ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Почему Варшава отрицает исторические факты о Второй мировой войне?

12:15 11.01.2020 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Болезненная и противоречивая реакция Варшавы на слова российского президента Владимира Путина о частичной ответственности Польши за разжигание Второй мировой войны объясняется не только следованием постулатам польской исторической политики, принятой постсоциалистической Польшей в качестве идеологического оружия (1).

За практическую реализацию исторической политики отвечает Польский институт национальной памяти (ПИНП), озвучивший вслед за польским МИД протест против обоснованных обвинений в адрес Польши (2). Что стоит за отрицанием исторических фактов Варшавой?

За последнее время ПИНП создана массивная и во многом надуманная идеология жертвенности Польши в годы Второй мировой. В настоящее время шаги Варшавы во внешней политике оформляются в соответствии с данной идеологией. Географическому и историческому положению Польши, находившейся между Германией и Российской империей/Советским Союзом/Российской Федерацией посвящены множество работ авторов «польской геополитики» и политических публицистов (Адольф Бохенский, Владислав Гизберт-Студницкий, Станислав Цат-Мацкевич и др.).

Тезис о своем особом опыте во взаимоотношениях с Берлином и Москвой Варшава старается неизменно конвертировать в одностороннее право представлять интересы коллективного Запада, таким образом, всегда оставаясь в дипломатической игре. Опираясь на выдуманный культ собственной жертвенности, Польша подчёркивает будто бы присущую ей политическую проницательность в отношениях с Германией и Россией. Зачем?

Отход от образа жертвы повлечёт крушение исторической политики и лишит Польшу морального права выступать посредником в диалоге Запад – Германия/Россия. Далее может последовать цепная реакция: невозможность исполнения роли посредника сузит потенциальную возможность Польши претендовать на региональное лидерство в Центрально-Восточной Европе и снизит её политическое и культурное присутствие в постсоветских республиках.

В этом случае ущерб для исторической репутации Польши будет огромен, потому что польская восточная политика не ограничивается постсоветскими территориями, входившими некогда в Речь Посполитую (Украина, Белоруссия, Литва). Пределы польской восточной политики были обозначены на одной из конференций Коллегиума Восточной Европы им. Новака-Езёранского: «Определённые историей интересы Польши простираются до Каспийского моря…». Вот так – ни больше, ни меньше.

Помимо этого в образе жертвы Второй мировой легче претендовать на свою долю влияния на постсоветском пространстве, чем в образе виновницы. Спор Польши о причинах и нюансах начала Второй мировой – это не о соответствии официальных заявлений историческим фактам, это своеобразная борьба за свой международный статус, укрепить который Польша сможет лишь сузив всемирный масштаб трагедии Второй мировой до уровня собственной национальной трагедии, в которой обвиняется Советский Союз в связи с пактом Молотова – Риббентропа. Но и это не все, политические задачи простираются дальше.

«…Польские попытки нанести удар по основам государственного, национального и исторического самосознания Российской Федерации выступают элементом агрессии в символической сфере, и именно так их может воспринимать Москва. Терпеливость и выдержка российской стороны перед лицом провокационных действий, предпринимаемых очередным руководством Польши, поистине огромна», - указывает ведущий польский эксперт по России Анджей Валицкий (3).

Не так давно появилась еще одна проблема - Постановление Конгресса США №447 - примыкающая к вопросу о роли Польши во Второй мировой. Данный проект закона предусматривает право жертв холокоста претендовать на компенсацию имущества, утраченного в годы войны на территории Польши и наделяет Госдепартамент США полномочиями поддерживать неправительственные организации, занимающиеся вопросами реституции утраченного еврейского имущества (4). Варшава, естественно, весьма негативно воспринимает это постановление, как возможный прецедент необходимости возмещения поляками евреям нанесённого имущественного ущерба. Кроме финансовых проблем (общая стоимость имущества, теоретически подпадающего под закон №447, составляет $230 млрд.), решение Конгресса США, если оно будет воплощено в жизнь, повлечёт всё те же идеологические проблемы – превращение Польши из жертвы в одну из виновниц Второй мировой. Принятые в Польше 26 января 2018 г. поправки к закону о ПИНП, вводящие наказание за утверждения о содействии поляков холокосту ставят целью погасить возможную волну обвинений и запретить уравнивание прошлых деяний Польши с преступлениями Третьего рейха.

И закон №447, и поправки к закону о ПИНП содержат моральную составляющую. В Варшаве прекрасно понимают, что от решения по этому вопросу, зависит положение Польши в Центрально-Восточной Европе и её имидж в мире. Несмотря на многолетнюю проамериканскую политику Польши в Европе, правящая партия «Право и справедливость» (ПиС) увидела в законе №447 механизм политического давления со стороны Вашингтона с целью добиться от Варшавы тех или иных уступок.

При этом закон возымел определённое воздействие на внутреннюю политику, спровоцировав критику в адрес ПиС из уст оппозиционных партий. Рейтинг ПиС был спасён лишь благодаря мощной информационной контратаке в исполнении ПИНП, рассчитанной на польского потребителя, в первую очередь.

Более всего Варшава опасается, что отрывочные дискуссии о причастности Польши к разжиганию Второй мировой войны превратятся в планомерную долгосрочную информационную кампанию, в которой закон №447 и неудобные для польской стороны факты из прошлого будут взаимно дополнять друг друга.

Польская историческая политика в идеологическом смысле не безукоризненна и пребывает в активном состоянии в силу отсутствия информационного воздействия извне. При определенных обстоятельствах, можно предположить, что дискурс вокруг темы Второй мировой войны может сложиться в невыгодную для Варшавы идеологическую конфигурацию. И именно это вызывает такую противоречивую и циничную реакцию Варшавы.

Как заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, принятием резолюции о равной ответственности Германии и СССР за начало войны сейм Польши показывает, как идеология побеждает правду. Она также напомнила, что правда зафиксирована Нюрнбергским трибуналом. По ее словам, если польский Сейм сомневается в решениях трибунала, то надо об этом заявить. В таком случае это будет считаться попыткой пересмотра итогов Второй мировой войны.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


1) https://regnum.ru/news/2813862.html

2) https://ipn.gov.pl/pl/dla-mediow/komunikaty/85305,Oswiadczenie-IPN-w-zwiazku-z-wypowiedziami-Prezydenta-Federacji-Rosyjskiej-na-te.html

3) Walicki Andrzej “O Rosji inaczej” (Warszawa,2019)

4) https://www.congress.gov/bill/115th-congress/senate-bill/447/text

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати