ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Встреча «Нормандской четверки» - каковы перспективы «минского процесса»?

13:40 06.12.2019 • Денис Батурин, политолог

О чем договорятся или не договорятся участники «Нормандской четверки» станет известно после саммита. К 9 декабря они подходят с согласованным проектом итогового документа, однако, процессы имеющие влияние на отношения стран и ход саммита продолжают развиваться.

Одним из краеугольных камней отношений России и Украины, кроме «минского процесса», является вопрос газового транзита, до саммита контракты, судя по всему, подписаны не будут, а значит, это будет фактором влияния и на встречу «Нормандской четверки».[i]

При этом речь идёт не только об отношениях Москвы и Киева, ситуация напрямую касается Европы, и прежде всего, Германии, которая заинтересована в транзите российского газа. 

Президент Украины Владимир Зеленский не скрывает наличие «газового фактора» и его влияния на переговоры. Он заявил, что в рамках встречи в «Нормандском формате» будет обсуждаться вопрос о заключении нового контракта на транзит российского газа в Европу через территорию Украины, но, по его мнению, он не связан с проблемой войны на Донбассе.

Упор в риторике по-прежнему делается на, якобы, политизированность проекта «Северный поток-2» и призывы к Европе сделать все, чтобы транзит через Украину сохранился: «Хотя наши европейские партнеры утверждают, что это не политический, а экономический проект, я позволю себе не согласиться. Однако если нам удастся заключить новый договор о транзите на срок до 10 лет, если европейцы нам помогут, а Россия не будет противиться этому, тогда мы сможем говорить, что "Северный поток - 2" не является политическим проектом».[ii]

Ну что же, понять Зеленского можно, возможные экономические потери для страны – огромные. Но с российской стороны представлены варианты продления транзитного контракта. Не устраивают! Но что же это тогда если не политизация проблемы со стороны Киева, когда при помощи политических призывов к ЕС, он пытается решить в свою пользу экономические вопросы!?

Каковы позиции сторон перед встречей:

Украинские манёвры. Глава МИД Украины Вадим Пристайко вновь сообщил старую новость о том, что в начале сентября советники лидеров четырёх стран нормандского формата утвердили проект коммюнике, которое будет обнародовано после нормандского саммита в Париже. Пристайко постарался сообщить некоторые подробности:

  • по его словам, проект коммюнике является «не совсем амбициозным» и «очень осторожным»;

  • согласно проекту, лидеры стран нормандского формата «отмечают успешное разведение на трёх участках и предлагают определить следующие точки разведения» вооруженных формирований;

  • «лидеры отмечают успешный обмен, который состоялся, и предлагают ускорить работу по следующему этапу обмена, включая идею «всех на всех», далее, лидеры требуют определить следующие участки для разминирования и так дальше»

  • в проекте не идёт речь об изменении очерёдности или содержания Минских соглашений.[iii]

 

Прочитать это можно следующим образом - Киев не желает никакого форсирования в реализации Минских соглашений, и в этой позиции его поддерживает Европа. 

При этом Украина как бы демонстрирует некую активность с целью показать свою инициативу и важную роль в реализации «Минского процесса». Спектр показательных действий по подготовке к встрече довольно широк. Владимир Зеленский провёл совещание, на котором утвердили возможные сценарии реинтеграции Донбасса, также было анонсировано заседание СНБО под председательством президента перед встречей в нормандской формате. На уже состоявшемся совещании утвердили «пять сценариев реинтеграции Донбасса», Зеленский заявил позицию о «недопустимости решения проблемы оккупированных территорий военным путем и необходимости достижения мира на востоке Украины политико-дипломатическими методами», а секретарь СНБО Алексей Данилов выразил уверенность, что «при поддержке международных партнеров Украина сможет вернуть временно оккупированные территории и прекратить военные действия».[iv]

В эти же дни Зеленский дал интервью западным СМИ (Der Spiegel, Le Monde, Time, Gazera Wyborcza), в котором заявил следующее:

  • местные выборы в зоне проведения ООС в Донецкой и Луганской областях будут проводить только по украинскому законодательству: «... украинский закон исключает присутствие боевиков. Все украинские партии должны иметь доступ, наблюдатели, журналисты, ОБСЕ, Центральная избирательная комиссия. Если есть вооруженные группировки, ни одна партия не пойдет туда»;

  • это будет самый сложный вопрос из всех, которые будут обсуждаться на нормандском саммите, если стороны дойдут до его обсуждения.

  • «Я говорю им честно: я не согласен с тем, как этот вопрос был решен в Минске. Согласно Минскому соглашению, сначала пройдут выборы, затем контроль над границей". Зеленский подчеркнул, что позиция украинцев - сначала граница, потом выборы, но это не Минское соглашение: "К сожалению, у нас там есть противоречие. И, конечно, надо решить это".

  • Он в любом случае не начнет войну на Донбассе, но «есть много горячих голов», призывающих «отобрать» Донбасс, не думая о цене: «Я считаю, что этими людьми руководят предыдущие правители. И, честно говоря, меня это удивляет. И не только меня - спросите политиков за границей. Все удивляются, что таких людей поддерживают и подпитывают, говоря: это наша страна, завтра мы её получим».[v]

Все вышесказанное, несмотря на вроде бы согласованное коммюнике, создает определенные проблемы для переговоров, это очередная дипломатическая попытка торпедировать саму суть Минских договоренностей, а заодно представить своих политических оппонентов во главе с экс-президентом Пётром Порошенко токсичной и агрессивной политической группировкой.

 

Американские манёвры. 27 ноября позицию по саммиту обозначил Вашингтон. Глава пресс-службы Госдепартамента Морган Ортэгус заявила: «США привержены работе с нашими союзниками и партнерами, чтобы продолжать давление на Россию в вопросе соблюдения ею своих обязательств в рамках минских договоренностей и начала процесса мирного восстановления полного суверенитета Украины над Донбассом. Это будет первым шагом на пути к полному восстановлению территориальной целостности Украины в рамках признанных международным сообществом границ, включая её территориальные воды».[vi]

Заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Дэвид Хейл пошёл дальше, и заявил, что в настоящее время ведутся дискуссии о расширении «нормандского формата» переговоров по урегулированию конфликта на Украине, что Соединённые Штаты формально не участвуют в переговорах по Донбассу, но всё же тесно взаимодействуют по этому вопросу с Германией и Францией.[vii] 

США пытаются придать «Минскому процессу» антироссийскую направленность и стать его неформальным участником. Вашингтон не смущает то, что соглашения чётко зафиксировали участников процесса и ответственность каждой из сторон. 

 

Позиция Российской Федерации остаётся неизменной, в отличие от Украины, то просто не выполнявшей соглашения, а при президенте Зеленском начавшей придумывать разные варианты реализации и коррекции соглашений.

Россия не является стороной конфликта на юго-востоке Украины, а минские договоренности остаются нереализованными именно потому, что украинская сторона отказалась от выполнения политических пунктов соглашения, ссылаясь на неурегулированность вопросов безопасности. Киевом не проведена конституционная реформа, не введен в действие закон об особом статусе Донбасса, не принят закон о выборах в регионе. Вместо этого украинская сторона настаивает на передаче ей участка границы с РФ, хотя это должно произойти, согласно минским договоренностям, только после выборов.

Россия также настаивает на прямых переговорах между украинским руководством и представителями Донецкой и Луганской народных республик. Как заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров: «Минские договоренности предполагают решение всех вопросов через прямые переговоры между Киевом, Донецком и Луганском. И это зависит, прежде всего, от этих сторон, которые непосредственно конфликтуют на востоке Украины».[viii] 

 

Судя по всему, несмотря на прошедший процесс согласования позиций, Зеленский едет на встречу «Нормандской четверки» с какими-то своими «сценариями реинтеграции Донбасса» и своим видением реализации политической части соглашений, что этим соглашениям не соответствует и вновь может стать камнем преткновения на переговорах. 

Россия не видит альтернативы Минским соглашениям, придерживается позиции о необходимости выполнения пунктов документа украинской стороной и необходимости прямых переговоров между Киевом и республиками Донбасса не только на уровне Трехсторонней контактной группы. 

Европа, хоть и уставшая от украинской ситуации и находящаяся в ожидании подписания газового контракта между Россией и Украиной, а также испытывающая давление США, будет оказывать поддержку Киеву. Могу предположить, что Украина от этой встречи хочет получить транзитный газовый контракт и возможность минимального продвижения в выполнении Минских соглашений, а также привлечь США к давлению на Париж и Берлин, с целью поддержки её требований по передаче контроля над границей и позиции по блокированию политической части соглашений. Это максимальные цели, и они едва ли достижимы.

При таком раскладе итогом саммита, скорее всего, может стать фиксация украинской позиции, выходящая за рамки Минских соглашений. Это подтвердит Западу неуступчивость Киева и его приверженности антироссийскому тренду, а Зеленскому позволит вернуться в страну условным «победителем». Но без газового контракта и перспектив мира на юго-востоке, и это достаточно радикальный сценарий.

Как вариант, нельзя исключать, что Зеленский пойдёт на уже известный украинский трюк - подпишет итоговый документ саммита, который по информации его министра иностранных дел будет «не совсем амбициозным» и «очень осторожным», а потом свалит невыполнение договорённостей на политическую ситуацию в стране и парламент, в котором имеет большинство...

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати