ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Как распутать идлибский узел?

12:42 17.02.2020 • Андрей Исаев, журналист-международник

Обострение обстановки в Идлибе случилось не в первый раз, но теперь речь идет уже о боестолкновениях турецких и сирийских военных, что угрожает сохранению с таким трудом выстроенного баланса сил во всей Сирии. Развитие событий все ближе подходит к точке невозврата, за которой мирное разрешение ситуации может стать невозможным.

Наступление сирийской армии в мятежной провинции, которое, по дефиниции Le Monde «загоняет Эрдогана в угол», вызвало взрыв эмоций у турецкого лидера, заговорившего в ультимативной форме. Обвинив Россию в гибели гражданского населения, он потребовал до конца февраля вывести сирийские войска за пределы идлибской зоны деэскалации и прекратить нападения на турецких военных. В противном случае – пригрозил отказом от «астанинских и сочинских договоренностей»: «Анкара отныне будет учитывать ситуацию на местах, а не условия соглашений. Турция полна решимости отбросить войска Асада за пределы Идлибской зоны деэскалации».[i] Турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу постарался несколько смягчить накал страстей, отметив, что сочинское соглашение с Россией по-прежнему актуально, и необходимо продолжать работу для достижения устойчивого перемирия.

В свою очередь младший партнер Эрдогана по правящей коалиции, лидер турецких националистов Девлет Бахчели, возложив львиную долю ответственности за всплеск насилия на Москву, призвал «планировать операцию по наступлению в Сирии вплоть до обеспечения контроля над Дамаском» и «уничтожить угнетателей».[ii] По мнению Мехмета Барласа, авторитетного обозревателя проправительственной газеты Sabah, «Девлет Бахчели транслирует наши общие чувства». Не «общие», конечно, но вал антироссийских заявлений и комментариев в соцсетях российский посол в Турции Алексей Ерхов назвал «чудовищной свистопляской».

Делая выпады в адрес Москвы, турецкое руководство, как обычно, вспомнило о своем «стратегическом партнерстве» с западными союзниками. Пресс-секретарь правящей Партии справедливости и развития (ПСР) Омер Челик выразил надежду на поддержку действий Турции в Идлибе со стороны Североатлантического альянса, который должен помочь «разобраться в ситуации». В свою очередь министр обороны Хулуси Акар расширил круг «помощников», заявив, что НАТО, Европа и весь мир должны оказать серьезную, конкретную поддержку и предпринять «конкретные шаги» с тем, чтобы положить конец «агрессии режима Асада». При этом Акар подчеркнул, что Турция не эвакуирует ни один из своих 12 наблюдательных пунктов в зоне деэскалации и для пущей убедительности припугнул союзников, напомнив: «агрессия режима» повлечет за собой новую волну беженцев в Европу и дальнейшую радикализацию оппозиции. Последнее абсолютно справедливо.

Сигнал был услышан. Генсек НАТО Йенс Столтенберг выразил возмущение действиями «режима Асада» (и его «покровителей») в Идлибе. В том же ключе высказался Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.

В Вашингтоне расценили ситуацию как возможность восстановить ухудшившиеся отношения с Анкарой и всецело солидаризовались с позицией «ключевого союзника НАТО и ключевого игрока в вопросах региональной безопасности» (по словам зампомощника госсекретаря США в бюро по делам Европы и Евразии Госдепартамента Кристофера Робинсона). А сам Помпео написал в твиттере: «Продолжающиеся атаки режима Асада и России должны прекратиться. Я отправил в Анкару Джима Джеффри, чтобы он согласовал шаги в ответ на эту дестабилизирующую атаку. Мы поддерживаем Турцию, нашего союзника по НАТО». Джеффри прибыл в Анкару 11 февраля и на следующий день провел несколько встреч с представителями руководства Турции. Еще до вылета он озвучил свои предложения: ввести в Идлибе режим прекращения огня, сесть за стол переговоров, «решить проблемы с «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ). Кто бы возражал, тем более, что эти «новые» предложения – не более, чем квинтэссенция астанинских и сочинских договоренностей между Москвой и Анкарой?

Как и следовало ожидать, дальше моральной поддержки - выражения обеспокоенности и солидарности - со стороны западных союзников дело не пошло. Последние явно не горят желанием вступать в конфронтацию с Сирией, Ираном и Москвой за пределами зоны коллективной обороны НАТО и в обстановке, когда непосредственная угроза участнику Альянса отсутствует. И совсем уж обескураживающе для Анкары прозвучали слова помощника американского президента по национальной безопасности Роберта О'Брайена: США не готовы «решать проблему с русскими, иранцами или Асадом» военным путем, так как не создавали ее.[iii]

В Москве опровергают обвинения в атаках на мирных жителей, подчеркивая, что сегодняшние проблемы в Идлибской зоне коренится в «хроническом невыполнении Турцией своих обязательств… и переброске Анкарой подконтрольных отрядов так называемой умеренной вооруженной оппозиции на северо-восток Сирии».[iv] «Идлиб – это не страна, это сирийская провинция, - напомнил постпред России при ООН Василий Небензя. - В сирийской провинции Идлиб находятся не граждане Идлиба, а сирийские граждане, которые стали заложниками хозяйничающих там террористов».[v]

Состоялось уже несколько бесед по телефону между президентами России и Турции (речь шла о «полной имплементации имеющихся российско-турецких договоренностей, включая Сочинский меморандум 2018 года»), в Анкару дважды приезжала делегация в составе спецпредставителя президента России по сирийскому урегулированию Александра Лаврентьева, замглавы МИД Сергея Вершинина и представителей МО. Ни на какие договоренности стороны пока не вышли, но судя по всему до турецких партнеров удалось достучаться - в заявлениях из Анкары зазвучали новые нотки: «Тем участникам, действующих в регионе оппозиционных групп, которые ведут себя необузданно и дают режиму повод для нападения, мы дали понять, что отныне будем действовать бескомпромиссно», - сообщил Эрдоган.[vi] Мы будем использовать военную силу против тех, кто нарушает режим прекращения огня, в том числе против радикалов, - вторит ему министр обороны.

Более того, Джеймс Джеффри признался: «Я только скажу, что мы призываем Россию использовать все имеющееся у нее влияние на сирийское правительство и на Иран… с тем, чтобы обеспечить вывод всех сил под командованием Ирана со всей территории Сирии в рамках решения, предполагающего отвод всех иностранных сил, за исключением российских (Sic!), и возврат к ситуации 2011 года. Это решение мы считаем разумным, поэтому и обсуждали его с Россией».[vii] Далее американский дипломат заявил, что Вашингтон более не настаивает на уходе от власти Башара Асада при условии, что сирийское правительство «изменит свое поведение». В свою очередь замглавы МИД РФ Сергей Рябков подтвердил, что РФ и США контактируют по ситуации в Идлибе.

Прогнозировать дальнейшее развитие событий сложно, но вот что лежит на поверхности.

Естественно, Дамаск полон желания поскорее освободить всю территорию страны и покончить с присутствием на своей территории террористов и незванных иностранных военных. Сирийское руководство уже заявило, что атаки турецких военных не заставят армию прекратить наступление на террористов.

Американцы «застолбили» за собой северо-восток страны и ревностно его охраняют. Им нужен курдский и суннитский буфер против Ирана, и ситуация в Идлибе их не слишком волнует. При этом они, конечно, будут стараться эксплуатировать напряженность, возникшую в российско-турецких отношениях в своих интересах.

Турция стремится сохранить контроль над сирийскими территориями, полученный в результате военных операций «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и «Источник мира». Кроме того, в Анкаре боятся нового потока беженцев, среди которых неизбежно окажется немало боевиков-исламистов. Всех же их воевать в Ливию не отправишь! К тому же турецкий президент взвинтил ставки в Сирии, поставив на кон свой имидж решительного и победоносного правителя, и теперь он не хочет отступить «без боя».

И все же роль миротворца представляется для Эрдогана оптимальным выходом из сирийского тупика. Кстати, Москва и Тегеран давно и регулярно предлагают ему наладить политические отношения с руководством Сирии. Турецко-сирийские контакты на уровне глав разведок установлены, но для полноценного диалога этого явно недостаточно. А для начала Турции придется выполнить условия договоренностей, достигнутых в Астане и Сочи, как минимум, в части размежевания джихадистов и «умеренных» (т.е. подконтрольных Анкаре) боевиков.

Да и в интересах Москвы как можно скорее убедить Турцию и Сирию прекратить военные действия, «заморозив» существующую ситуацию на какое-то время. А дальше – попытаться стать посредником между Дамаском и Анкарой. Иного пути к миру сейчас, похоже, нет.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати