ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Интервью замглавы МИД России Александра Панкина МИА «Россия сегодня»

12:22 10.02.2020 •

Вопрос: 10 февраля в России отмечается День дипломата. Как Вы планируете отметить этот праздник? Есть ли у наших стран-партнеров по ЕАЭС и СНГ подобная традиция? Возможно, готовятся какие-то совместные мероприятия в рамках этих союзов?

Ответ: День дипломатического работника в России официально отмечается с 2003 года (указ Президента Российской Федерации от 31 октября 2002 года). Это тот день, когда мы можем отдать дань памяти нашим коллегам, которых уже нет с нами, особенно тем, кто ценой своей жизни стоял на защите интересов нашей страны. По уже сложившейся традиции, 10 февраля Министр проводит торжественное собрание, на которое наряду с действующими дипломатами приглашаются ветераны, представители других федеральных государственных структур. Возлагаются цветы к памятной доске в здании Министерства с именами наших коллег, павших на фронтах Великой Отечественной войны, а также к памятным доскам дипломатов, погибших при исполнении служебного долга. Происходит посещение могил выдающихся дипломатов на кладбищах Москвы, но в этот праздничный день мы со своими коллегами, тем не менее, остаемся на рабочих местах.

Что касается наших друзей из стран СНГ, то, насколько я знаю, во всех государствах на пространстве Содружества, за исключением Узбекистана, есть праздник, чествующий работников дипломатической службы. Каждый из этих праздничных дней приурочен к своим памятным датам, которые не совпадают с 10 февраля. В то же время наши партнеры традиционно принимают участие в праздничных мероприятиях, организуемых в Москве  и российских дипмиссиях за рубежом. Мы со своей стороны с удовольствием принимаем приглашения наших друзей на их торжества.

Вопрос: Как Вы оцениваете, достигнутую Россией и Украиной договоренность о транзите газа? Можно ли считать заключение контракта шагом к нормализации отношений? Видите ли Вы сигналы для российских компаний о возможности возвращения на украинский рынок?

Ответ: Подписание 30 декабря 2019 года представителями энергетических ведомств и компаний России и Украины пакета документов в газовой сфере стало знаковым событием в российско-украинских отношениях. Прежде всего, был восстановлен баланс интересов сторон. Как следствие, обеспечен беспрепятственный транзит российского природного газа через Украину с 1 января этого года в Европу сроком на 5 лет. Кроме того, «Газпром» и «Нафтогаз Украины» сумели урегулировать взаимные судебные претензии по контрактам  2009 года. Все это лишний раз продемонстрировало, что при желании и наличии политической воли можно разговаривать и находить необходимый компромисс даже по самым сложным вопросам. Хочется надеяться, что достижение «газовых» договоренностей окажет позитивный эффект на решение других проблем, имеющихся между Россией и Украиной, в том числе в торгово-экономической области.

Не могу не заметить в этой связи, что в Брюсселе и в Вашингтоне ранее активно использовали тезис о необходимости блокировать новые российские газовые проекты ради сохранения украинского транзита. Теперь, когда, благодаря как работе на политическом уровне, так и усилиям руководства компаний, достигнуты компромиссные договоренности с Киевом, этот аргумент потерял актуальность. Россия на деле подтвердила заинтересованность в максимальной диверсификации газоэкспортных маршрутов, что объективно повысило уровень энергобезопасности в Европе. Поэтому дальнейший «санкционный зуд» в этой связи уже пора бы  и прекратить.

Вопрос: Есть ли уверенность, что работа по строительству и запуску газопровода «Северный поток-2» будет завершена до конца 2020 года или к первому кварталу следующего года? Возможны ли дальнейшие сдвиги по срокам? И как Вы оцениваете перспективы идеи освободить «Северный поток» от требований газовой директивы ЕС?

Ответ: Вмешательство Вашингтона, продолжающего цинично в собственных интересах использовать зависимость мировой экономики от доллара США, задержало завершение строительства газопровода «Северный поток-2». Включение санкционных положений, касающихся как СП-2, так и «Турецкого потока», в американский закон о расходах на оборону в 2020 году – это прямое вмешательство в дела европейского бизнеса. Цель, конечно, не забота о европейской энергобезопасности, которую российские газоэкспортные проекты укрепляют, а проталкивание американского СПГ  на рынок Европы. Это вопиющий пример недобросовестной конкуренции.

Уверены, что, несмотря на оказываемое США давление, строительство газопровода «Северный поток-2» будет успешно завершено. МИД России намерен максимально этому способствовать. Что касается конкретных сроков его ввода в эксплуатацию, то на этот вопрос могут ответить представители компаний, которые задействованы в сооружении газопровода.

Вопрос: Важным направлением экономической политики является дедолларизация. Как эта работа будет продолжена в 2020 году? Не повлечет ли отход от доллара во внешней торговле рост потребительских расходов россиян?

Ответ: Вы правы, необходимость расширения расчетов по торговым операциям  с применением национальных денежных единиц – одна из наиболее актуальных и важных тем текущей российской внешнеэкономической повестки. При этом дискуссия о необходимости снижения зависимости от доллара как ведущей мировой валюты – уже вопрос как минимум последних десяти лет. Мы хорошо помним, когда потрясения на американском финансовом рынке, спровоцировавшие развитие мирового финансово-экономического кризиса, обострили проблему уязвимости глобальной экономики от долларового господства и в целом поставили под сомнение устойчивость мировой валютной системы, основанной на лидерстве одной национальной денежной единицы.

Волюнтаристская санкционная политика США еще больше подрывает выстроенную систему осуществления международных расчетов и платежей  с использованием доллара, снижая доверие к собственной валюте. Государства и участники финансовых рынков вынуждены адаптироваться к новым реалиям, в том числе по линии поиска и разработки альтернативных механизмов расчетов. Таким образом, постепенный отход от американоцентричной конфигурации мировой валютной системы – объективная реакция на совокупность факторов.

Вместе с тем понятно, что вытеснение доллара с позиций мирового гегемона – процесс не быстрый. Данная работа требует приложения существенных усилий, включая необходимость переформатирования устоявшихся моделей сотрудничества между государствами  и коммерческими структурами и создания соответствующих механизмов в поддержку функционирования новых систем взаиморасчетов и формирования цен на рынке.

В 2019 году Россия заключила соглашения о расширении использования во взаимных расчетах национальных валют с Китаем и Турцией. Аналогичные договоренности имеются в рамках БРИКС. Кроме того, в рамках БРИКС достигнуты договоренности о взаимном открытии всеми центральными банками стран объединения корреспондентских счетов в национальных валютах, что позволит без участия посредников осуществлять конверсионные операции и сократит время прохождения транзакций. Позитивная динамика по увеличению доли нацвалют наблюдается на пространстве ЕАЭС, а также в торгово-экономическом сотрудничестве России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона и Латинской Америки. Особое внимание уделяется сотрудничеству по предоставлению центральными банками стран «пятерки» своп-линий в национальных валютах, что позволит обеспечить взаимный доступ к требуемой ликвидности. С партнерами из ЕС прорабатываются  вопросы более активного применения единой европейской валюты в расчетах за поставки российских энергоносителей.

В текущем году планируем продолжать соответствующую целенаправленную работу, в том числе задействуя ресурс двусторонних межправительственных комиссий. Однако государство не может обязать коммерческие структуры принудительно использовать в расчетах с иностранными партнерами ту или иную валюту. Требуемые результаты должны достигаться эволюционным путем. Необходимо помнить, что выбор валюты контракта все-таки является прерогативой участников сделки. В этой связи основная задача государства – принимать меры экономической политики, направленные на усиление конкурентного потенциала национальной денежной единицы и ее роли в международных финансах, чтобы использование в расчетах России с иностранными партнерами рубля и валют, отличных от доллара США, было выгодным бизнесу. Если отказ от доллара не будет создавать значительных дополнительных издержек для предпринимателей, то и потребители не должны ощутить на себе соответствующих последствий.

Вопрос: Ранее Вы говорили о возможном вступлении в ЕАЭС Узбекистана. Также эта тема поднималась в ходе саммита ЕАЭС осенью прошлого года. Власти Узбекистана уже оценили перспективы вхождения страны в ЕАЭС? Начались ли соответствующие переговоры? Кто-то еще выражал свою заинтересованность во вступлении в Союз?

Ответ: С удовлетворением отмечаем ведущуюся работу в направлении подключения Ташкента к Евразийской интеграции. Обратили внимание на выступление Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Сенате Олий Мажлиса 20 января этого года, в ходе которого глава государства заявил о готовности его страны получить статус наблюдателя в ЕАЭС. Исходим из того, что данный шаг станет первым на пути обретения Ташкентом полноправного членства в Союзе, когда он будет к этому готов.

В контактах с нами узбекистанские партнеры подтверждают, что подключение Узбекистана к ЕАЭС имело бы ряд неоспоримых плюсов: доступ к единому рынку товаров, рабочей силы, услуг и капитала, а также  к технологическому, транзитно-транспортному и инвестиционному потенциалу данного объединения. Наверное, партнеры просчитывают и возможные издержки. Это нормально. В Союз никого не завлекают насильно, вопреки или в ущерб своим интересам. Вне всякого сомнения, присоединение Узбекистана к ЕАЭС стало бы важным этапом развития евразийской интеграции, способствовало бы повышению веса и авторитета Ташкента на международной арене.

Официальных заявок на членство в ЕАЭС ни от кого не поступало. Это, наверное, не означает отсутствие заинтересованности в сближении  с Союзом, думаю, она есть, особенно у тех, кто географически рядом и имеет обширные торгово-экономические связи с членами Союза. Вместе с тем страны-члены Союза неоднократно подтверждали готовность к взаимовыгодному сотрудничеству со всеми заинтересованными партнерами в различных форматах. Право ЕАЭС предусматривает, помимо членства, статус наблюдателя. Им в настоящее время пользуется Республика Молдова. Кроме того, расширяется круг стран, с которыми у Союза заключены соглашения о свободной торговле (Вьетнам, Сингапур, Сербия, Иран) или соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве (КНР). Большое значение придаем диалоговому механизму взаимодействия – на основе меморандумов между Евразийской экономической комиссией и правительствами третьих государств и исполнительными органами международных организаций (подобных документов заключено более 30).

 

mid.ru

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати