффективным.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] «КНДР обрывает связи с Югом. Власти республики уничтожили офис по взаимодействию с Сеулом», https://www.kommersant.ru/doc/4379530

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати