ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Столетие российско-турецких отношений

10:47 04.06.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

Третьего июня исполнилось сто лет со дня установления дипломатических отношений между современной Россией и республиканской Турцией. РСФСР стала первой страной, признавшей правительство Великого Национального Собрания Турции (ВНСТ, меджлис), возглавившее национально-освободительную борьбу турецкого народа против британских, французских и итальянских интервентов.

Лидер турецких националистов Мустафа Кемаль (Ататюрк), будучи реалистом, отдавал себе отчет в том, что победа недостижима без регулярной национальной армии, которую надо было финансировать и вооружать. И первым внешнеполитическим актом (26 апреля 1920 г.) турецкого правительства стало подписанное Кемалем письмо к руководству Советской России с предложением установить дипломатические отношения и с просьбой оказать военную и финансовую помощь. В письме будущий первый президент будущей Турецкой Республики предлагал также разработать общую военную стратегию на Кавказе – меры по преодолению созданного англичанами, а также местными националистами «санитарного кордона» для того чтобы отрезать русскую революцию от турецкой. Кемаль писал тогда: «Турция обязуется бороться совместно с Советской Россией против империалистических правительств для освобождения всех угнетенных, изъявляет готовность участвовать в борьбе против империалистов на Кавказе и надеется на содействие Советской России для борьбы против напавших на Турцию империалистических врагов».[i]

Курьеры добрались до Москвы только первого июня, что неудивительно, принимая во внимание хаос, царивший тогда в Анатолии и южных областях России. Ответ последовал незамедлительно: Москва и Анкара тогда были естественными союзниками в противостоянии Антанте. Кроме того, общий тон послания Мустафы Кемаля свидетельствовал об определенном интересе турецкого лидера к социалистическим идеям. В результате социалистической кемалистская Турция не стала, но кое-что из большевистского опыта государственного строительства позаимствовала.

Уже через день по указанию Ленина Георгий Чичерин направил ответную телеграмму с предложением «немедленно установить дипломатические и консульские представительства». «Советское правительство с живейшим интересом следит за героической борьбой, которую ведет турецкий народ за свою независимость и суверенитет, и в эти дни, тяжелые для Турции, оно счастливо заложить прочный фундамент дружбы, которая должна объединить турецкий и русский народы», - писал нарком по иностранным делам РСФСР.[ii]

Телеграмма Чичерина стала фактическим и первым в истории признанием ВНСТ в качестве легитимной власти новой Турции. Вскоре началась работа по установлению дипломатических отношений, и через пять месяцев - 7 ноября 1920 года – в Анкаре открылось первое на тот момент иностранное диппредставительство - советское.

Тем временем ситуация на фронтах складывалась совсем не в пользу кемалистов. Поэтому 11 мая, еще не получив ответа из Кремля, анкарское правительство командировало делегацию во главе с комиссаром иностранных дел Бекиром Сами в Москву для подготовки межправительственного соглашения. Переговоры анкарских эмиссаров, добравшихся до Москвы только 19 июля, с Георгием Чичериным, а затем и с Лениным к концу августа увенчались согласованием проекта «Договора о дружбе и братстве», подписанного 16 марта следующего года. Помимо работы над проектом документа турецкая делегация вела переговоры об оказании столь необходимой кемалистам военной и финансовой помощи.

И незадолго перед решающим сражением с греческими войсками на р. Сакарья (1921 г.) турецкая армия получила первую партию оружия, несмотря на то что в самой России еще продолжалась гражданская война. Всего же к концу 1923 года по турецким данным Советская Россия предоставила кемалистам более 37 тысяч винтовок, более 300 пулеметов, более 44 тысяч ящиков патронов, более 60 артиллерийских орудий и более 140 тысяч снарядов к ним. Помимо этого, в Турцию была отправлена военная техника, в том числе два миноносца. И, наконец, советская сторона безвозмездно передала кемалистам около восьми тонн золота. Немалую помощь генштабистам Мустафы Кемаля оказал чрезвычайный и полномочный посол Украинской ССР Михаил Фрунзе.

Интерсно, что свою роль в победе кемалистов сыграли не только большевики, но и… барон Врангель: командование оккупационного корпуса Антанты в Константинополе предлагало ему за некоторые «блага» направить эвакуированные из Крыма и фактически интернированные в Турции русские части (40-45 тысяч штыков и сабель) против армии ВНСТ. Барон ответил отказом.

Хорошо известно, что Ататюрк высоко ценил поддержку, оказанную Советской Россией в самый тяжелый период становления нового государства. Неспроста, по его прямому указанию, в многофигурную монументальную скульптурную композицию на стамбульской площади Таксим, включены изображения Климента Ворошилова, в начале 20-х годов командовавшего Северо-Кавказским военным округом, и Семена Аралова, полпреда РСФСР в Анкаре. Ведь именно через них в Турцию шла советская военная и финансовая помощь.

К сожалению, сегодня в Турции можно услышать, что советская помощь была не безвозмездной: дескать, только Советская Россия согласилась продать вооружение армии Мустафы Кемаля, и в качестве кредита (!) предоставила золото. В этой связи сошлемся на заявление министра финансов кемалистского правительства Хасан-бея на заседании меджлиса 8 октября 1921 года: «В распоряжение правительства поступило некоторое количество русского золота. Эти средства дружественное нам российское правительство предоставило безвозмездно в качестве экономической помощи».[iii]

Конфронтация с Антантой стала решающим фактором политического и экономического сближения Москвы и Анкары, и сегодня, по прошествии ста лет, неприятие обеими странами попыток коллективного Запада диктовать свою волю всем и вся определило беспрецедентное развитие российско-турецких отношений, которые по формулировке МИД РФ «переживают подъем, по целому ряду направлений уверенно выходят на уровень стратегического партнерства, являются важным фактором укрепления региональной стабильности и безопасности».[iv]

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати