ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Персидский залив – вечная арена битв

10:42 02.05.2020 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

29 апреля Иран празднует Национальный день Персидского залива. В этот день в стране отмечается годовщина изгнания колониальных и иностранных сил из этого стратегического региона, на протяжении столетий не теряющего своего значения.

В ходе персидско–португальской войны 1602 года по приказу шаха Аббаса I Великого персидская армия изгнала португальцев из Бахрейна. В 1612 году португальская армия захватила город Гамрун на территории Персии. Почти два года спустя после морского сражения с португальцами город был взят шахом Аббасом I Великим и переименован в Бендер-Аббас, или «Порт Аббаса». В 1622 году шах Аббас полностью отвоевал у португальцев Ормуз.

Спустя 400 лет Персидский залив продолжает оставаться горячей точкой в мировой политике. И в XXI веке даже коронавирус COVID-19, поразивший весь мир, не может затушить тлеющие угли противоречий в этом регионе.

Апрель в зоне Персидского залива

Апрель 2020 г. в Персидском заливе выдался довольно жарким. Речь не о метеоданных, а о политической погоде. Временами напряженная военно-политическая атмосфера готова была разразиться грозой.

15 апреля одиннадцать малых быстроходных ракетных катеров КСИР Ирана приблизились к военным кораблям США в Персидском заливе, что было определено американцами как «опасные и провокационные действия».

Не прошло и пяти дней, как США дали своеобразный ответ Ирану. 20 апреля американские морские пехотинцы провели учения по высадке и захвату островов в Персидском заливе. Для маневров были выбраны (с разрешения Эль-Рияда) саудовские острова Каран и Курайн, похожие на иранские острова в Заливе, где дислоцируются военные посты и базы КСИР. После активной разведки была проведена десантная операция с использованием тяжелой десантной техники и боевых вертолетов, обеспечивающих имитацию авиационной поддержки высадки десанта с воздуха. Учения продемонстрировали готовность морских пехотинцев к подобным десантным операциям, а глава Центрального командования ВМС США вице-адмирал Джеймс Маллой выразил искреннюю благодарность руководству Саудовской Аравии за предоставление своей территории для проведения подобной тренировки морпехов. И это понятно: Эль-Рияд рассматривает Тегеран как противника, конкурента и идеологического оппонента.

Своими учениями американцы ещё раз показали свою готовность действовать в Персидском заливе не только боевыми кораблями и авиацией, но и традиционными методами с применением десанта и спецназа.

20 апреля командующий военно-морским силами (ВМС) КСИР контр-адмирал Али Реза Тангсири предупредил США о последствиях присутствия авианосцев и других боевых кораблей США в Персидском заливе, указав, что военно-морские силы КСИР располагают мощными противокорабельными ракетами, в том числе и для борьбы с подводными целями.

22 апреля президент Д.Трамп отдал распоряжение военно-морским силам страны уничтожать иранские боевые корабли, которые «преследуют американские корабли в море».

В тот же день КСИР запустил свой первый военный спутник, взбудоражив всех военно-политических оппонентов ИРИ как в мире, так и в Персидском заливе.

23 апреля командующий КСИР бригадный генерал Хосейн Салами в ответ на заявление Трампа практически слово в слово повторил угрозы американского президента: «Мы отдали приказ нашим ВМС, что, если какое-либо судно или боевое подразделение ВМС террористической армии США попытается угрожать безопасности наших гражданских судов или боевых кораблей, они будут атакованы».

23 апреля американский спецназ, расквартированный в соседнем Кувейте, провел свои собственные учения, заключавшиеся в отработке действий по поиску и освобождению экипажа сбитого над заливом самолета.

27 апреля Генеральный штаб вооруженных сил (ВС) ИРИ сделал заявление о ситуации в Персидском заливе. В своем заявлении иранские военные назвали присутствие США в Персидском заливе, Ормузском проливе и Оманском заливе угрозой региональной безопасности и отметили: «Создание фальшивых коалиций во главе с США, претендующими на защиту безопасность судоходства, не только не отвечает своей цели, но и является опасным шагом, который нарушает мир и безопасность в регионе».

В документе, в частности говорится: «ВС ИРИ считают присутствие США и их союзников незаконными, а также источником зла и отсутствия безопасности в регионе. ВС ИРИ Ирана также настоятельно призывают их соблюдать правила ИРИ, а также международные законы и воздерживаться от любых авантюр и опасного поведения в регионе».

28 апреля на заседании кабинета министров страны президент ИРИ Хасан Роухани, напомнив властям Америки о том, что «этот залив называется Персидским, а не Нью-Йоркским или Вашингтонским», заявил, что «США должны отказаться от своих заговоров против иранского народа, именем которого называется этот залив и который защищал его на протяжении всей своей истории».

Как неоднократно подчеркивалось иранской стороной, ИРИ всегда будет защищать свою территориальную целостность с готовностью, силой и мощью, и очевидно, что на любую авантюру и провокацию будут решительно реагировать иранские вооруженные силы.

Все вышеприведенные факты и заявления свидетельствуют, что напряжение в зоне Персидского залива достигло «красной линии».

Немного истории

Известно, что этот регион уже давно стал центром противоречий как «заливных» государств, так и внешних сил.

После «ухода» из региона Британии в 1971 г. доминировать там стал Иран, который после исламской революции 1979 г. вступил в конфронтацию с Саудовской Аравией, другими монархиями Залива, а также с саддамовским Ираком. Всё это привело к ирано-иракской войне (1980 – 1989), которая обострила все существующие в регионе противоречия. Обе стороны активно наносили удары по судам, прежде всего экспортирующим нефть из государств Персидского залива. В танкерную войну оказались втянуты не только Иран и Ирак, ее последствия испытало около 30 внерегиональных государств (включая США и СССР), суда и корабли которых пересекали опасные акватории. По статистике, за 1984–1987 гг. было повреждено почти 340 кораблей и судов (в основном – танкеров), убиты 116 гражданских и военных моряков. С 1987 г. США начали расширять свое присутствие в зоне Персидского залива.

С тех пор вопрос о том, кто будет контролировать Персидский залив, был основанием для массированного наращивания американского военного присутствия в регионе. Основу дилеммы региональной безопасности составляет противостояние двух точек зрения: Иран желает вывода американских войск, чтобы реализовать свое законное, как полагают в Тегеране, право на влияние в регионе, а арабские страны Залива хотят, чтобы США выступали в роли противовеса могуществу Ирана.

Показательно, что в момент обострения обстановки вокруг Ирана Тегеран неоднократно выступает с угрозами перекрытия Ормузского пролива.

Напомним, что Ормузский пролив - важнейшая артерия, связывавшая нефтедобывающие страны Персидского залива с мировым нефтяным рынком. Пролив — единственный выход для многих арабских стран (Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, ОАЭ, Оман) в Аравийское море и далее в Мировой океан. Ежегодно по этому водному пути проходит около 50 тыс. судов, из которых 17 тыс. - нефтяные танкеры. Таким образом переправляется около 17 млн. барр. нефти в сутки, приблизительно пятая часть общего объема танкерной нефти в мире, а также треть всех объемов перевозимого сжиженного природного газа. Сейчас, когда цена на нефть резко упала, и спрос на нее снизился, перекрытие пролива едва ли приведет к экономической катастрофе, но, безусловно, донельзя обострит военно-политическую ситуацию.

Расстановка сил в зоне Персидского залива

Иран для активных действий в Персидском заливе имеет достаточно сил и средств, способных нанести ущерб противнику. Основой боевой мощи ИРИ, нацеленной на регион Залива, являются ракетные войска. Ракетный арсенал ИРИ сосредоточен в Аэрокосмических силах (АКС) КСИР. Его базу составляют ракеты семейства «Шахаб»: оперативно-тактические ракеты (ОТР) «Шехаб-1» (дальность – 300 км), «Шехаб-2» (дальность 500 – 700 км), а также баллистические ракеты средней дальности (БРСД) «Шехаб»-3, которые способны доставить боевую часть массой от 600 до 900 кг на дальность до 2000 км. Новая серия – «Гадар», представляющая три ее модификации: одноступенчатая «Гадар-101» с дальностью полёта до 800 км; двухступенчатая «Гадар-110» - 2000-2500 км и «Гадар-110A» - до 3000 км, пока не «встали в строй».

Под угрозой ударов этими ракетами находятся все военные объекты США в регионе, а также гражданская и военная инфраструктура Израиля и арабских стран зоны Персидского залива. По заявлению командующего АКС КСИР Амир Али Хаджизаде, у Корпуса есть перечень из 400 американских объектов на Ближнем Востоке, которые могут быть атакованы в случае применения военной силы США против Ирана.

Ракетные комплексы, которых, по разным оценкам, насчитывается около 200 единиц, снабженные различными типами ракет, постоянно перемещаются по стране в закрытых замаскированных прицепах. Однако большая часть ракетного арсенала Ирана укрыта в шахтах, зачастую выдолбленных в скальной породе.

Хозяином Персидского залива считают себя ВМС Ирана. Они организационно и оперативно подразделяются на ВМС КСИР и ВМС Армии, имея при этом общее высшее командование.

ВМС Армии ИРИ вооружены тремя подводными лодками класса «Кило», несколькими малыми подводными лодками, четырьмя корветами и десятком патрульных катеров. Они призваны вести «классические» боевые сражения на море.

А вот ВМС ИРИ предназначены для ведения асимметричной войны. Зоной оперативной ответственности ВМС КСИР является Персидский залив и Ормузский пролив. Они оснащены маломерными судами и быстроходными катерами (до 1500 единиц) – так называемым «москитным флотом».

Доктрина применения ВМС КСИР отражает принципы ведения иррегулярных, ассиметричных военных действий, которые основываются на неожиданности, обмане противника, скорости действий и принятия решений, гибкости, адаптивности, децентрализации и использование мобильных маневренных подразделений на море. Это включает в себя приёмы «наскоков-отходов», внезапные атаки, быстрое накопление большого количества сил и средств на конкретном участке акватории для подавления обороны противника. Задействованные силы могут быть охарактеризованы как рой небольших малозаметных быстроходных ракетных и артиллерийских катеров, использующих размер и маневренность для сопровождения и противодействия кораблям противника.

Малые корабли и катера достигают рубежа атаки самостоятельно или небольшими группами. Здесь иранская военно-морская мысль эффективно применяет концепцию роя. Этот фактор делает «москитный флот» КСИР ИРИ, вооруженный ракетным, торпедным, противовоздушным, артиллерийским и стрелковым вооружением, особенно опасным для флота США. В случае конфликта авианосцы и крупные американские военные корабли станут приоритетной целью иранской атаки.

Важную роль в стратегии КСИР на море играют и крылатые противокорабельные ракеты (ПКР) береговых батарей Корпуса. Они имеют такие характеристики: новейшая крылатая ПКР «Кадер» - дальность действия – до 300 км.; ПКР «Раад» - дальность действия 135 – 200 км., масса боевой части - 512 кг; крылатая ПКР «Нур» - дальность действия до 170 км. масса боевой части - 165 кг; крылатая ПКР «Наср» - дальность действия 35 км.; крылатая ПКР «Коусар» - дальность действия 15 – 20 км. масса боевой части - 29 кг. кумулятивного взрывчатого вещества. Серьезные ракеты.

Негативным моментом в ВМС ИРИ является отсутствие ударной морской авиации. Впрочем, и ВВС Ирана также не представляют особой опасности для его противников.

Что же противостоит иранским ВС в зоне Персидского залива? Сразу отметим, что силы арабских монархий, как по отдельности, так и вместе, не могут претендовать на равнозначность с иранскими. Поэтому основной мощью способной противодействовать ИРИ в регионе Залива могут быть вооруженные силы США. И уж их там не мало…

Америка имеет официальные соглашения о сотрудничестве в области обороны с Кувейтом, Бахрейном, Катаром и ОАЭ, соглашение о доступе с Оманом и меморандумы о взаимопонимании с Саудовской Аравией. Все эти соглашения, по сути, направлены против Ирана.

Всего в Персидском заливе постоянно находится около 35 тыс. американских военнослужащих, в том числе в Кувейте – около 13,5 тыс., в Катаре – 8 тыс., в Саудовской Аравии - 9 тыс., в Бахрейне – 4 тыс.

На авиабазе Эль-Удейд в Катаре расположен командный пункт американских ВВС, а на авиабазе Ас-Салия – передовой командный пункт центрального командования ВС США. В Бахрейне дислоцируется штаб 5-го флота ВМС США и главные компоненты обеспечения его функционирования. Зона ответственности флота распространяется на Персидский залив, Аравийское и Красное моря.

В Омане США имеют право использовать военные базы Масира, Марказ-Тамарид, Сиб, Эль-Хасиб, пункты базирования ВМС в Маскате, Райсуте и Сиди Лехза. В Омане имеется командный пункт ВВС США.

Кроме того, в состав военно-морской группировки для действий в Персидском заливе могут включаться две авианосные ударные группы. На борту каждого авианосца находится свыше 5 тыс. человек, в том числе летный и летно-технический состав, а также 80 боевых самолетов. Общая численность личного состава в каждой группе – 12–15 тыс. человек. В свою очередь, группировка ВВС США может включать более 700 самолетов. К операции может быть подключено свыше 40 самолетов-носителей крылатых ракет, атомные подлодки и надводные корабли (всего около 600 крылатых ракет морского базирования). Защиту группировок от ударов с воздуха могут осуществлять до 40 зенитных ракетных комплексов, часть из которых в случае военных действии должны прикрывать Израиль, Ирак, Иорданию, Саудовскую Аравию и Кувейт.

В дополнение к этому для воздушно-космического воздействия на важнейшие военно-политические и экономические объекты Ирана могут быть использованы стратегические бомбардировщики ВВС США В-2А, дислоцированные на авиабазе Диего-Гарсия (архипелаг Чагос, Индийский океан). Кроме того ведь есть еще и израильские ВС, активно действующие в регионе.

В целом, безусловно, надо признать, что военные возможности США, сосредоточенные в этой районе, превосходят иранские. Тактика подчинения своим интересам оппонентов с помощью силы со стороны США выражена в этом регионе в гротескном варианте. 

Возможна ли ирано-американская война в Заливе?

Президент Ирана Хасан Роухани на днях заявил: «Исламская Республика очень внимательно следит и наблюдает за действиями американцев, но никогда не начнёт вооружённый конфликт и не станет инициатором напряжённости в Ближневосточном регионе».

По всей видимости, президент Трамп также не жаждет войны с Ираном.

Причин тому много. И Вашингтон, и Тегеран получили мощный удар со стороны коронавируса COVID-19, поразивший экономики двух стран. В США уже сейчас галопирует безработица и резкое падение доходов населения, угрожающие серьёзными внутренними потрясениями для страны в случае, если власти и крупный бизнес не смогут решить проблему в ближайшее время. Кроме того, у Дональда Трампа в ноябре президентские выборы. И любая война вдалеке от Америки с рисками потерь людей, материальных и финансовых ресурсов явно не вызовет понимания у большинства американцев - избирателей. А с Ираном у США легкой прогулки по полям сражений не предвидится и не будет.

Экономическое положение Ирана весьма непростое: пандемия наложилась на худшую за последние десятилетия ситуацию в экономике и социальной сфере, которую спровоцировали санкции США. Более того, в верхах идет политическая борьба. Правительство во главе с президентом находится под сильным давлением радикальной оппозиции. КСИР завоевывает всё больше политических позиций. Причем, парламент практически не функционирует из-за COVID-19. К тому же большинство старого состава меджлиса в глубоком кризисе от поражения на февральских выборах, а новый состав еще не приступал к работе. Всё это отнюдь не способствует ведению даже ограниченных войн. Правда, как отмечают наблюдатели, нельзя исключить и самостоятельные действия КСИР в Персидском заливе без информирования и участия президента. Ведь, как стало известно, когда КСИР запускал спутник, президент страны заранее об этом даже не знал.

Хотя всё же стоит рассчитывать на определенный прагматизм верховного лидера, верховного главнокомандующего аятоллы Хаменеи.

К сожалению, мира в Персидском заливе ожидать в ближайшее время не приходится. Судя по всему, США будут продолжать военное и экономическое давление на Иран, а тот осуществлять ответные действия, что чревато катастрофой для Персидского залива, да и для всего мира, учитывая стратегическую важность этого региона.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати