ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Тюркский совет и ЕАЭС в эпоху пандемии и после нее

10:47 15.04.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

10 апреля на внеочередном заседании Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ, или Тюркский совет), посвященном борьбе с пандемией, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев призвал к координации усилий в борьбе с распространением коронавируса.

Со своей стороны, его турецкий коллега выразил уверенность в том, что саммит (проходивший в режиме видеоконференции) укрепит солидарность стран – членов ССТГ в борьбе с Covid-19 и подчеркнул важность мер по смягчению последствий эпидемии. А для Турции, судя по всему, они будут тяжелыми. Бывший начальник разведки Генштаба турецких ВС Исмаил Хакки Пекин в своей статье в Independent даже прогнозирует возможность «ослабления геополитической иммунной системы» государства и развития внутреннего политического  кризиса «с участием сторонников Гюлена, Рабочей партии Курдистана, левых организаций и религиозных радикалов, который может развиваться одновременно с обострениями на турецких границах».[i] Но оставим этот прогноз для любителей политических спекуляций.

Уже сейчас Анкара развернула «кампанию национальной солидарности» по сбору средств на борьбу с коронавирусом и инициировала переговоры с США о защите линии обмена валют и обсуждение других направлений финансирования своей экономики. Попутно отметим, что Вашингтон расширил линии свопов, в рамках которых на доллары обмениваются валюты других стран, не включив при этом Турцию – своего союзника по НАТО - в число преференциальных партнеров Федеральной резервной системы. Турецкому руководству, наверное, проще было бы обратиться за кредитом к Международному валютному фонду, но Реджеп Тайип Эрдоган в свое время громко заявил о нежелании взаимодействовать с МВФ и теперь ему не просто пойти на попятную.

Кстати, эксперты не исключают, что в случае положительного ответа Вашингтона «платой» за согласие может вновь стать требование «заморозки» приобретенных у России ЗРК С-400: бесплатный сыр Дональд Трамп не кладет даже в мышеловки.

Примечательно, что одновременно с саммитом глав тюркоязычных государств те же проблемы и в том же формате обсудили главы правительств стран – членов Евразийского союза (ЕАЭС). «Проблемы у всех стран ЕАЭС очень схожие, поэтому важно в такой ситуации быть вместе и, конечно, информировать друг друга о принятых и планируемых мерах по сохранению макроэкономической стабильности и торговли товарами в рамках союза», — подчеркнул российский премьер Михаил Мишустин.[ii]

Участники конференции отметили необходимость объединения усилий в условиях пандемии и признаков надвигающейся глобальной рецессии. В экономическом плане, например, речь шла о налаживании режима свободной торговли и наращивании объема расчетов в национальных валютах. Было решено ввести временный коллективный запрет на вывоз с территории Союза товаров медицинского назначения и, наоборот, понизить таможенные пошлины на импорт.

Четырьмя днями позже президенты стран «пятерки» по видеосвязи также обсудили совместные меры реагирования на сегодняшние вызовы и предложения по восстановлению экономик в посткризисный период. «В рамках борьбы с пандемией COVID-19 мы нацелены продолжать оказывать необходимое содействие друг другу, укреплять системы здравоохранения, проводить совместные научные исследования в области разработки средств профилактики, диагностики и лечения инфекций, совершенствовать алгоритмы взаимодействия при реагировании на эпидемии», – говорится в итоговом заявлении ысшего евразийского экономического совета.[iii]

Но вернемся к ССТГ. Сама идея активизировать взаимодействие в рамках т.н. «Тюркского мира» возникла сразу после образования новых, постсоветских государств. С 1992 года проводились саммиты глав тюркоязычных стран, на которых обсуждались вопросы сотрудничества и интеграции. И, наконец, 3 октября 2009 года на саммите в Нахичеване было объявлено о создании Тюркского совета, в который сегодня входят Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Турция и Узбекистан. Начиная с 2014 года в его саммитах принимают участие представители Туркменистана, статус наблюдателя в прошлом году получила Венгрия.

Главной целью альянса было заявлено «развитие всестороннего сотрудничества» между его участниками. Кроме того, функционеры Совета периодически артикулируют заинтересованность в установлении тесных контактов с тюркоязычными регионами России. ССТГ имеет разветвленную структуру: Секретариат, Совет президентов, Совет министров иностранных дел, Совет старейшин и др. Аффилированными организациями являются Парламентская ассамблея тюркоязычных стран, Тюркский деловой совет, Международная организация тюркской культуры, Тюркская академия и Фонд тюркской культуры и наследия.

На практике Тюркский совет сосредоточился на социальных и культурных проектах (образование, наука, культурный обмен), в частности, на подготовке единых для всех стран-участниц учебных пособий по гуманитарным дисциплинам. Что касается политического сотрудничества тюркских государств, то на данный момент оно ограничивается совместными заявлениями по отдельным проблемам международных отношений.

ЕАЭС концентрирует свои усилия, прежде всего, на расширении экономического сотрудничества. Так, из подготовленного Евразийской экономической комиссией «Доклада о состоянии взаимной торговли между государствами-членами Евразийского экономического союза в 2018 году», (аналогичный документ за 2019 год еще не опубликован) следует, что по сравнению с январем-сентябрем 2017 года стоимостной объем товарооборота внутри союза вырос почти на 12%., прирост объема взаимной торговли ЕАЭС в сопоставимых ценах составил 7.2%. Помимо этого, составители доклада отмечают рост товарной диверсификации рынка ЕАЭС.[iv]

Особый акцент на активизацию экономических связей сделан и в уставных документах Тюркского совета. Однако первое десятилетие его функционирования в этом плане особого оптимизма не внушает. По данным Международного валютного фонда, например, Азербайджан и Казахстан активнее торговали с Турцией до создания альянса, вырос товарооборот лишь с Киргизией, и то незначительно. Общий объем торговли между странами-членами совета в долларовом выражении находится примерно на уровне показателей 2009 года.[v]

Интеграционные процессы разных уровней — как глобального, так и регионального (регионального – прежде всего) сегодня стали имманентной составляющей современных международных отношений. ЕАЭС и ССТГ – тому подтверждение. Причем, две постсоветские страны - Киргизия и Казахстан - входят в оба объединения. А кроме того – в военно-политическую Организацию Договора о коллективной безопасности. К тому же, и Бишкек, и Нурсултан делегировали своих военнослужащих в Коллективные силы быстрого развертывания Центральноазиатского региона. С другой стороны, в 2013 году было объявлено о создании объединенных вооруженных сил Тюркского Совета (полное название: Организация евразийских внутренних сил, имеющих военный статус) в составе воинских соединений Турции, Азербайджана, все той же Киргизии и… Монголии. Отказ Казахстана присоединиться к новому проекту уже тогда продемонстрировал сложности в процессе расширения интеграции в сфере безопасности в рамках ССТГ. С тех пор о «евразийских силах» ничего не слышно, хотя формально они существуют. В этой связи реализация одной из программных целей Тюркского совета — продвижение сотрудничестви в военно-технической сфере — видится проблематичной.

Внешние вызовы сплачивают жизнеспособные государства и нередко активизируют интеграционные процессы в рамках межгосударственных союзов – именно это мы наблюдаем сегодня на примере ЕАЭС и ССТГ. А возможно ли, если не сближение, то координация действий того или иного свойства между этими альянсами в дальнейшем, в «поствирусный» период? Ведь пандемия помогла осознать необходимость и даже неизбежность взаимодействия на международном уровне. Примеров тому масса, и та же Турция сейчас в чем-то даже идет навстречу Армении (содействие в эвакуации армянских граждан) и Израилю (поставки товаров медицинского назначения)!

Пример Киргизии и Казахстана свидетельствует об отсутствии анатагонизма между двумя объединениями - в рамках ССТГ мирно уживаются участники ОДКБ и НАТО, в рамках ЕАЭС – ОДКБ и «евразийских сил», беспрецедентно высоким уровнем отношений дорожат в России и Турции – странах-локомативах двух альянсов (будем называть вещи своими именами). Серьезным препятствием на этом пути, конечно, остается тлеющий армяно-азербайджанский конфликт, но нельзя исключить, что шаги со стороны Тюркского совета и Евразийского союза навстречу друг другу как раз могут способствовать его урегулированию.

Но дело далеко не только в участниках этого гипотетического процесса. Прошли времена, когда госсекретарь США Джон Керри в официальном выступлении рассказывал о «Кырзахстане», а специалист по Центральной Азии из Университета национальной обороны Роджер Кангас сетовал на то, что в Госдепе, Пентагоне «и ряде других ведомств» на Центральную Азию «не обращают никакого внимания».[vi]

Теперь в Вашингтоне и внимание обратили, и научились различать Казахстан и Киргизию. Во время февральского турне по странам СНГ (в том числе - в Казахстан и Узбекистан) Майк Помпео говорил о заинтересованности Вашингтона в развитии сотрудничества между центральноазиатскими странами и в укреплении их связей с Афганистаном и Пакистаном (в пику России, что понятно, и, очевидно, Турции). А в недавнем интервью «Независимой газете» один из высших функционеров Североатлантического альянса Джеймс Аппатурай признал, что «НАТО определяет Центрально-Азиатский регион как зону стратегической важности».[vii]

Некоторый пантюркистский «налет», присущий ССТГ, американцев не смущает: где США и где Центральная Азия? Впрочем, сам пантюркизм, питаемый исторической памятью, за сто с лишним лет так и не смог оформиться в идеологию, оставшись романтической мечтой о единении тюрков всего мира и предметом научного интереса. На практике же он реального воплощения не имеет, трансформировавшись в еще одно региональное объединение.  Разве что для некоторых политиков эта идея остается предметом особых рассуждений с целью набора политических очков и решения сиюминутных задач.

А пока нам нужно пережить напасть, не забывая помогать друг другу, и, по словам Сергея Лаврова, надеяться на то, что уроки пандемии пойдут на пользу всем.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати