ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Украина и коронавирус: возможные последствия для власти

11:16 26.03.2020 • Денис Батурин, политолог

Перед всем миром на фоне пандемии коронавируса остро встал вопрос о качестве и эффективности политических элит. По сути, вопрос  прохождения эпидемического кризиса – это вопрос будущего правящих элит и персоналий. Для Украины это вопрос политического будущего Владимира Зеленского.

По данным украинского Минздрава на 25 марта, в стране подтверждено  113 случаев заражения, четверо умерли, один пациент выздоровел. С 12 марта на Украине введен общенациональный карантин. Власти полностью закрыли пассажирское авиационное, железнодорожное и автобусное сообщение с другими странами, а также между городами внутри страны. До конца карантина приостановлена работа метро в Киеве, Харькове и Днепре.

По всей стране запрещены массовые мероприятия с участием более десяти человек, закрыты торговые центры, рестораны и спортзалы. Работают только аптеки, продуктовые магазины, банки и АЗС. Реакция жителей на уже введенные ограничения неоднозначная: по интернету гуляет ролик, где видно исполнение распоряжения Киевской городской администрации о том, что в городском транспорте (автобусе, троллейбусе) должно находиться не более 20 человек. В этом ролике показано, как полиция с применением физической силы доводит в автобусе число пассажиров до 20 человек после того, как некоторые из пассажиров отказались выйти из автобуса. Такие конфликты были не единичны. А с 23 марта с  власти Киева для сдерживания распространения коронавируса запретили проезд без специального документа. Пользоваться городским транспортом разрешат только медработникам, сотрудникам спасательных и коммунальных служб, стратегических предприятий и правоохранителям, и лишь при наличии спецпропусков, которые будут выдавать через работодателей. Транспортная ситуация стала самым заметным и конфликтным аспектом борьбы с коронавирусом в стране. С 18 марта на Украине действует запрет на работу ресторанов, торговых центров, кафе и кинотеатров. Гражданам не разрешается собираться в группы больше 50 человек.

О состоянии государства говорит, в том числе, и степень участия в жизни страны бизнеса. А именно, когда некоторые проблемы государство решить не в силах - по причинам неповоротливости бюрократического аппарата или по причине скудного бюджета и невозможности оперативно и в нужном объеме изыскать ресурсы и средства в случае тех или иных чрезвычайных ситуаций. 16 марта Владимир Зеленский встречался с олигархами и представителями крупного бизнеса. На встрече шла речь о коронавирусе, о помощи олигархов в борьбе с ним - закупке и поставке тестов на вирус, необходимого медицинского оборудования, защитных и дезинфицирующих средств. Всего Зеленский попросил у олигархов помощь в объеме 12 млрд. гривен. По информации СМИ на встречу в офис президента приехали Александр Ярославский (владелец холдинга DCH), основатель холдинга "Кернел Групп" Андрей Веревский, владелец холдинга SCM Ринат Ахметов,  а также Игорь Коломойский. Сам Зеленский рассказал о содержании встречи следующее: «Я говорил с ними очень откровенно. Я сказал, что эта страна вас кормила долгое время. Пришло время вам помочь стране. Мы делаем отдельный фонд. Нам понадобится где-то 12-13 млрд. гривен. Нам нужна их помощь».[i] На 19 марта только  Ринат Ахметов согласился направить 300 миллионов гривен на борьбу с COVID-19, объявив о закупке 300 тысяч экспресс-тестов на коронавирус и о  приобретении как минимум 200 аппаратов ИВЛ.[ii]

25 марта Кабмин Украины ввел до 24 апреля по всей стране режим чрезвычайно ситуации, до этой же  даты продлен и карантин. Режим ЧС обозначает максимальную готовность страны к опасности и координацию всех задействованных в этом подразделений - медицины, спасателей, полиции, органов власти и других организаций  ведомств. Чрезвычайную ситуацию часто путают с режимом чрезвычайного положения (ЧП). Режим ЧС не предполагает ограничение прав и свобод граждан, запрета выходить из дома, ограничения интернета и мобильной связи, экспроприации транспорта и т. д, то есть всего того, что предполагает режим ЧП, который связан с чрезвычайными полномочиями силовых структур и органов власти, контролем СМИ, правом государства управлять не только государственными, но и частными компаниями, ограничивать права и свободы граждан. Возможное введение  чрезвычайного положения стало наиболее политизированным предметом общественного обсуждения в стране,  украинские медиа и эксперты выражают опасение, что это может стать инструментом для решения различных политических, коррупционных и бизнес-вопросов.  Главным в дискуссии остаются политические последствия борьбы с пандемией. Что интересно, эти последствия обсуждаются не в контексте будущего страны после пандемии, а с точки зрения выгоды или поражения тех или иных политических фигур и групп.

Незадолго до введения режима ЧС  премьер-министр Украины Денис Шмыгаль сделал заявление о том, что поручил разработать законопроект, который позволил бы президенту вводить чрезвычайное положение в стране без согласования Верховной Рады, или вообще дать право органам государственной власти "делегировать" друг другу свои полномочия, что прямо противоречит Конституции. Инициативу Шмыгаля поддержал и министр внутренних дел Украины Арсен Аваков.  Однако  данное предложение противоречит украинской конституции, согласно которой право вводить ЧП принадлежит Верховной Раде Украины, а введение президентом ЧП без согласования с парламентом грозит ему статьей уголовного кодекса об узурпации власти.

Украинские эксперты считают юридически безграмотным заявление Шмыгаля, не видят оснований для введения ЧП по всей стране ввиду существенных различий регионов.[iii] 

Политолог Вадим Карасев: «Считаю, что это верх цинизма или правового нигилизма. Это личная юридическая безграмотность премьер-министра и доказательство того, насколько он все-таки далек от политических и правовых реалий в Украине. (...) На данный момент нет таких оснований для того, чтобы вводить ЧП по всей Украине. Самая главная причина - … Украина не равномерна. Есть режим чрезвычайной ситуации на Буковине... Там больше всего заболевших, там, где больше возвращается заробитчан, это одно дело. (...) Но что происходит. Они останавливают метро, отменяют междугородное сообщение. И теперь медики из пригорода в Киеве должны добираться попутками на работу. А после 3 часов в дороге спасать больных... Нужно тщательно оценивать риски от каждого решения для каждого отдельно взятого региона. Если вводить его [ЧП - Д.Б.], то только в чрезвычайных ситуациях, если динамика по заболеваемости будет существенно нарастать и не будет другого выхода. Тут надо иметь работающую госмашину, рабочую систему гражданской обороны, эффективный государственный аппарат. Если этого всего нет  - такое решение будет приносить только вред». 

Эксперт Андрей Золотарев: «Аппетиты олигархического кооператива никуда не исчезли. Уже можно увидеть, как некоторые эксперты, близкие к Ахметову, обосновывают повышение цен на электроэнергию. Другие эксперты обмозговывают очередной "Роттердам +".  И в этих условиях власть пытается найти вариант выхода из ситуации и считает, что ЧП может быть таким выходом. Но в итоге оно приведет к вполне предсказуемым проблемам - попыткам внедрить под шумок коррупционные схемы в интересах олигарха, заткнуть рот журналистам, а по итогу привести к краху всю страну».

Главный мотив власти очень точно определил эксперт Руслан Бортник: «Почему власть цепляется за возможность объявить чрезвычайное положение? Во-первых, это снимает любую ответственность за дальнейший ход эпидемии. Власть скажет, вот, мы попытались ограничить, мы сделали все, что смогли. Наш отечественный институт эпидемиологии дал президенту прогноз - что коронавирус может затронуть 9,4 млн. украинцев. Поэтому власть может попытаться максимально закрутить гайки, чтобы за это не отвечать». 

Эксперт Александр Охрименко выражает опасение, «что фактически будет установлена диктатура под прикрытием борьбы с коронавирусом»: «Власть сможет закрыть любое средство массовой информации. Сможет конфисковать активы любого предпринимателя и гражданина. Сможет выдавать указы, которыми будет запрещать работу предприятий или учреждений. То есть полномочия фактически диктаторские. Естественно, окружение Зеленского будет его уговаривать пойти на этот шаг. Это ведь огромный шанс для них. Например, местные выборы можно не проводить, смысла нет никакого. Взамен можно выстроить такую вертикаль власти до самого низа, сделать такую чистку кадров, что когда ЧП закончится, эту вертикаль долгие годы уже никто не сместит».

При этом «фактор Арсена Авакова» является определённым тормозом для введения ЧП. Есть в украинской элите опасения того, что министр внутренних дел Аваков может благодаря ЧП усилить позиции, так как силовики, полиция, Нацгвардия, военные будут иметь очень широкие полномочия. Если добавить к этому неформальное и всем известное кураторство-спонсорство Аваковым батальонов националистов, то недоброжелателям главы МВД есть чего опасаться. В украинских политических элитах опасаются, что вариант сочетания амбиций и силового ресурса Авакова с интересами потерявших власть реваншистов во главе с Порошенко может привести к новому перевороту, например, под соусом того, что «Зеленский не справляется».  По этим причинам введение ЧП на Украине, по мнению эксперта Костя Бондаренко, возможно только «в очень облегчённом варианте, потому что чрезвычайное положение в полном варианте показывало бы очень сильное увеличение роли силового блока».[iv] Предполагаю, что Зеленский это понимает.

В то же время экономическая ситуация на Украине весьма непростая - ещё до превращения пандемии в фактор экономический, наблюдалось падение промышленного производства, которое фиксировалось на протяжении 8 месяцев.[v] По прогнозу замглавы Офиса президента Юлии Ковалив -  падение ВВП Украины в 2020 году из-за пандемии коронавируса составит 5%. Это оптимистический прогноз, так как предыдущие кризисы (2008 и 2014 годов) обходились Украине в 15% падения экономики.[vi] 

Что может помочь Украине в этих условиях?  Наверное, самый главный козырь всех постсоветских стран – привычка и умение адаптации общества к кризисным условиям, которые последние годы на Украине почти перманентны. Ведь с момента образования государства Украина в 1991 году бескризисными (относительно) были всего несколько лет - самое начало «нулевых» - до «оранжевой  революции», и 2008-2013 годы, т.е. между «революциями», когда политика не имела столь негативного влияния на экономику. Но этот ресурс постоянной адаптации не бесконечен, и эпидемия коронавируса может стать последним кризисом, который украинское общество может не выдержать…

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати