ГЛАВНАЯ > Культурная дипломатия

Я чувствую, как русские улыбаются – через их сердца

12:01 27.03.2020 • Аида Соболева,

Профессор Сюзанна Амент преподает историю России на историческом факультете Рэдфордского университета (штат Вирджиния, США). О чем бы она ни рассказывала своим студентам, она старается включить в лекцию музыкальный фрагмент, чтобы создать «звуковой фон эпохи». Иногда берет гитару и поет сама – старинные русские романсы, походные песни казаков, бардовские хиты и песни времен Великой Отечественной войны.

У Сюзанны великолепный серебряный голос, который я впервые услышала еще в далеком 1991 году. Тогда она, аспирантка Университета Индианы (г. Блюмингтон), приехала в Москву для работы над своей диссертацией и участвовала в телепередаче «Песня далекая и близкая», посвященной песням военных лет. Я помню, как проникновенно она пела «Землянку» и «Темную ночь». В студии с ней беседовал актер Герман Тимофеевич Орлов, а я была редактором этого выпуска, так как в то время работала в музыкальном отделе Главной редакции народного творчества Центрального Телевидения.

Познакомившись Сюзанной Амент, слушая ее прекрасную русскую речь, я не сразу поняла, что она меня не видит. Врожденный порок зрительного нерва с раннего детства лишил ее зрения. Но Бог наделил ее абсолютным слухом, чуткостью, невероятным жизнелюбием и волей. Будучи незрячей, она в юности занималась фехтованием и до сих пор увлекается верховой ездой. Побывала во многих странах. В совершенстве выучила русский язык, окончила университет, защитила две диссертации!

В год 75-летия окончания Второй Мировой войны преподаватели Рэдфордского университета организовали к этому юбилею курс лекций в городской публичной библиотеке. Лекция профессора Амент была единственной, которая непосредственно касалась советской тематики и называлась «Роль песни в советском обществе во время Второй Мировой войны». Послушав ее, я записала с Сюзанной Амент интервью, которое предлагаю читателям нашего журнала.

– В этом году мир отмечает 75 лет победы над фашизмом во Второй мировой войне. Как вы оцениваете роль Советского Союза в этой победе?

– Роль Советского Союза была решающей для победы во Второй Мировой войне над нацистским вторжением и, следовательно, над фашизмом в целом. Среди всех участников Второй Мировой войны именно Советский Союз потерял наибольшее количество жизней в битвах и вторжениях, война изменила советскую жизнь на десятилетия демографическим дисбалансом, возникшим из-за того, что очень многие молодые люди отдали свои жизни. Кроме того, был создан альянс, хотя и временный, между США и СССР, который всегда ведет к выходу за пределы негативных настроений поздней холодной войны. Вторая Мировая война была действительно мировой войной и затронула всех, но совершенно очевидно, что в СССР она коснулась каждого, так или иначе.

– Вы являетесь автором книги Sing to Victory, которая стала результатом ваших многолетних исследований советской песни и ее влияния на общество. Почему вы, как историк, заинтересовались конкретным феноменом песни?

– Я всегда любила петь и любила песни. Когда я впервые приехала в СССР в 1978 году в возрасте 17 лет в учебный тур от своего колледжа, мы путешествовали 7 недель по всему Советскому Союзу: Центральной России, Сибири, Узбекистану, Грузии и Украине. Мы даже плавали в озере Байкал! Во время нашего путешествия у нас были встречи с большим количеством людей в разных республиках. И я заметила, что музыка играет большую и разнообразную роль в их жизни: некоторые использовали ее как протест против чего-либо, другие, чтобы показать свою культуру, третьи проявляли через музыку свой патриотизм. Но для большинства песни были средством связи с семьей и друзьями, а также отдыха и развлечения. (Эта последняя категория мне показалась гораздо более укоренившейся, чем в США, так как мы больше слушаем, чем поем). Мне надо было написать статью о своих впечатлениях, и я в ней подчеркнула отношение советских людей к песне, когда писала о своей поездке. Это был мой первый опыт теоретического подхода к песне, музыке и культуре. В процессе обучения я защитила кандидатскую диссертацию о природе русской революционной песни и ее создании. Затем, работая над своей докторской, я начала исследовать песни Второй Мировой войны. По материалам своей диссертации на эту тему я завершила книгу, которая расширила это исследование и лучше организовала мои мысли и выводы.

– У вас есть любимая русская песня? В каких жизненных ситуациях вы поете?

– О, это тяжело! У меня таких несколько. Из песен, написанных во время войны, мне нравятся «Землянка» и «Темная ночь» – они такие лирические и вызывают такие сильные образы своими текстами, подчеркивают гуманность и любовь, признавая трудности и страдания войны. Я также люблю «Катюшу», потому что это одна из немногих песен, которую американцы слышали во время холодной войны, и мы учили ее на уроках русского языка. Кроме того, ее так весело играть, когда другие подпевают, хлопают или даже начинают танцевать под твое пение, как это делала группа зрителей под Самаркандом в 1978 году: русские, американцы и узбеки пели, был прекрасный майский солнечный день, и «Катюша» связывала все это вместе! Другая моя любимая песня – «Удивительный вальс» А. Дольского. Я проходила семестровое обучение в Ленинграде в 1981 году, и поэтому мне так нравится эта песня, которую мы слушали в нашем классе фонетики. Мне также очень нравится бардовский дуэт «Иващенко и Васильев», и я написала статью о них. Я пою все эти песни для русской и американской аудитории, а иногда и на моих занятиях со студентами – я учу их всем аспектам русской истории.

Сюзанна Амент и ее собака Спарки в 1991 г.

– Как возник ваш интерес к русскому языку и культуре?

– Это очень интересная история. По многим причинам я окончила среднюю школу на год раньше и планировала пойти в то, что мы называем «Общественный колледж», за год до начала университета. Еще в школе я выбрала для себя испанский язык и планировала продолжить изучать его. Хотела отправиться в Перу, чтобы посетить друзей нашей семьи. Однако эта летняя поездка не состоялась, и моя мама сказала мне: «Нельзя просто сидеть дома и дуться». Она предложила мне изучать испанский в интенсивной летней языковой школе при университете. Я попыталась устроиться, но группы испанского были уже полностью укомплектованы. А вот в группе русского языка еще были свободные места. В средней школе я немного изучала Россию, поэтому подумала: «А почему бы и нет?» И таким образом начала там учиться: четыре часа занятий в день и 8 часов домашней работы. Мне было всего 17 лет, и я никогда раньше не жила в общежитии. И мне это понравилось! Наша преподавательница, профессор, была русской (она вышла замуж за американца и покинула СССР), ей нравилось, что мы изучаем язык с таким удовольствием. Я выучила песню, другая девушка написала стихи, третий, парень, освоил спортивные термины для монолога. Конечно, мы учили и грамматику, и лексику.

После того, как я окончила этот летний интенсивный курс (год за 9 недель), я поступила в университет, чтобы продолжить изучать русский. И в первый же год я смогла отправиться в учебную поездку в СССР. Мы провели 49 дней в 10 разных городах. Это было прекрасно! Однажды, когда ​​я шла по улице в Суздале и услышала крики птиц (кажется, это были вороны), меня вдруг охватила волна чувств. Мне показалось, что я вернулась домой! У меня нет русских корней, моя семья не знала русских, но я каким-то образом связана с Россией. Я всегда это чувствовала. Когда я вдруг слышу, что кто-то говорит по-русски, я воодушевляюсь, когда я еду в Россию, я волнуюсь, мне всегда грустно оттуда уезжать, я всегда благодарна за то, что я оказываюсь там.

Почему это происходит? Я думаю, что это как-то связано со словами пророка Бахауллы, основателя веры Бахаи, который сказал: «Бог предопределил России такую роль,
с которой ничто не может сравниться». Хотя в то время я еще не была последователем веры Бахаи, но это обещание было так таинственно и мистично, что мне хотелось все больше и больше узнавать о России, ее людях и ее музыке.

– Сколько раз вы были в России, и какое путешествие оставило самые яркие впечатления?

– Я была в СССР и России 8 раз: в 1978, 1981, 1990-91, 1992, 1994, 1998, 2000 и 2008 годах. Каждая поездка была разной. Самая длинная была в Москве, где мною проводились исследования для моей диссертации. Я также познакомилась с общиной бахаи в Москве и, как оказалось, это был последний год существования СССР. Во всех поездках было что-то особенное. Сильное впечатление на меня произвела наш первый гид Светлана. Мой рюкзак с записной книжкой был украден, поэтому я потеряла ее адрес, и, к сожалению, так и не смогла написать ей снова. Она научила меня некоторым песням.

Дважды я надеялась выйти в России замуж. И хотя этого так и не произошло, часть моего сердца все еще там. За эти годы я познакомилась со многими в общине бахаи и провела много часов в беседах, слушании, пении и изучении всевозможного русского опыта.

– Что общего между «русской душой» и «американской душой»? В чем самая большая разница между русскими и американцами?

– Это непростой ответ. Одна вещь, которая, мне кажется, является для нас общей – своего рода дух сдержанности. Но он порожден разными причинами, что делает его уникальным для каждого из народов. У русских этот дух от пережитых трудностей: климата, погоды, голода, жестокости, такой как опричнина, например, внешнего контроля (царя или государства). Американцы получили этот дух как молодая нация, которая пришла на огромный континент и решила сделать это место лучше, чем то, откуда они пришли. Это не всегда срабатывало, но дух первопроходца ­(«мы можем это осуществить») заставляет их двигаться вперед.

Возможно, разница в том, что русские могут обойтись без потребностей, в то время как американцы не могут обойтись без них и пытаются их удовлетворить. И это приводит к другому различию.

Америка была очень сосредоточена на материальном: «чем больше, тем лучше», «две машины лучше, чем одна», «иметь вещи очень важно». Русские, хотя, конечно, они тоже не против комфорта, с готовностью поделятся с теми, кого они любят и кому доверяют (одна семья одолжила мне тысячу рублей, чтобы я могла уехать из Москвы домой, когда моя мама умерла в 1991 году). Конечно, это был заем, но они не задумывались об этом. Оба щедры по-своему: россияне любят делиться своими откровенными мыслями и временем с теми, кого они считают искренним и заслуживающим доверия. Американцы делятся, отдавая деньги по случаю, предлагая свои услуги во время бедствий и другими способами.

По какой-то причине моя душа больше резонирует с русским способом. Но я заметила, что русские стали больше походить на американцев после распада СССР. И мне было немного грустно, когда, вернувшись в Москву в 2000-е годы, я слышала, что у людей нет времени встречаться, стало больше застрявших в пробках, мчащихся туда-сюда, чтобы успеть что-то сделать. Россия действительно слилась с Западом, что, возможно, не так позитивно.

Конечно, когда экономика и другие вопросы попадают в небезопасную для людей зону, у них нет времени на мелочи, но теряя эти мелочи, они теряют гораздо больше.

Другое различие, о котором я всегда слышала: американцы все время улыбаются, а русские – нет. Поскольку я слепая, я не могу судить об этом…но что я могу сказать точно: я чувствую, как русские улыбаются – через их сердца.

– В наши дни от темы коронавируса не уйти. Это несчастье разрушило привычную жизнь во многих странах. Как вы думаете, почему Бог послал нам это испытание?

– По моему опыту работы с писаниями бахаи, испытания приносят нам пользу. Таким путем мы должны пройти через трудности и стать более духовными – это обращено к нашей истинной природе духовных, а не материальных существ. Что можно сказать по этому поводу? Вирус не знает границ: любой может заболеть, в какой бы стране он ни находился. Это еще раз подтверждает истину о том, что мы – одна человеческая семья, сталкивающаяся с одними и теми же испытаниями.

Чтобы пройти это испытание, что мы должны делать? На мой взгляд, это оставаться единым сообществом, не разрушать единство, заботясь только о себе! И, похоже, что некоторые ученые мира прислушиваются к этому. Знания, ресурсы, информацию, помощь нельзя использовать только для себя. Это важно, чтобы люди не стали просто сущностями на какой-то технологической платформе. Конечно, мы все должны быть осторожны, чтобы замедлить распространение инфекции, но когда люди сходят с ума, всё скупают, паникуют или думают, что могут воспользоваться преимуществами взвинчивания цен и инсайдерской торговли, тогда они разрушают единство.

Если бы мы действительно поняли природу этой жизни как подготовку к последующей, то мы бы перестали бояться смерти. Это не значит, что мы должны благодушно успокоиться – нельзя игнорировать чье-либо одиночество, его реальные потребности, лишь бы самому не заболеть. В конце концов, 80% всех, кто подхватывает вирус, выздоравливают. Если мы действительно будем вести себя как одна человеческая семья, я думаю, что мы преодолеем это испытание c триумфальным успехом.

 

Песни в исполнении Сюзанны Амент:

  1. «В землянке». Музыка Константина Листова, слова Алексея Суркова (1:52)

  2. «Удивительный вальс». Музыка и слова Александра Дольского (2:20)

  3. «Снова слышу голос твой». Музыка Федора Соколова, ст. Афанасия Фета (2:27)

  4. «Издалека» (на англ.яз.). Музыка и слова Джулии Голд (4:11)

  5. «Мы ­– одно целое» (на англ.яз). Музыка и слова Дана Силса (3:59)

  6. Молитва Единства (на англ. яз.). Музыка Барбары Коэлс на текст Бахауллы (2:18)

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати