ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Вопрос о реформировании Совбеза ООН давно назрел

12:22 21.01.2020 • Андрей Кадомцев, политолог

Недавно И.о. министра иностранных дел России Сергей Лавров вновь напомнил о целесообразности включения в число постоянных членов Совета безопасности ООН Индии, Бразилии, а также представителя Африканского континента. Во время состоявшейся в Нью-Дели международной конференции «Диалог Райсина», глава российской дипломатии подчеркнул последовательность позиции Москвы, выступающей за преодоление той неопределенной ситуации, при которой в Совбезе нет ни одного постоянного представителя из числа развивающихся государств.

Совет Безопасности (СБ ООН) играет ключевую роль в Организации Объединенных Наций, наиболее, легитимной, представительной и авторитетной площадки согласования интересов международного сообщества практически во всех сферах человеческой деятельности. Согласно Уставу ООН, СБ отвечает «за поддержание мира и международной безопасности». Таким образом, модернизация Объединённых Наций, а также всей архитектуры глобального управления едва ли возможна без реформы этого важнейшего международного института. Одной из наиболее важных задач, которые предстоит решить в ходе реформы ООН «является поиск путей гарантирования интересов всех регионов и обеспечение должной представленности всех государств»[i]. Именно в этой связи многие государства-члены ООН выступают за расширение состава Совета Безопасности.

В настоящее время, СБ ООН состоит из 15 членов, из которых пять, постоянные - Великобритания, Китай, Россия, США и Франция. У каждого из пяти постоянных членов есть право вето, блокирующее принятие резолюций. Остальные десять непостоянных членов избираются на 2 года. Состав непостоянных членов обновляется каждый год наполовину. В 1992 году начались переговоры о реформе СБ ООН на межправительственном уровне. С 1994 начинается обсуждение вопроса о расширении СБ. Весной 2005 года Генсек ООН Кофи Аннан предложил увеличить состав СБ до 24 членов, в том числе, расширить состав постоянных членов Совбеза за счет Индии, Бразилии, Германии и Японии. С 2009 г. «в формате неофициального пленума Генассамблеи ООН» стартовали межправительственные переговоры по реформе СБ ООН. Как отмечает МИД РФ, между участниками по-прежнему сохраняются «существенные разногласия… по всем ключевым вопросам».

Единственный раз изменение количества членов СБ ООН произошло в 1963 году, когда число его непостоянных членов увеличилось с шести до десяти, а общая численность - с 11 до 15 стран. Юридически, «радикальный пересмотр» устава ООН, включая ревизию полномочий Совбеза, возможен. Статья 109 Устава ООН допускает внесение изменений в Устав путем созыва «генеральной конференции членов ООН при поддержке двух третей членов Генеральной ассамблеи и любых девяти членов Совета Безопасности». Причем ни один из постоянных членов Совбеза не вправе наложить вето в этом случае. Однако подобных прецедентов в истории ООН еще не было. Скептики опасаются, что попытка изменения Устава подобным образом может и вовсе закончиться ликвидацией Объединенных Наций.

Сергей Лавров уже неоднократно подробно излагал позицию России по вопросу расширения состава СБ ООН. Россия поддерживает вопрос о увеличении числа членов Совбеза. При этом реформа не должна негативным образом отразиться на управляемости и эффективности СБ. «Оперативность в работе» - один из ключевых принципов. Другой – должны быть представлены все регионы, все центры мирового развития. Оптимальная численность – «в районе 20 с небольшим членов»[ii]. В январе нынешнего года Сергей Лавров вновь подчеркнул приверженность Москвы принципу справедливого представительства всех ведущих регионов мира, при обязательном участии развивающихся стран. В этом контексте, заявил глава российской дипломатии, «мы постоянно говорим о том, что Индия и Бразилия полностью заслужили место в Совете Безопасности ООН, как и представитель Африки. Наша позиция заключается в том, чтобы целью реформы СБ ООН стало обеспечение лучшего обращения с развивающимися странам в этом центральном органе Организации»[iii].

Отсутствие Индии в числе постоянных членов Совбеза выглядит в последние годы, если не десятилетия, особенно нелогично. В настоящее время, Индия занимает второе место по численности населения среди всех стран мира. А к 2025-му году, по оценкам экспертов ООН, станет самой густонаселенной страной в мире[iv]. Индия является обладателем ядерного оружия. С момента прихода к власти в мае 2014 года, нынешнее индийское руководство проводит курс на упрочение международного авторитета страны и ее статуса регионального лидера и «серьезного глобального игрока». Экономика Индии по номинальному ВВП, по данным МВФ, 5-я в мире.

Все значимые государства Большой Азии, неуклонно превращающейся в ведущий центр мировой политической и экономической жизни, а также все внешние державы, демонстрируют заинтересованность в тесном взаимодействии с Нью-Дели при реализации как своих тактических, так и стратегических, долговременных интересов. При всем том, есть веские основания полагать, что в обозримом будущем Индия постарается сохранить курс в рамках еще более прагматичной, чем прежде, стратегии «не- присоединения». Это означало бы, что Нью-Дели будет способен играть не только всё более заметную роль в Азии, но и войдет в число основных претендентов на роль выразителя интересов значительной части развивающихся стран. Тех, кто стремится избежать встраивания в жесткие квазиблоковые конструкции в новой конфигурации международной системы.

В отличие от Азии, Латинская Америка и Африка вообще «никак не представлены» среди постоянных членов. При этом, между государствами обоих регионов отсутствует консенсус по вопросу о выдвижении единого кандидата. Среди наиболее перспективных кандидатов от Латинской Америки, эксперты выделяют Аргентину, Бразилию и Мексику. Бразилия, по данным МВФ, в настоящее время является 1-й экономикой латиноамериканского континента, 2-й в Западном полушарии и 8-й экономикой мира. Ее экономическая и производственная сферы, в отличие от большинства соседей, хорошо диверсифицированы. Стране удалось преодолеть «ресурсную ловушку». По численности населения Бразилия занимает шестое место в мире. Потенциал бразильской армии среди государств Западного полушария оценивается как 2-й после американского[v]. Вместе с тем, отмечает ряд российских экспертов, по крайней мере, часть нынешнего руководства Бразилии пришла к власти под лозунгами критики «участия Бразилии в многосторонних международных форумах».[vi]

В последние десять-пятнадцать лет, Африка привлекает к себе всё больше внимания международного сообщества. Быстрый рост населения континента в сочетании с увеличением доли работоспособного населения может, при определенных условиях, способствовать экономическому росту, отмечает Republic.ru. Ряд экспертов полагает, что экономика Африки способна на столь же впечатляющий экономический рывок, какой совершила Юго-Восточная Азия во второй половине XX века. Это понимают все ведущие державы. В этой связи, по данным британского The Economist, с 2010 по 2016 год в странах Африки было открыто более трехсот новых иностранных дипломатических представительств.

В настоящее время, за странами Африки неофициально закреплены три места непостоянных членов Совета безопасности. За право представлять Африку в Совбезе на постоянной основе борются ЮАР, Египет и Нигерия. В любом случае, в условиях трансформации системы международных отношений, развитие связей между 54 государствами Африки сулит большие возможности с точки зрения усиления геополитического влияния. Голоса африканских стран будут играть всё более заметную роль на многих международных форумах и в международных институтах. При этом, в нынешних условиях африканцам больше не нужно «выбирать сторону». Они могут работать одновременно с разными конкурирующими державами. В результате, прагматики в руководстве африканских государств хорошо понимают, как важно поддерживать конструктивный баланс интересов в условиях конкуренции между ведущими державами.

В целом, как представляется, возможное усиление позиций Индии и Бразилии в ООН придало бы новый импульс укреплению их потенциала с точки зрения способности уравновешивать влияние других держав, как на региональном, так и на глобальном уровне. Индия и Бразилия, совместно с Россией, Китаем, а также второй экономикой Африки, ЮАР, уже успешно продвигают принципы многополярного и справедливого мироустройства в рамках БРИКС. А также развивают взаимодействие с другими ведущими державами по линии «Большой двадцатки». В экономической сфере, Бразилиа и Нью-Дели расширяют сотрудничество с другими развивающимися странами, оказывают им значимую помощь в развитии современных отраслей экономики, повышении международной конкурентоспособности и развития национального предпринимательства. Что касается Африки, то как отметил Сергей Лавров в 2018 году в интервью журналу «Hommes d’Afrique», только появление в СБ ООН представителя Африки способно привнести в его работу «дополнительную ценность»[vii].

Скептики опасаются, что любое расширение состава СБ, как количественное, так и географическое, «при сохранении права вето и при явных расхождениях постоянных членов во взглядах на фундаментальные международные проблемы … еще больше усложнит достижение договоренностей»[viii]. Действительно, по мере усиления позиций новых центров международного влияния, прогнозируется возрастание рисков столкновения и соперничества интересов между державами.В этих условиях, все предложения, исходящие из Москвы, нацелены на такую адаптацию механизмов работы Совбеза ООН, в результате которой ключевой орган Объединенных Наций сможет не только сохранить, но и упрочить свою роль ведущей площадки для урегулирования неизбежных мировых противоречий.

Необходимо, в частности, обеспечить преодоление опасной тенденции, наметившейся в последние десятилетия. Речь идет о действиях ряда государств в обход Совета Безопасности, а подчас – и вовсе в попытках обойти всю нынешнюю систему международного права. На эту проблему также обратил внимание Сергей Лавров в ходе дискуссии под эгидой «Диалога Райсина». «Если вы заметили, наши западные друзья все меньше и меньше используют язык международного права. Вместо этого они изобрели новый термин, который они называют «порядок, основанный на правилах». «Односторонние методы и попытки навязывания другим собственных эгоистических идей все больше отдаляют нас от решения глобальные вызовов транснационального характера». В этой связи, ряд российских наблюдателей напоминает, что Бразилия и Индия традиционно «выступают за всестороннее укрепление системы международного права»[ix].

Необходимость реформы Совета безопасности ООН, несмотря на определенные сложности, не вызывает сомнений. Как и факт наличия новых стран-кандидатов, достойных занять место постоянных членов ключевого органа Объединенных Наций. При этом, возникающее время от времени впечатление то ли «самоустраненности», то ли «паралича» в работе СБ ООН, вне всяких сомнений не способствуют укреплению авторитета ни Совбеза, ни Объединенных Наций в целом. В этих условиях, международному сообществу необходимо найти решения, которые сделают механизмы ООН лучше и эффективнее, не поставив под угрозу весь положительный опыт, наработанный в течение предыдущих десятилетий. Необходимо пройти по тонкой грани между продолжением конструктивной работы в отсутствие единодушного согласия и попытками достичь согласия любой ценой.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[i] Боровикова О. А. Роль БРИКС в системе глобального управления: реформа Совета Безопасности ООН // Бюллетень науки и практики. 2018. Т. 4. №12. С. 514-516

[ii] https://tass.ru/interviews/2254842

[iii] https://www.mid.ru/web/guest/meropriyatiya_s_uchastiem_ministra/-/asset_publisher/xK1BhB2bUjd3/content/id/3994885

[iv] http://www.statdata.ru/naselenie-indii-chislennost

[v] https://www.globalfirepower.com/countries-listing.asp

[vi] https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/tri-gorizonta-otnosheniy-brazilii-i-rossii/

[vii] По официальным материалам МИД РФ.

[viii] https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/liberum-veto-i-obezyana-s-gorokhom/

[ix] Safonkina E. A. Chinese 2017 BRICS presidency: expanding cooperation horizons // Vestnik RUDN. International Relations. 2018. Т. 18. №2. С. 356-367

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати