ГЛАВНАЯ > Обзоры

Обзор зарубежных СМИ

15:57 15.03.2020 • Диана Гамидова,

Сколько еще эпизодов массовых убийств должно случиться, чтобы Германия со всей серьезностью отнеслась к проблеме ультраправых движений в стране?

Автор: Can Dundar

Федеральное управление уголовной полиции, немецкий эквивалент ФБР, сообщило о пятикратном увеличении количества «опасных» ультраправых экстремистов в Германии с 2012 года. Одно из таких убийств (которое многие немцы окрестили первым тревожным звонком) было совершено ультраправым экстремистом прошлым летом, когда Вальтер Любке, президент муниципального надзора в префектуре Касселя, был убит выстрелом в голову в собственном доме. Позже следователи заявили, что его избрали своей мишенью поскольку политик поддерживал политику открытых дверей Ангелы Меркель по отношению к мигрантам и беженцам.
Однако едва ли можно обнаружить свидетельства того, что Германия обратила внимание на более серьезную угрозу превосходства белого населения и насильственных действий, совершенных на почве межрасовой розни.
Многие из двух миллионов турецких мигрантов живут как на иголках. Они напуганы нападениями ультраправых, которые используют нацистские приветствия, носят запрещенные свастики и даже распевают «Хорст-Вессель», гимн Третьего рейха.
После падения Берлинской стены неожиданный расцвет получили расистские настроения, обретшие благодатную почву в вакууме, оставшемся после падения режима в Восточной Германии. Миллионы немцев в ходе этого перехода к капитализму потеряли свои рабочие места, дома и социальную безопасность. Неудивительно, что некоторые их них выплеснули свое негодование на иностранцев, особенно на тех, кто преуспевал во вновь объединенной Германии или полагались на поддержку государственной поддержки в трудные времена.
Это недовольство никогда по-настоящему не проходило. Даже в Берлине, пожалуй, самом либеральном городе страны, заявки на аренду жилья или приеме на работу постоянно отклоняются, если у заявителя иностранное имя – и принимаются в обратном случае. И, несмотря на открытость, продемонстрированную правительством Меркель по отношению к беженцам, расистские настроения только крепнут на улицах и на политической арене.
Немцы ужаснулись, осознав, что расистская политика, опустошившая Европу в период правления нацистов, и которая, как они считали, была похоронена настолько глубоко, что никогда больше не явится на свет, по факту, вновь набирает обороты.
Поколение людей, которые помнят заветы Второй мировой войны, по большей части уже покинуло этот мир и не может рассказать свою историю. Страна, которая некогда рассматривалась, как «земля мигрантов», рискует превратиться в территорию, где нет места мигрантам.

Источник: TIME, February 25, 2020.

https://time.com/5790404/hanau-germany-far-right-shooting-turkey/

 

Следующий президент должен освоить новый язык войны.

Автор: Elliot Ackerman

Демократические президентские праймериз продолжаются, едва ли касаясь темы войны и мира – и как ветерана меня это удручает. Для демократов предвыборная гонка 2020 представляет собой как вызов, так и новые возможности.
Если Джо Байден будет выдвинут кандидатом от демократической партии, он может предложить альтернативное видение поддержания обороноспособности страны, которого, возможно, и ожидает общественность. Включая возвращение к своей позиции в качестве партии, выступающей против ведения войн – позиция, которую пытался узурпировать Трамп.
Усиление левых взглядов среди демократов дает нам практически полную уверенность в том, что господин Трамп будет называть кандидата социалистом.  А кандидат будет достаточно мудр, чтобы указать на военную политику таких стран, как Швеция, Норвегия и Дания, которые финансируют своих военных куда более эффективно, чем Соединенные Штаты.
Господин Трамп будет опираться на свои достижения в сфере международных отношений, которые, в некоторых случаях, весьма значимы. И в то же время – стратегически непоследовательны.
Накануне удара, нанесенного по Сулеймани, двухпартийная группа законодателей призвала к тщательному контролю полномочий президента в плане ведения войны. Кандидат от демократической партии, который продолжит касаться темы важности повышенного контроля военных полномочий президента со стороны Конгресса, найдет плодотворную почву в среде военных, которых отправляют в отдаленные зоны боевых действий, такие как Сирия и Африканский Рог, согласно Разрешению на применение военной силы, подписанному почти два десятилетия назад президентом Джорджем Бушем (младшим).
Бахвальство – не то, чего ожидают избиратели-демократы от своего кандидата. А после двух десятилетий войны, не этого ожидает и множество таких же ветеранов, как я сам.

Источник: The New York Times, March 11, 2020.
https://www.nytimes.com/2020/03/11/opinion/biden-democrats-military.html

 

Социальное дистанцирование может быть нашим лучшим оружием в борьбе с коронавирусом.

Автор: Max Brooks (автор “World War Z.”)

«Социальное дистанцирование» может звучать как нечто, относящееся к эмоциональной фазе раннего отрочества, однако в реальности это термин, относящийся к сфере общественного здравоохранения, описывающий лучший способ защиты от коронавируса.
Политика запрета на передвижение оказалась «что мертвому припарка». Слишком легко спутать симптомы коронавируса с простой простудой или гриппом. Хуже того, поскольку инкубационный период вируса составляет 14 дней, носители могут распространять его, даже не зная о своей болезни.
Мы уже видели, как это было в штате Вашингтон, представители здравоохранения которого полагают, что некоторые люди являются разносчиками болезни на протяжении шести недель. Столь длительный инкубационный период также доказывает неэффективность скрининга в аэропортах.
Лучший способ предотвратить массовое заражение – это массовое разделение. Что подразумевает под собой удержание людей на расстоянии. Никаких больше рукопожатий, групповых фото и «бесплатных обнимашек» от косплееров на Комик-Коне. По факту это может означать и вовсе никаких фестивалей на какой-то период времени, равно как и никаких торговых ярмарок, концертов или любых других мероприятий, которые собирают большое количество людей.  Такое «вмешательство в повседневную жизнь» влечет за собой серьезные финансовые риски, которых опасаюсь и я сам.
Я выстроил свою карьеру постоянно путешествуя, собирая читателей, пожимая им руки, обнимаясь и делая групповые снимки – все сразу. И мне уже пришлось отменить два мероприятия.
Но какова альтернатива? Принести инфекцию домой своему 93-летнему отцу? Собрать огромное количество народу в помещении, где они могут перезаражать друг друга? Как писатель, издающий по одной книге за раз, я должен бы бал последним из людей, который бы практиковал социальное дистанцирование. Но как писатель, который основывает свои книги на исследовании фактов, я знаю какие уроки может преподать нам история по случаям массовых заражений.
В 1918 году в Филадельфии представители здравоохранения проигнорировали призывы к социальному дистанцированию и позволили провести парад, посвященный победе в Первой мировой войне. В последующие три дня все койки в больницах города были заняты. В течение недели приблизительно 45,000 людей были заражены. Через шесть недель 12,000 умерли. Перспектива повторения подобного эпизода пугающая – особенно учитывая тот факт, что грипп, бушевавший в 1918 году имел процент смертности 2,5%, а установленный Всемирной Организацией Здравоохранения процент для коронавируса составляет 3,4%.

Источник: The New York Times, March 11, 2020.
https://www.nytimes.com/2020/03/11/opinion/coronavirus-prevention-distancing.html

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати