ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Индия – ЕАЭС: новые вызовы и возможности

11:24 30.01.2020 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Россия предложила Индии создать зону свободной торговли (ЗСТ) с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). В конце прошлого года посол России в Индии Николай Кудашев заявил, что к началу 2020 года Москва надеется заключить с Дели соответствующее соглашение, а в январе 2020 г. с официальным визитом в Индии побывал глава МИД России Сергей Лавров, проведя переговоры о создании ЗСТ между ЕАЭС и Индией.

Создание ЗСТ порождает для стран-участниц и новые вызовы, и новые возможности, и уже породило массу соответствующих комментариев. Как отмечает, например, The Diplomat, «Идея о присоединении Индии к ЕАЭС внушает смутное ощущение дежавю. Как и в случае с расширением Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), эта ситуация тоже выглядит как попытка России использовать Индию, чтобы сбалансировать растущую экономическую мощь Китая в Средней Азии».[1]

Действительно, в связи с реализацией Инициативы Пояса и Пути (ИПП) экономическое присутствие Китая в Средней Азии существенно возросло. Американское издание пишет в этой связи о конкуренции между Россией и Китаем в регионе, полагая, что соглашение о свободной торговле между ЕАЭС и Индией станет «эффективным стратегическим шагом, призванным сдержать рост экономического влияния Китая в Центральной Азии». Однако, такая трактовка российских интересов весьма прямолинейна, если не сказать примитивна.

Трактовка отношений России, Китая и других держав со странами Центральной Азии в духе «большой игры» позапрошлого столетия уходит в прошлое. Нельзя считать страны региона лишь объектами чьих-либо внешних усилий и интересов. Да и всего экономического потенциала и России, и Китая просто не хватит для того, чтобы решить все центральноазиатские экономические проблемы. Поэтому Россия, сохраняя свои геоэкономические и геополитические интересы в регионе, едва ли «ревнует» Центральную Азию к Китаю.

Истинный смысл российских интересов наиболее полно отражает российская концепция Большого Евразийского партнерства (БЕП), которая предполагает гармонизацию различных региональных экономических форматов на основе принципов транспарентности и взаимной выгоды. Геоэкономическая подоплека идеи БЕП и рациональные мотивы ее обоснования связаны в первую очередь с объективной оценкой возможностей евразийской экономической интеграции в рамках ЕАЭС в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Страны-члены ЕАЭС не намерены строить «крепость Евразию», в чем их безосновательно подозревают, и отстаивают принцип открытого регионализма, включая создание ЗСТ с третьими странами и различными экономическими образованиями. Соглашение о свободной торговле с Индией полностью укладывается в такую логику, при том, что основной содержательный компонент создания БЕП связан сейчас с процессом сопряжения евразийской экономической интеграции в рамках ЕАЭС и китайской ИПП.

Кстати, не следует рассматривать вопрос о создании ЗСТ с Индией как окончательно решенный. В Дели традиционно скептически относятся к зонам свободной торговли, считая их препятствием в реализации стратегии Make in India, нацеленной на долгосрочную поддержку отечественных производителей.

С другой стороны, у Индии есть и важные стимулы для создания ЗСТ с ЕАЭС. По мнению индийского эксперта Ш. Хана, после создания ЗСТ товарооборот между сторонами может вырасти на 30-40% от текущего уровня в зависимости от глубины либерализации тарифов. Индийская ЗСТ с ЕАЭС позволит также увеличить двустороннюю торговлю между Индией и Россией и вывести Индию на рынки Центральной Азии. Существующая индийская торговля с Россией составляет около $10 млрд., причем обе стороны хотят увеличить ее до $30 млрд. к 2024 г. ЗСТ также будет в полной мере использовать международный транспортный коридор Север-Юг, который соединяет Мумбаи с иранским портом Чабахар и направляется на восток в Афганистан и на север в Азербайджан и Россию.[2]

Следует учитывать и то, что регион ЕАЭС богат природными ресурсами, в первую очередь энергоресурсами, в то время как Индия остается их чистым импортером. Кстати, энергетический диалог является приоритетной темой для обсуждения в формате Россия-Индия-Китай (РИК), и также может посодействовать созданию ЗСТ.

Да и в целом принцип взаимного выигрыша, который лежит в основе РИК, следует считать основополагающим в вопросе о создании ЗСТ между Индией и ЕАЭС. Несомненно, впереди трудные переговоры, но если они завершатся успехом, то будет сделан важный шаг на пути создания БЕП, а также укрепления безопасности, стабильности и экономики стран Центральной Азии и Евразии.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] «Стратегия России в Средней Азии: Москва приглашает Индию, чтобы сбалансировать влияние Китая (The Diplomat, США)», https://inosmi.ru/economic/20200123/246684921.html

[2] «Индия сближается с ЕАЭС для выхода на рынки Центральной Азии – индийский эксперт», https://eurasia.expert/indiya-sblizhaetsya-s-eaes-radi-rynkov-tsentralnoy-azii/

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати