ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Эстония: «вредный рецидив» территориальных претензий (история вопроса)

11:53 25.11.2019 • Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук

Власти Эстонии в очередной раз выступили с недружественными заявлениями в адрес России, фактически предъявив ей территориальные претензии. В Москве считают подобные действия провокационными и абсурдными и подчеркивают, что они лишь наносят еще больший ущерб двусторонним отношениям.

Спикер парламента Эстонии, член Консервативной народной партии EKRE Хенн Пыллуаас заявил, что Россия якобы аннексировала около 5% эстонской территории, и назвал их возвращение необходимым условием ратификации пограничного договора. «Мы не хотим ни одного квадратного метра российской территории. Мы лишь хотим, чтобы наши вернулись. Россия аннексировала около 5% территории Эстонии», - написал парламентарий на своей страничке в Facebook. По его мнению, эстонско-российская граница определяется Тартуским мирным договором от 1920 года, и прогресс в ратификации пограничного договора может быть достигнут только после признания Россией условий Тартуского соглашения, - заключил Хенн Пыллуаас. [1] В мае текущего года Хенн Пыллуаас уже заявлял о «оккупации» Россией 5% территории Эстонии. Официальный представитель министерства иностранных дел России Мария Захарова назвала тогда заявления Таллина «провокационными выпадами». По ее словам, тема Тартуского договора для России «навсегда закрыта». Захарова пояснила, что его действие прекратилось 6 августа 1940 года с вхождением Эстонии в состав СССР.

Нынешнее же заявление спикера эстонского парламента стало ответом на интервью директора Второго европейского департамента министерства иностранных дел России Сергея Беляева, в котором он напомнил официальную российскую позицию о недействительности Тартуского мирного договора.Дипломат подчеркнул, что затянувшееся «вступление в силу двусторонних пограничных договоров о сухопутной и морской границе, безусловно, имело бы позитивное воздействие для отношений между Россией и Эстонией, переживающих сейчас далеко не лучший период в силу проводимой Таллином недружественной линии. При этом мяч, что называется, не на нашей стороне. При подписании документов в 2014 году с эстонской стороной было достигнуто понимание об отсутствии территориальных претензий между двумя государствами и необходимости обеспечения нормальной неконфронтационной атмосферы для ратификации пограндоговоров».

«Россия эти условия целиком и полностью выполняет, чего не скажешь об эстонской стороне. Политико-информационный фон в отношении России здесь изменился только в худшую сторону. А ключевые министры правящей коалиции – министр иностранных дел Урмас Рейнсалу и министр внутренних дел Мартин Хельме даже публично предъявили нашей стране территориальные претензии, ссылаясь на недействующий Тартуский мирный договор 1920 года. В 2005 году уже подписывался пакет договоров о границе, и подпись России под этими договорами пришлось отзывать именно из-за того, что эстонский парламент внес в текст закона о ратификации ряд политических формулировок, отсылающих к Тартускому мирному договору, который не действует и который предполагает фактически территориальные претензии к Российской Федерации», - напомнил российский дипломат. [2]

Министры иностранных дел России и Эстонии Сергей Лавров и Урмас Паэт подписали российско-эстонские договоры о госгранице и о разграничении морских пространств в Нарвском и Финском заливах 18 мая 2005 года. Общая протяженность границы России с Эстонией - 460,6 км, из них сухопутная граница составляет 138 километров. На согласование документов ушло около десяти лет.

Сергей Лавров заявил тогда, что договоры с Эстонией – «важный фактор обеспечения безопасности и территориальной целостности России». Он подчеркнул, что граница закреплена «в ее нынешнем начертании, то есть по административной границе между бывшими РСФСР и Эстонской ССР». При этом в российском внешнеполитическом ведомстве подчеркнули, что эта линия незначительно скорректирована на основе взаимных пожеланий и «на условиях адекватной территориальной компенсации».

Согласно договорам, стороны договорились тогда уступить друг другу по 128,6 га суши и 11,4 кв. км поверхности озер. Россия, в частности, передавала Эстонии так называемый «Саатсеский сапог» - участок площадью 115,5 га, по которому проходит эстонская автомагистраль. Взамен Эстония передавала России лесной надел площадью 68,9 гектара в волости Меремяэ и 33,9 гектара территории в окрестностях волости Вярска. На Чудском озере и Эстония, и Россия получают право пользоваться своей половиной фарватера. Россия получала выход из Чудского озера к реке Нарве, а Эстония - участки озера в районе острова Пийрисаар.

Таллин стал настаивать на включении в тексты договоров с Москвой упоминания о Тартуском договоре 1920 года между Советской Россией и Эстонской Республикой, но затем от этого требования отказался. В соответствии с договором 1920 года к Эстонии от России отошли территории Печорского района Псковской области (Петсери) и так называемой Эстонской Ингерманландии (ныне часть Кингисеппского района Ленинградской области), а также правобережье реки Нарва (сейчас в составе Сланцевского района Ленинградской области) с Ивангородом, - составлявшие вместе около 5% территории тогдашней Эстонии.

В 1944 году, после освобождения территории Эстонской ССР от нацистских войск и территориального размежевания между РСФСР и Эстонской ССР, эти земли стали частями соответственно Псковской и Ленинградской областей.

После подписания документов 2005 года тогдашний эстонский премьер Андрус Ансип выразил надежду, что ратификация пограничных договоров поможет развитию позитивных отношений между двумя странами. «Основой добрососедских отношений будет четко зафиксированная граница. Подписание договора является примером хорошей дипломатии. В наших отношениях есть дискуссионные вопросы, но сегодняшний день показал, что их можно разрешить, если для этого есть желание обеих сторон», - заключил он. [3]

Но затем парламент Эстонии включил в закон о ратификации преамбулу о действенности Тартуского мирного договора с РСФСР от 2 февраля 1920 года. Однако в силу того, что российская сторона рассматривает договор 1920 года как не имеющий юридической силы исторический документ, в Москве сочли, что признание договора в виде преамбулы к действующему двустороннему соглашению может позволить Эстонии в будущем предъявлять России территориальные требования. Поэтому Москва отозвала свои подписи под пограничными договорами.

Во второй раз Сергей Лавров и Урмас Паэт подписали соответствующие договоры 18 февраля 2014 года. В них были внесены два изменения: стороны не имеют территориальных притязаний друг к другу и договоры касаются только решения пограничных вопросов.

Первое чтение обновленного закона о ратификации пограничных договоров прошло в парламенте Эстонии в 2016 году, после чего дальнейшее делопроизводство было приостановлено как в Таллине, так и в Москве. Сергей Лавров пояснил, что главное условие для ратификации документа – это нормальная неконфронтационная атмосфера в двусторонних отношениях. Россия свое обязательство сдержала; со стороны эстонского правительства русофобская риторика продолжала зашкаливать, и «в такой ситуации о продвижении ратификации пограничных договоров говорить не приходится», - подчеркивалось в заявлении российского посольства в Талине в январе 2018 года. [4]

Россия сожалеет, что эстонские власти выступают со все более провокационными и абсурдными заявлениями, вместо того, чтобы предпринять шаги по нормализации двусторонних отношений, - так прокомментировала 20 ноября нынешнюю ситуацию в отношениях России и Эстонии официальный представитель российского министерства иностранных дел Мария Захарова: «Мы уже неоднократно отмечали, что эта тема закрыта раз и навсегда, обсуждать ее не намерены. Тартуский договор принадлежит истории. Сожалеем, что эстонское руководство вместо того, чтобы думать о нормализации отношений с Россией, продолжает делать все более провокационные и абсурдные заявления».

«Подобная риторика отнюдь не способствует ни формированию позитивной повестки наших отношений, ни продвижению процесса ратификации двусторонних договоров о границе», - подчеркнула Мария Захарова. [5]

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков также заявил, что Москва читает требование спикера эстонского парламента Хенна Пыллуааса вернуть Таллину российские территории «неприемлемым». Мы «не можем с ним согласиться», - подчеркнул он. [6]

«Вредным рецидивом» назвал территориальные претензии Эстонии российский сенатор Алексей Пушков. «Эстония подписала договор о сухопутной границе с Россией при том понимании, что нынешняя граница и есть окончательная и никаких ссылок на Тартуский договор 1920 года не будет. Мы были в шаге от ратификации», - пояснил он. Подобные слова свидетельствуют, что эстонские политики «взялись за старое», - подчеркнул Алексей Пушков. [7]

Характерно, что Эстония остается единственной страной-членом НАТО, которая не ратифицировала договор о границе с Россией. По сути, это означает, что эстонские власти признают наличие территориальных споров с соседним государством, что де-факто является нарушением основополагающих принципов членства государства как в Североатлантическом альянсе, так и в Европейском союзе.

 

Примечания:

[1] URL: https://www.facebook.com/henn.polluaas/posts/3242840082425077

[2] URL: https://ria.ru/20191118/1560990011.html

[3] URL: http://www.vremya.ru/2005/86/5/125463.html

[4] URL: https://rus.postimees.ee/6830332/pylluaas-obvinil-rossiyu-v-anneksii-pyati-procentov-territorii-estonii

[5] URL: https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3907468

[6] URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5dd507349a79476eb16bc7b3

[7] URL: https://ria.ru/20191120/1561182951.html

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати