ГЛАВНАЯ > Актуальное интервью

Вихри протестов веют над Латиноамерикой…

10:40 26.04.2020 • Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»

В канун пандемии коронавируса COVID-19 практически весь 2019 год был отмечен в Латинской Америке резким ростом массовых протестных выступлений. В подавляющем большинстве акции носили антиэлитный характер и отражали нарастающее недовольство населения экономической и социальной политикой властей. Поскольку проблемы стран региона не имеют быстрых решений, подъем массовых выступлений может распространиться и на текущий 2020 год, который сильно усугубляют тяжелые социально-экономические последствия всемирной эпидемии коронавируса COVID-19.

О протестных цунами в Латинской Америке обозревателю журнала «Международная жизнь» рассказывает ведущий научный сотрудник Центра политических исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН, кандидат исторических наук Наиля Яковлева.

 

«Международная жизнь»: Наиля Магитовна, в чем, на ваш взгляд, главные причины волн протестных настроений, накрывших Латинскую Америку в последние месяцы минувшего года и начала нынешнего?

Наиля Яковлева: Причудливое совпадение внешних и внутренних факторов привело в конце 2019 года к взрыву уличного активизма в латиноамериканском регионе, особенно заметно проявившемуся в Южной Америке. Протестная волна, прокатившаяся одновременно по нескольким странам, отличалась особой интенсивностью, вовлеченностью большого сегмента населения и выдвижением новых требований к властям. Выступления носили временами жесткий характер с обеих сторон, были человеческие жертвы. Несмотря на то, что каждый страновой кейс отличался выраженной спецификой, причины протестного активизма имели общую региональную основу. В первую очередь, это непреодолимые барьеры между властными элитами и остальным населением, сужение каналов коммуникаций, растущий дисбаланс в образе и качестве жизни, нерешенность многих застарелых проблем, как в социальной, так и в политической сферах…

 

«Международная жизнь»:   Среди внешних факторов эксперты отмечают и неблагоприятный глобальный контекст, который характеризуется сочетанием пяти кризисов, ослабивших позиции Латинской Америки в мировой экономике. Может быть, причины нужно искать здесь?

Наиля Яковлева:  Конечно и здесь. Это самым негативным образом отразилось на финансово-экономических параметрах развивающихся стран, к которым относятся государства Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ). Решающую роль, как мне представляется, сыграли общее замедление глобального роста и резкое падение в 2014 – 2016 годах на международных рынках цен на сырье, в том числе на традиционные товары латиноамериканского экспорта. Динамика ВВП в Латинской Америке в 2015 – 2016 годах имела отрицательные значения (–0,2% и –1,0% соответственно). Тенденции торможения и свертывания экономической активности захватили регион с 2011 года, что отмечали специалисты ЭКЛАК (Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна). Нельзя недооценивать и фактор сокращения притока в регион внешних ресурсов (по сравнению с началом второго десятилетия XXI века), и грубые просчеты в экономической политике властей большинства стран региона. Как отмечал ведущий экономист Института Латинской Америки РАН Лев Клочковский, внутренние факторы оказались не в состоянии компенсировать падение мировой конъюнктуры, что обернулось не только хозяйственными потерями, но и отрицательными социальными процессами. Сократилась производственная сфера, снизились инвестиции, уменьшился агрегированный потребительский спрос, наметилось падение занятости, возросли безработица и бедность. Прямым следствием экономического кризиса и ухудшения социального положения населения стали рост преступности и расцвет наркоторговли. В первой десятке стран с наивысшим числом убийств на каждые сто тысяч жителей находились четыре латиноамериканских государства: Гватемала, Гондурас и Сальвадор в Центральной Америке и Венесуэла в Южной Америке. Наиболее высокий процент безработных был отмечен в Бразилии, самый низкий – в Гватемале и Мексике. Безработица особенно распространена среди молодежи в возрасте от 15 до 24 лет (около 20%; высок процент так называемых «ни-ни» – тех, кто не учится и не работает. Сохраняются гендерные разрывы в оплате труда (у мужчин зарплата выше на 20%, чем у женщин).

В первой половине 2019 года в «экстремально сложных условиях», (по определению ЭКЛАК), произошло новое торможение экономик большинства стран региона (за исключением Колумбии и Гватемалы). Год закрылся с минимальным ростом в 0,1% для всего региона, причем в Южной Америке наблюдалось абсолютное падение (–0,1%). Период с 2014 по 2020 год станет для Латинской Америки самым неблагоприятным за последние семь десятилетий.

 

«Международная жизнь»:  По мнению аналитиков Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна, регион вступил в очередную полосу нестабильности, и текущий 2020-й год не получит никаких «значимых позитивных импульсов» из-за ожидания нового снижения цен на экспортные товары. Кроме того, правительствам ряда стран не удается справиться с высокой инфляцией (Венесуэлы, Аргентины, Гаити) и ростом государственного долга (Аргентины, Бразилии, Чили, Колумбии и Мексики). Свою страшную лепту в эту ситуацию вносит всемирная эпидемия COVID-19. И все это – в условиях растущего социального недовольства и беспрецедентного давления общества на правящие круги с требованием сократить неравенство. Как вы оцениваете социальную ситуацию с точки зрения статистики?

Наиля Яковлева:  Данные ЭКЛАК, публикуемые в ежегодных аналитических обзорах Panorama social de América Latina, позволяют проследить меняющуюся динамику социальной ситуации в регионе – бедности и неравенства в распределении доходов. С 2002 по 2014 год доля бедных упала с 45,4 до 27,8%, а находящихся в состоянии экстремальной бедности – с 12,2 до 7,8%. Однако с 2015-го  число бедных стало расти, и к 2018-му бедные составляли 30,1% (185 млн чел.), причем 10,7% (66 млн) – в состоянии экстремальной бедности. С 2014 по 2019 год количество бедных увеличилось на 27 млн человек (из них на 10 млн – только в 2015-ом), нищих – на 26 млн человек, здесь максимальное увеличение пришлось на 2016 год.

Разумеется, уровни бедности и нищеты разнятся от страны к стране и со временем претерпевают заметные изменения, что объясняется как динамикой экономической ситуации, так и политикой национальных элит. Так, в 2014 году к странам, где в условиях бедности и нищеты проживало менее 15% населения, относился лишь Уругвай. В 2018 г. к нему присоединились Чили и Панама (здесь ситуация улучшилась). В категорию стран с числом бедных и нищих в диапазоне от 15 до 20% от общей численности населения в 2014 году входили Бразилия, Чили, Коста-Рика, Панама и Перу. От 20 до 25% – Аргентина, Эквадор и Парагвай. В 2018-м Парагвай «мигрировал» к Уругваю, Чили и Панаме, а в эту группу перешла Доминиканская Республика, находившаяся ранее, вместе с Боливией, в диапазоне бедности от 30 до 35%. Сальвадор, который в 2014 году числился в последней группе с более чем 35% населения в бедности, сумел в 2018-м выбраться из нее, и среди самых неблагополучных остались Мексика и Гондурас. Колумбии также удалось сократить бедность и перейти из последней группы (более 35%) в группу с показателями от 25 до 30%.

Суммируя, можно отметить, что в 2018 году в шести странах – Чили, Парагвае, Доминиканской Республике, Сальвадоре, Панаме и Колумбии – ситуация с бедностью улучшилась по сравнению с 2014 годом, а в Перу удалось сократить число нищих. В Аргентине, Эквадоре, Бразилии, Боливии, Мексике, Гондурасе социальные показатели не претерпели существенных изменений. Рост числа бедных и нищих заметно выросло в таких странах как Венесуэла, Гватемала, Никарагуа, Куба, Гаити, Ямайка. Общеизвестна социально-политическая ситуация в Венесуэле, которая с 2014 году не упоминается в докладах ЭКЛАК из-за отсутствия данных. Однако по подсчетам некоторых венесуэльских институтов, бедные и беднейшие слои в стране составляли в 2018 году более 51%, неправительственные организации приводят еще более высокие цифры. За счет этих и еще около десятка малых государств растут средние показатели по региону.

Наиболее уязвимыми социальными группами являются семьи с детьми. Городское население защищено больше, чем сельские жители, а мужчины – больше женщин. Кроме того, из обзора ЭКЛАК следует, что в число наименее защищенных слоев населения входят индейцы и иммигранты, в частности, выходцы из Африки.

Таким образом, ситуация с бедностью и нищетой не является повсеместно драматичной и в ряде стран остается стабильной или даже улучшается. Тем не менее, тот факт, что треть населения проживает в подобном состоянии, означает, что проблема требует безотлагательного решения. Нужны целенаправленные действия государства по ускорению экономического роста в контексте модели инклюзивного развития, предусматривающей подъем материального благосостояния большинства населения.

Латинская Америка на протяжении всей своей истории характеризовалась высоким уровнем неравенства в доходах. В ряде стран и сейчас наблюдается один из самых высоких уровней неравномерного распределения доходов в мире. В целом по региону на долю трех четвертей населения приходится лишь 10% национального богатства. По мнению аналитиков ЭКЛАК, социальное неравенство в странах региона является результатом сложной комбинации разных детерминант. Матрица социального неравенства в Латинской Америке в значительной степени обусловлена ее производственными системами, которые, в свою очередь, характеризуются большой структурной неоднородностью и сложившейся культурой привилегий. В период с 2014 по 2018 год так называемый коэффициент Джини (или индекс концентрации доходов), показывающий степень расслоения общества по годовому доходу (чем выше показатель индекса, тем больше разница в доходах между богатыми и бедными, ноль – полное равенство) снизился в Сальвадоре, Парагвае, Боливии, Перу, Панаме и Чили.

Страны с наиболее справедливым распределением доходов находятся в Южной Америке, это Уругвай и Аргентина. За ними следуют Перу, Боливия и Эквадор. Три очень разные страны имеют одинаковые показатели: Гватемала, Коста-Рика и Мексика. Самая сложная ситуация с распределением доходов сложилась в небольшом Гондурасе и огромной Бразилии.

Несмотря на сложности в глобальной экономике, во всем мире индикаторы уровня жизни улучшаются, а в ЛАКБ произошел обратный процесс. Снижение темпов экономического развития и показателей среднедушевого ВВП вызвало ухудшение положения среднего класса и беднейших слоев. Ситуация со среднедушевым ВВП в странах Южной Америки благополучнее, чем в целом по региону, и имеет повышательный тренд, но здесь наблюдаются заметные различия по странам: так, среднедушевой ВВП в Боливии в 2 – 3 раза ниже, чем в Аргентине, Уругвае, Чили.

Все это объясняет растущее недовольство населения политикой властей, которые не в состоянии справиться с многочисленными проблемами, но обеспечивают себе и своему окружению высокий уровень жизни. Столь несправедливое распределение национального богатства способствует мобилизации гражданского общества для протестных выступлений. Что касается эпидемии COVID-19, которая усугубляет и так сложную ситуацию в Латинской Америке, выскажу свое мнение чуть позже.

 

«Международная жизнь»:   Наиля Магитовна, как известно, не последнюю роль в создании конфликтогенного социального и политического климата в Латинской Америке играет коррупция. Что можно сказать об этом негативном факторе?

Наиля Яковлева:  Вы правы, коррупция весьма негативно влияет на развитие латиноамериканского региона.В ежегодном рейтинге международной организации Transparency International по индексу восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index, CPI) (максимальное количество баллов означает минимальный уровень восприятия коррупции и наоборот) средний показатель по странам ЛАКБ в 2019 году составил 37,6 балла (при общемировом 43 балла). В сравнении с 2015-м ухудшились показатели Никарагуа, Гватемалы, Боливия, Бразилии, Гондураса, Доминиканской Республики, Сальвадора, Панамы, Чили. Положительная динамика отмечена в Коста-Рике, Уругвае, Парагвае, на Ямайке и на Кубе. Аргентина и Эквадор стали лидерами в борьбе с коррупцией, улучшив в 2019 году показатели на 13 и 6 баллов соответственно, Колумбия и Перу сохранили прежние позиции. Наименее коррумпированными странами являются Уругвай, Чили и Коста-Рика с показателями выше 50 баллов. Особая ситуация у Мексики, чья позиция в рейтинге улучшилась всего на 1 пункт в сравнении с 2018 годом и не достигла показателей 2015-го. Но, благодаря предпринятым правительством Андреса Мануэля Лопеса Обрадора антикоррупционным мерам, ей удалось остановить падение в рейтинге, наблюдавшееся в последние годы…

В докладе Transparency International, опубликованном 23 января 2020 года, подчеркивается, что подавляющее число стран мира, входящих в рейтинг по CPI, не демонстрируют положительной динамики в борьбе с коррупцией. Что касается ситуации в Латинской Америке, то она существенно осложнена четырехлетней экономической стагнацией, а также крупнейшим коррупционным кейсом общерегионального масштаба, связанным с делом главы бразильской строительной компании Odebrecht Марселу Одебрехтом. Казус Odebrecht получил широкий международный резонанс, поскольку расследование, проведенное во многих странах, вскрыло факты беспрецедентной коррупции в высших эшелонах власти, имевшие внятные политические и юридические последствия. Из-за участия в коррупционных схемах президенты ряда стран лишились должностей (Гватемала, Бразилия, Перу). Скандалы затронули также глав других государств, их ближайшее окружение и родственников.

Масштабная коррупция властных элит повлияла на результаты проведенных в электоральном суперцикле 2017 – 2019 годов президентских выборов и послужила (наряду с падением уровня жизни и растущим неравенством в распределении доходов) одной из основных причин нарастания политической нестабильности и волны массовых протестов, прокатившихся в регионе в конце 2019 года.

 

«Международная жизнь»:  Теперь хотел бы спросить вас о последствиях мировой пандемии коронавируса для Латинской Америки. Какие потери, на ваш взгляд, эпидемия COVID-19 может нанести Латинской Америке? И как это может отразиться на росте социально-политической напряженности в регионе? 

Наиля Яковлева:  Мировая пандемия коронавируса как фактор резкого ухудшения социально-экономического положения Латинской Америки, безусловно, может привести к еще большему взлёту антиправительственных выступлений. Собственно, как и во многих других государствах планеты с низкой социальной поддержкой населения. Многие авторитетные международные организации прогнозирует резкий спад экономики в Латинской Америке и Карибском бассейне. На днях Всемирный банк, к примеру, распространил предупреждения правительствам стран ЛАКБ о «резком падении» экономики в регионе перед лицом серьезного кризиса в здравоохранении и производстве, вызванном коронавирусом COVID-19. В полугодовом отчете, подготовленном Мартином Рамой, главным экономистом Всемирного банка по Латинской Америке и Карибскому бассейну, подчеркивается, что в настоящее время экономика находится в ситуации «неопределенности», поскольку все зависит от того, скоро ли появится вакцина и не произойдет ли рецидив вспышки пандемии. Иначе говоря, как долго продлится наступление вируса. Согласно докладу, внутренний валовой продукт (ВВП) в регионе, по самым скромным подсчетам, ожидается на уровне -4,6%. Несмотря на этот интенсивный спад, предполагается, что к 2021 году возврат к росту может составить около 2,6%. В этой ситуации Всемирный банк просит власти стран ЛАКБ оказать «поддержку наиболее уязвимых слоям населения, защиту от финансового кризиса и сохранение рабочих мест». Несмотря на это, у латиноамериканского региона есть «преимущество: он опоздал на кризис, примерно, на два месяца». В настоящее время, по оценкам ЭКЛАК, сокращение внутреннего валового  продукта (ВВП) в регионе составило -1,8, что может привести к росту безработицы на 10 процентов, а вместе с тем из общего числа жителей 620 миллионов человек увеличится число бедных с 185 до 220 миллионов человек, а число людей, живущих в крайней нищете, может достигнуть 90 миллионов. Огромные потери из-за вируса несет мировой и, в частности, латиноамериканский турбизнес. Согласно данным Всемирной туристской организации (ЮНВТО), в Европе в обслуживании отрасли гостеприимства занято 27 миллионов человек, а во всём мире туристический сектор обслуживают примерно 300 миллионов работников. Даже при определенной государственной поддержке отрасли работы лишаются миллионы и миллионы граждан во многих странах, включая ЛАКБ. По прогнозам ЭКЛАК, эпидемия коронавируса COVID-19, несомненно, окажет разрушительное воздействие на всю мировую экономику, а страны Латинской Америки и Карибского бассейна не останутся в стороне, поскольку этот эффект скажется на многих отраслях экономики в регионе. Лично я считаю, что только международная кооперация и взаимопомощь могут смягчить взрыв народного недовольства своим отчаянным положением. И не только в странах Латинской Америки и Карибского бассейна. 

 

«Международная жизнь»:  Спасибо вам, Наиля Магитовна, за обстоятельную, интересную и полезную беседу.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати