ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Гиперзвуковое оружие и проблемы международной безопасности

10:13 13.04.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: amic.ru.

Российский совет по международным делам (РСМД) провел «виртуальный завтрак», посвященный основным направлениям развития гиперзвукового оружия и его влиянию на характер современных военно-политических отношений. С основным докладом на эту тему выступил научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, внештатный научный сотрудник Института исследования проблем мира и безопасности при Гамбургском университете (IFSH), сооснователь проекта «Ватфор», эксперт РСМД Дмитрий Стефанович.

По словам Д.Стефановича, в современном экспертном сообществе широко распространен взгляд на гиперзвуковое оружие как на принципиально новый, революционный вид вооружения. На самом деле это не так: его появление стало закономерным следствием эволюции современных видов оружия. Однако на тактическом уровне эффект от гиперзвукового оружия может стать более значительным, чем на стратегическом. Оборона от него значительно сложнее, чем от остальных видов вооружений. Такая ситуация не в последнюю очередь связана со сложностью определения для средств ПВО цели и типа боевой части ракеты. Кроме того, внедрение гиперзвуковых средств способствует размыванию границ между стратегическими и достратегическими видами вооружений.

Что такое гиперзвуковое оружие? Для того чтобы это понять, необходимо определиться с терминологией. Как отметил Д.Стефанович, гиперзвуковыми обычно называются скорости, в несколько раз превышающие скорость звука. Соответственно оружием с одноименным названием называют разработки, скорость которых на большей части территории траектории полета превышает 5 чисел Маха. Для сравнения: скорость звука составляет примерно 1 число Маха, то есть примерно 1200 км/ч. При грубом округлении получается, что все ракеты, летящие быстрее 5-6 тыс. км/ч, движутся с гиперзвуковой скоростью. Комбинация двух качеств – скорости и манёвренности – в сочетании с довольно высокой точностью и невозможностью определить тип нагрузки (несет ли оружие ядерную или обычную боеголовку), а также неопределенность цели (в случае высокой дальности) не может не приводить к проблемам для международной и национальной безопасности. Неправильное восприятие цели противника может привести к ошибкам политического и военного характера, итогом которых может стать новая волна эскалации с плохо предсказуемыми последствиями.

В то же время эксперт отметил, что головная часть стандартной межконтинентальной баллистической ракеты на конечном участке ее траектории летит намного быстрее (со скоростью примерно в 20 тыс. км), чем гиперзвуковые планирующие крылатые блоки – «глайдеры» (ПКБ). Одновременно маневренность по вертикали и горизонтали, а также скорость такого вида вооружений ведет к определенным техническим сложностям с наведением на цель. Точность такого оружия под сомнением, а быстрота даже небольшие ошибки может сделать фатальными.

В своем докладе Дмитрий Стефанович перечислил основные виды гиперзвукового оружия:

- планирующие крылатые блоки (ПКБ), для которых характерны маневрирующие головные части «на стероидах», способные совершить планирующий полет в атмосфере. Основные проблемы их функционирования связаны с плазмообразованием вокруг боевого блока, элементами управления, использованием дорогих материалов;

- гиперзвуковые крылатые ракеты (ГЗКР), представляющие собой наиболее сложные конструкции, способные к динамическому планирующему полету. Основные их проблемы связаны с использованием гиперзвукового прямоточного воздушно-реактивного двигателя (ГПВРД), специфическим топливом, позволяющим увеличить их дальность действия и дорогие материалы. Этот вид вооружений хорошо известен с 50-60-х гг. ХХ века;

- гиперзвуковые аэробаллистические ракеты (ГАБР, в том числе с неотделяемой головной частью), способные к маневренному полету или планированию с аэродинамическим управлением. Для них свойственна относительно простая конструкция по сравнению с предшествующими разновидностями.

В настоящее время в России на боевом дежурстве находятся два вида гиперзвукового оружия – ПКБ в составе стратегического ракетного комплекса «Авангард» и ГАБР в составе авиационного ракетного комплекса «Кинжал». При этом Россия, по словам Д.Стефановича, является в настоящее время одним из лидеров в области разработки гиперзвукового оружия, располагая для этого необходимой инфраструктурой и многолетним опытом. Стремление Вашингтона к военному доминированию, выразившееся в выходе США из Договора об ограничении систем противоракетной обороны 1972 года и фактическом крахе Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), заставляет Москву уделять вопросам оборонно-промышленного комплекса повышенное внимание.

Со своей стороны, Соединенные Штаты пока отстают от Российской Федерации в этой области, но тратят значительные средства на преодоление возникшего разрыва. Осуществляемые ими испытания проводятся в рамках концепции «Быстрого глобального удара», согласно которой предполагается атака объекта противника обычным вооружением в любой точке земного шара в течение часа после поступившего приказа. Важными элементами этого подхода остаются элементы ПВО и ПРО, развертываемые по инициативе США в ряде стран Европы. По данным, озвученным Д.Стефановичем, в настоящее время в Соединенных Штатах проводится в жизнь 11 программ разработки гиперзвукового оружия, при этом четыре из них засекречены.

Разработки гиперзвукового оружия проводятся и в Китае. Основная мотивация – сокращение отставания от своего основного оппонента в Азиатско-Тихоокеанском регионе – США и необходимость обеспечения собственной безопасности. Помимо высокого промышленного уровня и наличия необходимой инфраструктуры, на пользу КНР идет и способность к детальному анализу опыта иностранных государств и способность к принятию нестандартных решений, еще не опробованных другими странами.

Помимо КНР, в Азиатско-Тихоокеанском регионе разработками гиперзвукового оружия всерьез заняты и другие страны. В частности, в Австралии, начиная с 2012 года, силами Министерства обороны этого государства и Военно-воздушных сил США осуществляется программа разработки гиперзвукового оружия HiFire.

Перспективными разработками в этой же сфере озаботилась и Япония. Согласно обновленному варианту так называемой «Белой книги» (сборника материалов военного ведомства, который определяет стратегию национальной безопасности и пути преодоления вызовов и угроз), «Страна восходящего солнца» начала работы в этой области в 2020 году. Программа получила наименование Hyper Velocity Gliding Projectile (HVGP). Согласно последним данным, она предусматривает реализацию ракетных технологий, аналогичных российской системе «Авангард» и позволяющих боеприпасу маневрировать на скорости от 3 км/с. Основной задачей нового гиперзвукового комплекса должна стать защита отдаленных островных территорий страны.

В свою очередь, для Индии, которая в 2019 году также заявила о начале разработок в области гиперзвукового оружия, подобная деятельность направлена на поддержку статуса в Индо-Тихоокеанском регионе и базируется на длительном и плодотворном опыте, полученном в результате сотрудничества с советским, а затем и российским военно-промышленным комплексом.

Дмитрий Стефанович подчеркнул, что создание гиперзвукового оружия стоит крайне дорого, поэтому возможно предположить, что оно будет использоваться лишь в особых случаях и для поражения целей «повышенной ценности». Конечно, в настоящее время почти невозможно перехватить и вполне стандартные межконтинентальные баллистические ракеты и ракеты средней дальности, обладающие совершенными средствами преодоления противоракетной обороны. Однако необходимо учесть, что появление гиперзвуковых планирующих крылатых блоков (ПКБ), крылатых и аэробаллистических ракет сделают противоракетную оборону более сложной задачей.

Какими могут стать последствия развертывания гиперзвукового оружия? По словам эксперта, основная угроза, связанная с этим, заключается в возможности непонимания целей применяющей его стороны. Появление новых международных режимов контроля над вооружениями, а также введение моратория на применение новых ракет эксперт назвал маловероятным. Согласно мнению Д. Стефановича, международное сообщество будет апеллировать к прежним нормам права или частично адаптирует их в соответствии с новыми обстоятельствами.

«В новых условиях снижению международной напряженности может способствовать открытость инициаторов и разработчиков относительно целей, миссий и полезной нагрузки новых видов вооружений. Информационная доступность (в разумных пределах) будет способствовать повышению осведомленности заинтересованных лиц в этой сфере и развенчанию мифов вокруг гиперзвука», - отметил эксперт.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати