ГЛАВНАЯ > Обзоры

Обзор зарубежных СМИ

18:37 26.05.2020 •

Искусство – иной вид космоса.

Автор: Brian Greene

Если мы когда-нибудь установим контакт с внеземными цивилизациями, они поймут наши математические вычисления, особенно те формулы, что мы вывели для объяснения повторяющихся действий в окружающей нас реальности. Наш вид выжил потому, что мы можем чувствовать и реагировать на ритмы этого мира. Каждый следующий день будет отличаться от сегодняшнего, но, несмотря на мириады преходящих явлений, мы опираемся на неизменные качества.

И все же, существует вероятность того, что представители внеземных цивилизаций придут в замешательство, когда дело коснется наших творческих устремлений. Зачем какому бы то ни было виду тратить время и энергию на создание предметов искусства, которые, казалось бы, не имеют никакой ценности в контексте проблем, связанных с выживанием? Так почему же в столь тяжелых условиях нас тянет заниматься тем, что едва ли связано с проблемами добычи пищи, защиты партнера или создания убежища?

Сам Чарльз Дарвин изучал этот вопрос и задумывался над тем, что, возможно, конечные цели такого поведения не такие уж расплывчатые.  Он предположил, что импульс, побуждающий нас создавать предметы искусства, берет свое начало в таком явлении, как брачный зов. Прочие исследователи высказали предположение, что создание и потребление предметов искусства могут служить своеобразной тренировочной площадкой для нашего интеллекта, на которой, в условиях безопасного окружения, на передний план выходят такие умения, как изобретательность и нестандартный подход к решению задач.

Математика и наука ищут объективную истину. Подход физиков базируется на изучении элементарных частиц и математических законах, управляющих ими. Химики проливают свет на явления, ссылаясь на объединения этих частиц в атомы и молекулы. Биологи изучают более высокие уровни организации, объединяющие атомы и молекулы в невероятно сложные структуры, которые мы можем наблюдать в клетках и различных формах жизни. Психологи, нейробиологи и философы вносят свою лепту, изучая работу мозга и те вопросы, которые возникают в человеческом сознании касательно самих людей и их жизненного опыта. Ни в одном из случаев нет полной картины происходящего. Лишь объединяя откровения каждой из перечисленных областей, мы можем получить цельное понимание.

Искусство является основополагающим компонентом этого проекта. Это путь к еще большему количеству истин, который направляет субъективный опыт и отражает наш особенный, свойственный человечеству, отклик на окружающую нас действительность. Это имеет жизненно важное значение. Есть истины, существующие вне артикуляции математических или человеческих рассуждений. Истины, которые мы можем ощущать, чувствовать и которые будут искажены при любой попытки перевести их с языка внутреннего самовыражения. Искусство — это то, что позволяет нам познать такие истины. Не существует единого понятия об искусстве, как и определения, однозначно трактующего это понятие. Наша реакция на произведения искусства исключительно индивидуальна. Однако именно эта гибкость, зависимость от личностного восприятия, субъективность критериев и делает искусство необходимым для познания занимаемого нами места в космосе.

В то время, как математические и научные формулы необходимы, поскольку они рассказывают нам о свойствах той реальности, которая существует вокруг нас, пути искусства имеют значение потому, что они обращаются к той реальности, что существует внутри нас.

Источник: New York Times, May 20, 2020.

 

Худшее еще впереди.

Автор: Farhad Manjoo

Сколько я себя помню, всегда считал себя оптимистом. Подобно ростку, устремляющемуся к солнцу, я по природе своей всегда искал светлую сторону во всем.

В последние годы это стало намного труднее. Технологичный сектор, который я освещал долгое время, утратил свой революционный настрой и превратился в жадного до власти монополиста. Экономика в целом оказалась в аналогичной ситуации, выбрасывая всех, кроме самых состоятельных слоев населения, за бортом. И это в то время, когда вся планета скатывается в крайне сложные для выживания условия.

Коронавирус и катастрофическая реакция властей на происходящее нанесли катастрофический удар по таким оптимистам, как я.

Этот вирус подобен теплоулавливающей ракете, сконструированной с целью подорвать прогресс практически во всех общественных сферах, от политики и экономики до окружающей среды.     

Дело не только в почти 92,000 погибших американцев и десятках миллионов безработных. Не только в том, что наше федеральное правительство будто спало глубоким сном, а конгресс не может или, вероятно, не хочет выпускать экстренное постановление о принятии мер, соразмерных с масштабами нынешнего кризиса; и все это при том, что у власти находится некомпетентный президент, неспособный выдавить из себя большего сочувствия, чем «это очень плохо», а международное сотрудничество в руинах, когда мы больше всего в этом нуждаемся.

Ко всему этому стоит добавить нечто куда более фундаментальное: ошеломляющий уровень отсутствия лидера, который бы идентифицировал самые худшие последствия кризиса и возглавил объединенный фронт в борьбе с ними. В самом деле, раздор и хаос могут перерасти в перманентное состояние.

В книге, опубликованной более десяти лет назад, я утверждал, что интернет может привести к миру, в котором каждый может выбирать себе факты по вкусу, в результате чего различные сегменты общества будут верить в разные версии реальности. Эпоха Трампа, а теперь и коронавирус, подтвердили правильность этого мрачного предсказания.

А все потому, что пандемия действительно породила различные политические реалии.

Подумайте о разгорающихся культурных войнах вокруг ношения масок или того, стоит ли применять непроверенные способы лечения. Посмотрите на протесты, связанные с вопросами безопасности и открытия заведений. А теперь попробуйте развить эти сценарии дальше.

Оказываемый вирусом эффект на экономику способствует лишь еще большему разделению и социальному неравенству. Google, Facebook, Amazon и прочие крупные корпорации не только выживут, они, кажется, становятся лишь сильнее.

Хуже всего то, что нанесенный этим кризисом ущерб не всегда может быть в полной мере отображен экономическими показателями. Особенно если, по мере развития ситуации, как это было после рецессии 2008 года, мы можем наблюдать восстановление, которое, в основном, на руку лишь богатым.

Экономические факторы подпитывают политические: порожденная вирусом рецессия может уничтожить новостную индустрию и драматическим образом сократить количество работающих по всей стране журналистов, которые представляют собой нашу последнюю линию обороны против дезинформации.

Мэт Столлер, исследователь антимонополий в американском проекте экономических свобод, согласился с тем, что этот кризис может послужить тем самым недостающим компонентом, чтобы исправить работу американских учреждений. Но он также отметил, что Соединенные Штаты не смогли обернуть себе на пользу последние катастрофы национального масштаба. Атака 11 сентября затянула нас в никому не нужное болото вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке. Рецессия 2008 года лишь обострила проблемы социального неравенства.

Давайте не будем упускать возможности, связанные с новым кризисом. Мы должны пристально всмотреться во все вероятности, которые могут привести к тому, что пандемия может подтолкнуть нашу маленькую планету к еще большему разрушению, а следом работать всем вместе как ненормальные над тем, чтобы предотвратить наступление настоящего ада.

Источник: The New York Times, May 20, 2020.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати