ГЛАВНАЯ > Актуальное интервью

Латинская Америка нуждается в экономическом прорыве. Возможен ли он?

12:41 25.02.2020 • Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»

В последнее время многие наши и зарубежные специалисты отмечают серьёзные проблемы в экономиках стран Латинской Америки. Если в 2003 – 2012 годы в этом регионе наблюдались сравнительно высокие темпы роста, а сам этот период называли не иначе, как «золотым десятилетием», то последние восемь лет они демонстрируют признаки «сползания» в депрессивное состояние. Конечно, в выходе из экономического «торможения», застоя сегодня нуждается не только Латинская Америка.

На эту тему с обозревателем журнала «Международная жизнь» беседует доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований ИЛА РАН, профессор Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова Пётр ЯКОВЛЕВ.

 

«Международная жизнь»: Пётр Павлович, вы действительно тоже убеждены, что Латинская Америка не только нуждается в экономическом прорыве, но и должна и может его осуществить?

Пётр Яковлев: Если говорить в самых общих чертах, я и некоторые мои коллеги полагаем, что экономике стран Латинской Америки необходим специальный режим функционирования, при котором возможно ускорить ее развитие и обеспечить модернизацию производственных структур. Давайте назовём этот режим прорыва «форсажем». Ведь, как известно, целый ряд ведущих латиноамериканских стран располагает сырьевым, производственным и человеческим потенциалом для прорывного ускорения в рамках очередного этапа модернизации и перехода на более высокий технологический уклад. Тем более, что история Латинской Америки знает случаи форсированного экономического роста: Аргентина в конце XIX и начале XX века, Бразилия — в 1960—1970-х годах, Чили — в 1990-х годах и т.д. 

Думаю, что в условиях нынешней затянувшейся и крайне болезненной рецессии спрос на хозяйственное реформирование и обновление ощутимо возрастает как в политико-деловом истеблишменте, так и в латиноамериканском обществе в целом. Иными словами, современный вызов Латинской Америке это — необходимость проведения новой модернизации (по-видимому, догоняющего характера), способной создать благоприятные условия для устойчивого роста и в обозримом будущем вывести регион на более высокий социально-экономический и научно-технологический уровень. 

 

Международная жизнь»: Что же представляет собой этот региональный «тормозной путь»?

Пётр Яковлев: Да, воспоминания о «золотом десятилетии», об относительно благополучной эпохе быстро уходят в историю, вытесненные годами рецессии, вялого и неустойчивого экономического роста и ухудшения материального положения большинства населения латиноамериканских стран. Главные причины такого печального положения в Латинской Америке заключаются в следующем: с одной стороны, потерпели неудачу экономически необоснованные популистские проекты, определявшие матрицу общественного развития в Аргентине, Бразилии, Венесуэле, Никарагуа, Эквадоре и других странах региона в первые полтора десятилетия XXI в.; с другой — лидеры, стоящие (в основном) на рыночных позициях, не нашли убедительных ответов на вызовы времени. В результате правившие режимы всех без исключения политико-идеологических окрасок своей некомпетентностью и грубыми стратегическими просчетами загнали экономику региона в ступор и нанесли населению латиноамериканских республик тяжелые социальные травмы. К этим негативным явлениям следует добавить тектонические по своим последствиям внутриполитические потрясения, прежде всего, громкие коррупционные скандалы и преждевременное отстранение от власти действующих глав государств, а также усиление иностранного соперничества в Латинской Америке и обострение идейно-политических противоречий между самими латиноамериканскими странами, дестабилизирующие обстановку в регионе. 

Латиноамериканское общество ответило беспрецедентными по своему размаху массовыми протестными выступлениями, прокатившимися по самым разным странам и затронувшими даже внешне спокойную Чили, о чем следует сказать особо. Проблема, на мой взгляд, в том, что в последние годы Чили в основном исчерпала имевшиеся у нее ресурсы роста в русле неолиберальной модели участия в мировой экономике и фактически «застряла» на достигнутом социально-экономическом уровне. Как отмечают многие эксперты, наряду с внутренними факторами, дали о себе знать и негативные внешние эффекты, связанные с усилением протекционизма, торговыми и финансовыми войнами, в целом — с торможением процесса глобализации. А в 2019 году ощутимо сократился чилийский экспорт. Но не только это. По существу, проблема, с которой сегодня столкнулась Чили в экономической области, детерминирована общей неустойчивостью основных национальных и глобальных трендов, заметно усилившейся неопределенностью последствий принимаемых макроэкономических решений, угрожающих нарушить хрупкое благосостояние большинства чилийского населения, с трудом преодолевшего границу бедности. Это дало повод руководителю Совета Америк (Council of the Americas) Сьюзан Сигал назвать протестное движение в Чили «частью глобальных требований среднего класса». Как показывают статистические данные, в период 2013-2019 годов из семи крупнейших латиноамериканских экономик только перуанская росла (и то не все годы) темпами, превышавшими среднемировые. Крупнейшие южноамериканские страны - Аргентина и Бразилия - находились в глубокой рецессии, Колумбия, Мексика и Чили показывали весьма слабый рост, а Венесуэла вступила в полосу беспрецедентного кризиса. 

В случае с Чили, Аргентиной, Бразилией, Мексикой вполне можно говорить о так называемой ловушке среднего дохода. В этих странах наступил период перехода от экономического роста, основанного на экспоненциальной эксплуатации природных и человеческих ресурсов, к развитию, ориентированному на повышение производительности с помощью максимально широкой опоры на достижения науки и техники, повсеместного использования инноваций. В силу недостаточного научно-технологического потенциала латиноамериканские государства (в своем подавляющем большинстве) оказались не готовы к такому переходу, к новому историческому рывку. Во многом интуитивно, но удивительно точно, это уловило, в частности, чилийское общество, потребовав сменить модель социально-экономического роста.

 

Международная жизнь»: Что ж, Пётр Павлович, ещё одно «потерянное десятилетие» в Латинской Америке?

Пётр Яковлев: Пожалуй, что так. Негативныетренды длятся уже восьмой год, и в совокупности это дает повод ставить вопрос о возможности характеризовать современный период, хотя и с некоторыми оговорками, как «потерянное десятилетие 2.0». 

Судите сами. Торможение прироста ВВП в Латинской Америке дополнялось сохранением на сравнительно низком уровне многих других макроэкономических индикаторов, а в целом ряде случаев отмечалось их ухудшение. Например, выросла долговая нагрузка на экономику. В 2019 году сократился внешнеторговый оборот. Счет текущих операций стабильно сводился с крупным отрицательным сальдо. Стагнировали доходы государственного бюджета и сохранялся его дефицит; на низком уровне (меньше 20% ВВП) оставались инвестиции в основной капитал, а объем иностранных капиталовложений явно не соответствовал потребностям латиноамериканской экономики, что не позволяло «заделать имеющиеся в ней трещины». В большинстве стран наблюдалась высокая безработица, а Венесуэла и Аргентина попали под «паровой каток» разрушительной инфляции. 

Помимо торможения прироста ВВП и стагнации ключевых макроэкономических показателей в текущем столетии не произошло количественного, а главное — качественного прорыва и в сфере внешнеторговых связей. В этой области Латинской Америке с трудом удалось удержаться на позициях начала века. В 2001 - 2018 годах вывоз товаров из стран региона на международные рынки вырос в 3,2 раза, но это не позволило нарастить их долю в совокупном мировом экспорте, она осталась на прежнем весьма скромном уровне 5,6%. За редким исключением латиноамериканским государствам не удалось и радикальным образом изменить или облагородить товарную структуру экспортных поставок, кардинально увеличив долю высокотехнологичной продукции. Иначе говоря, несмотря на все усилия и успехи на отдельных направлениях и в некоторых странах, регион в целом в глобальном разделении труда остается, главным образом, поставщиком сырьевых, энергетических и продовольственных товаров, каким он и являлся на протяжении всей его истории. И ещё одной из причин неудовлетворительного экономического роста в большинстве государств Латинской Америки, среди прочего, - это неспособность властей обеспечить расширение хозяйственной деятельности, выходящей за рамки традиционных сырьевых отраслей. Секторы современных технологий на инновационной базе - это как раз та сфера, где делается новая индустриализация, остро необходимая странам региона. 

 

«Международная жизнь»: Выходит, как вы как-то обмолвились, руководителям Латинской Америки необходимо срочно обратить своё внимание на так называемую догоняющую модернизацию, на неиспользованные возможности развития?

Пётр Яковлев: Естественная и вполне понятная озабоченность социально-экономическим и геополитическим будущим Латинской Америки в последние годы нашла отражение в повышенной активности аналитических диалоговых площадок и интенсивной исследовательской деятельности ведущих международных «мозговых центров», занимающихся проблемами региона. В их числе - Экономическая комиссия ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК), Совет Америк, Андская корпорация развития (Corporación Andina de Fomento, CAF) и многие другие. Особый интерес, по-моему, представляет аналитический доклад ЭКЛАК «Экономические перспективы Латинской Америки - 2018. Переосмысливая роль институтов развития». Он был подготовлен совместно со специалистами CAF и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Авторы этого документа отмечают стремительный рост недоверия латиноамериканцев к государству и его институтам: 55% населения в 2010 году и 75% - в 2017-ом и подчеркивают трансцендентальную важность выстраивания нового типа партнерства по линии государство - граждане - бизнес. И речь опять же об экономическом прорыве. Вопрос в том, как этот форсаж осуществить. В силу исторически сложившихся в Латинской Америке объективных внутрихозяйственных условий и, скажем прямо, не самого выгодного места региона в глобальном разделении труда, модернизация латиноамериканской экономики в прошлом неизменно осуществлялась в догоняющем режиме и зачастую носила неравномерный, циклический, «рваный» характер. И в настоящее время реальные шансы на изменение парадигмы догоняющей модернизации не просматриваются. Впрочем, вполне вероятно, что в смене модернизационной модели нет крайней необходимости. Главное, чтобы очередной процесс модернизации был запущен, приобрел устойчивый долговременный характер и принес осязаемые результаты.

 

«Международная жизнь»: Возникает вопрос – а что этот процесс обновления означает на практике? В чем конкретно состоят особенности догоняющей модернизации сегодня, сейчас в условиях Латинской Америки?

Пётр Яковлев: Как показывает мировой опыт, проведение политики модернизации в догоняющем режиме предполагает не столько органические (естественные, рыночные) изменения в производстве и потреблении, сколько расширенное государственное вмешательство в экономику, которое призвано административными методами скорректировать курс экономического развития. Я называю это «созидательным дирижизмом». Но при этом государственный интервенционизм не должен означать «сжатия» частного сектора, его вытеснения на хозяйственную обочину и замену госпредприятиями. Здесь важно извлечь правильные уроки из прошлого латиноамериканских государств и выработать формулу, которую условно можно обозначить как «дирижизм light». 

Безусловно, исторические заслуги государственного участия в развитии экономики многих стран Латинской Америки в большинстве случаев не могут быть оспорены, но дьявол, как обычно, кроется в деталях. «Увлечение дирижизмом» нередко оказывалось чрезмерным и иррациональным, и в конечном счете заканчивалось экономическими провалами. В числе последних примеров такого рода — политика правительств Нестора Киршнера и Кристины Фернандес де Киршнер в Аргентине, которая потенциально является одной из богатейших стран не только Латинской Америки, но и всего мира и, тем не менее, уже много десятилетий не может преодолеть хозяйственную отсталость. Главной чертой стратегии семьи Киршнеров был государственный интервенционизм. Но если на первом этапе (2003—2008 гг.) «дирижизм» сыграл положительную роль и помог вывести аргентинскую экономику из кризиса, то впоследствии он обернулся своей противоположностью и в буквальном смысле «загнал» Аргентину в финансово-экономический тупик. 

Другое дело — опереться на государство как на рычаг, с помощью которого частный бизнес может нарастить производственные инвестиции и в режиме форсажа увеличить выпуск аграрной и промышленной продукции. Следует перестать себя обманывать и четко уяснить, что без значительного увеличения частных капиталовложений добиться ускоренного экономического роста невозможно. В условиях Латинской Америки речь должна идти о повышении инвестиций в основной капитал с нынешних 20% ВВП до, как минимум, 25-30%. Задача, на первый взгляд, невыполнимая, но это — далеко не самый высокий показатель развивающихся стран — лидеров мирового роста (в 2001—2012 гг. в Азии он составлял 36-39% ВВП). До настоящего времени латиноамериканские государства не использовали все возможности догоняющей модернизации, не выстроили эффективную систему институтов, позволяющую резко повысить уровень капиталовложений и «запустить» форсированный экономический рост. Теперь это просто необходимо. И медлить с этим «смерти подобно»… 

 

Международная жизнь»: Что стоит в центре стратегии экономического прорыва?

Пётр Яковлев: В самых крупных и развитых странах Латинской Америки фундаментальное значение для определение оптимальной долговременной стратегии экономического форсажа может иметь выдвижение на первый план так называемой структурной (промышленной) политики — política industrial. Речь, по существу, идет о взвешенном подходе к роли государства в экономике. Если неолиберальный курс, минимизировавший государственное участие в экономической деятельности, оборачивался оглушительными провалами рынка и тяжелыми социальными потерями, то политика популистов и «государственников», ставившая во главу угла превратно понимаемые государственные интересы, демотивировала частный бизнес и неоднократно вела экономику к краху. Сейчас важно найти «золотую середину»: не связывать предпринимателей по рукам и ногам, но ориентировать государство на улучшение бизнес-среды и такое изменение структуры хозяйственной деятельности, которое обеспечит модернизационный прорыв и увеличение объема общественных благ. Главными же проводниками в жизнь структурной (промышленной) политики, на мой взгляд, призваны стать латиноамериканские транснациональные корпорации, так называемые мультилатинас, которые сформировались и активно действуют в регионе и частично за его пределами. В их состав входят как крупнейшие государственные компании, занятые преимущественно в сырьевых и инфраструктурных отраслях, так и ведущие частные промышленные и сервисные предприятия, в том числе возникшие в технологичных секторах экономики. Зарубежная инвестиционная деятельность мультилатинас достигла апогея в 2011 г. (было вывезено свыше 60 млрд долл.), а затем ощутимо пошла на убыль, что можно расценивать как ослабление их глобальных конкурентных позиций в условиях замедления общерегионального экономического роста. При этом особенно резко сократились капиталовложения корпораций Чили, что четко коррелирует с упомянутыми выше проблемами чилийской экономики последних лет. 

 

Международная жизнь»: Так, вы не ответили на главный вопрос: каким образом Латинская Америка, хотя бы ее крупные и развитый страны, могли бы осуществить экономический прорыв в наше время?

Пётр Яковлев: Я уже начал отвечать. Продолжу. И прежде всего, хочу повторить: деятельность упомянутых мной мультилатинас чрезвычайно важна для Латинской Америки, поскольку они осуществляют технологическое обновление промышленности и благодаря сети региональных представительств способны обеспечить необходимое пространственное сближение экономик разных стран и стать центральной осью стратегии форсажа. Трудно переоценить и вклад транс-национальных компаний (ТНК) Латиноамерики в продвижении на мировые рынки своих товаров и услуг. В частности, мультилатинас играли и играют решающую роль в заметной географической диверсификации внешнеторговых связей региона. Учитывая громадный потенциал мультилатинас, можно предположить, что именно они инициируют новую волну догоняющей модернизации, в контексте которой может быть предпринят экономический форсаж. Но непременным условием реализации такого (скажем откровенно) оптимистичного сценария является разносторонняя помощь бизнесу со стороны государственных органов, переход к стратегии выращивания так называемых национальных чемпионов - крупнейших местных компаний (преимущественно частных), способных успешно конкурировать на глобальных рынках и — главное — эффективно продвигать и защищать на международных площадках национальные интересы латиноамериканских стран. 

Значительный резерв более активного участия Латинской Америки в мировой экономике и торговле лежит в сфере малого и среднего бизнеса — основного массива предприятий стран региона, до недавнего времени слабо представленных на международных рынках. Это положение стало меняться в последние десятилетия. Примером может служить Перу, взявшая курс на подключение малых и средних компаний к экспортной торговле. Благодаря различным мерам государственной поддержки указанные предприятия в период 2004 - 2018 годов увеличили зарубежные поставки своих товаров на 122%: с 1,9 до 4,2 млрд долл. Конечно, цифра пока сравнительно скромная, но важен сформировавшийся устойчивый тренд, указывающий направление дальнейшего роста. Думается, что перуанский опыт заслуживает внимания и может быть распространен в регионе. 

Таким образом, выход из состояния застоя и судьба радикального ускорения (или форсажа) экономики латиноамериканских стран во многом зависят от решительных и целенаправленных действий государства, от того, какую стратегию национального развития возьмет на вооружение верховная власть и насколько последовательно и неуклонно будет ее проводить…

…Итак, события последних лет указывают на то, что Латинская Америка в спешном и обязательном порядке должна выработать и принять на вооружение принципиально новые макроэкономические решения, мобилизовать все свои ресурсы, скорректировать международные задачи развития и выйти на старт экономического форсажа. Только таким путем можно устранить внутренние и внешние причины торможения и преодолеть синдром «потерянного десятилетия 2.0». При этом латиноамериканским странам предстоит форсировать социально-экономическое развитие в крайне сложных внешних условиях, когда, с одной стороны, возводятся протекционистские барьеры и разгораются торговые войны, а с другой - с впечатляющей скоростью разрабатываются, осваиваются и выходят на международные рынки технологии, на глазах меняющие производство и потребление. 

 

«Международная жизнь»: Пётр Павлович, насколько мне известно, вы считаете, что изучение экономики стран Латинской Америки помогает лучше понять процессы, которые происходят у нас в стране. Это действительно так?

Пётр Яковлев: Да, я так считаю. И готов еще раз повторить, что рассматриваю изучение актуальных проблем Латинской Америки, как один из способов лучше понять закономерности и перспективы развития России, адекватнее оценить причины серьезных экономических трудностей, переживаемых нашей страной. Уже давно занимаясь ибероамериканской проблематикой, я глубоко убедился, что между ведущими государствами Латинской Америки и нашей Россией значительно больше общего, чем это представляется многим из тех, кто принимает политические и экономические решения стратегического характера. И еще раз повторяю, что именно поэтому внимательное изучение опыта латиноамериканских стран, комплексный анализ их проблем и сложностей, практики модернизационных процессов в регионе имеет для России, для российских граждан не только теоретическое, но и важное практическое, прикладное значение. Попробуйте погрузиться в эту проблематику, и вы наверняка тоже придёте к такому выводу.

«Международная жизнь»: Спасибо, Пётр Павлович, за интересную и полезную беседу.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати