ГЛАВНАЯ > Актуальное интервью

Быть ли Каталонии в составе Испании?

10:46 10.11.2019 • Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Испанская Каталония бурлит политическими страстями. Сепаратисты требуют полной независимости, противники ее отделения категорично выступают против. Конфликт нарастает. Сможет ли Мадрид справиться с этой опасной для единства страны тенденцией? Есть ли возможности урегулировать каталонский конфликт?

Мой собеседник - известный испанист, доктор исторических наук, профессор МГИМО МИД России, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН Сергей ХЕНКИН.

«Международная жизнь»: Сергей Маркович, в каком состоянии сейчас находится каталонский конфликт, каков потенциал сепаратизма,  отношений между Барселоной и Мадридом? Каковы возможности у центральной власти Испании погасить «сепаратистский пожар» в Каталонии? 

Профессор Сергей Хенкин:  Позвольте мне высказать несколько соображений на этот счет. В последние годы каталонский конфликт остается в центре международного внимания. Возможность отделения Каталонии от Испании провоцирует острую политическую борьбу в Испании и бурные дискуссии в экспертном сообществе. Сначала – о текущей ситуации. Каталонский конфликт уже превратился в хронический. Его развитие показало: ни одна из противоборствующих сторон не может добиться победы. Те, кто выступают за отделение, так называемые «индепендентистас», не в состоянии навязать свою волю испанскому государству, в то время, как «унионистас», защитники целостности страны,не могут игнорировать тот факт, что примерно половина жителей Каталонии хочет независимости. 

В свою очередь, действующее испанское законодательство создает ситуацию «без выхода из конфликта». 

«Международная жизнь»Каковы же гипотетические способы разрешения конфликта при условии сохранения территориальной целостности Испании? 

Профессор Сергей Хенкин:  Во-первых, нужно уточнить. С моей точки зрения, этот конфликт не может быть разрешен быстро, в одночасье. Всегда будет большое число радикальных сепаратистов, которые никоим образом не примут нахождение Каталонии в составе Испании. В то же время, полагаю, что этот конфликт может быть смягчен. Думаю, есть два пути, чтобы смягчить конфликт. Первый заключается в улучшении включения Каталонии в Испанию (это и большее признание каталонской специфики в политико-культурной сфере, и пересмотр некоторых аспектов финансовой политики, проводимой Мадридом). Второй путь связан с реформированием конституции и государства автономий на федеральном уровне. Ведь проблема Каталонии - это проблема всей Испании, всех ее автономий. В настоящее время предполагается более рациональное перераспределение власти, ресурсов и ответственности между центром и регионами. Этот путь также включает реформу сената. Вполне возможно, что реализация некоторых из этих мер может ослабить сепаратистов, сократить часть умеренных сторонников, обиженных отношениями правительства правой Народной партии во времена председательства МарианоРахоя. 

«Международная жизнь»Но ведь стремление к независимости в Каталонии имеет уже довольно прочные позиции. С 80-х годов националисты контролируют систему образования и многие средства массовой информации. Разве в этих условиях можно как-то смягчить позиции сепаратистов? 

Профессор Сергей Хенкин: Да, согласен, ситуация с сепаратистскими настроениями в Каталонии очень сложная. Эта «болезнь» долгое время игнорировалась федеральными властями и оказалась сильно запущенной. Добавлю, что три каталонские партии доминируют в региональном парламенте, и есть несколько сильных организаций гражданского общества на сепаратистских позициях. В 2017 году возникли самозваные комитеты в защиту республики, которые борются за реализацию результатов референдума 2017 года и провозглашение республики с помощью стратегии мирного гражданского неповиновения. Существует также Генеральная ассамблея Ассоциации муниципалитетов за независимость, которая объединяет около 780 муниципалитетов. Укоренение сепаратизма в каталонском обществе и его силу продемонстрировали массовые демонстрации, которые потрясли Каталонию в октябре 2019 года после решения Верховного суда Испании осудить лидеров сепаратистского движения, которые находились в предварительном заключении в течение двух лет. Девять из них были приговорены к длительным срокам тюремного заключения от 9 до 13 лет. В знак протеста сотни тысяч людей приняли участие в демонстрациях, особенно молодых людей. Протестующие перекрывали улицы, дороги, железные пути, поджигали автомашины, мешали нормальной работе аэропорта Барселоны. В нескольких местах произошли столкновения с полицией, сопровождавшихся применением насилия с обеих сторон.  Было много раненых и задержанных полицией. Появилась радикальная ассоциация под названием «Демократическое цунами», которая координирует массовые акции протеста через интернет. Она существует только в виртуальном пространстве. Но и этого потенциала в Каталонии, как мне представляется, недостаточно, чтобы победить испанское государство. Сепаратисты не принимают во внимание, что для отделения необходимо как минимум три условия: согласие правящей региональной элиты с центром на проведение референдума, поддержка большинства населения территории и признание международного сообщества. Каталонские сепаратисты не имеют ни одного из трех. В частности, только половина каталонского населения поддерживает независимость. Каталонское общество глубоко расколото. Разделение между сторонниками и противниками независимости проходит через рабочие коллективы, семьи, компании друзей. В бурные дни октября 2019 года «каталонская улица» была разобщена. Массовые манифестации сепаратистов, которые требуют полной свободы, сменило   массовое выступление противников сепаратизма, которые сказали  «достаточно!» (Такое было только одно).  Справедливости ради следует отметить, что сепаратисты действуют заметно активнее их противников.  

Но здесь следует также отметить, что лагерь сторонников независимости разделен, у них отсутствует политический консенсус. Ассоциация одного из лидеров сепаратистов Карлеса Пучдимона «Вместе за Каталонию» (он бывший президент Женералитата и сейчас скрывается от испанского правосудия в Брюсселе) демонстрирует дух борьбы и готовность вновь вступить в открытую конфронтацию с государством. А партия  Левые республиканцы Каталонии (ее лидер, Ориол Жункерас, бывший вице-президент Generalitat, был приговорен к 13 годам тюремного заключения), напротив, считает, что необходимо расширить социальную базу сепаратизма, чтобы заставить государство вести переговоры и добиться признания итогов референдума о независимости международным сообществом. 
Следует отметить, что лидеры сепаратистов предпочитают не говорить о конкретных последствиях выхода Каталонии из Испании. А ведь отделение может быть неудачным для региона и вызвать много проблем. Среди них финансовый крах, возможное разрушение налаженных и функционирующих связей с другими регионами Испании, крах системы социального обеспечения, скорый выход из ЕС и, скорее всего, из зоны евро. 
Цена гипотетического отделения Каталонии будет высокой и для Испании. С уходом этого богатого региона страна потеряет часть своей экономической мощи, а ее бюджет будет подорван. Испания потеряет позиции четвертой экономики ЕС. 
Выход Каталонии из Испании также стал бы проблемой для Европейского Союза, у которого нет механизмов реагирования на распад стран-членов. Правовые нормы Европейского Союза не предусматривают отделения или присоединение отдельных регионов государств-членов, но и не запрещают такое присоединение. Вопрос не решен с юридической точки зрения. Ясно и то, что вступление независимой Каталонии в ЕС не будет ни автоматическим, ни быстрым. 

«Международная жизнь»:  Сергей Маркович, какая же политическая сила могла бы смягчить каталонский конфликт?  

Профессор Сергей Хенкин: Чтобы разрешить конфликт такой глубины и масштабности, необходим консенсус основных политических организаций Испании. Но пока такой консенсус отсутствует. Основные национальные партии защищают территориальную целостность Испании, но по-разному. Это два разных полюса - позиции «Сьюдаданос» («Граждане») и Народной партии с одной стороны и «Подемос» («Мы можем») с другой. Лидер «Граждан» Альберт Ривера занял более жесткую и бескомпромиссную позицию в отношении сепаратизма, требуя возобновления действия статьи 155 Конституции. Все заявления и действия, направленные на разрядку напряженности и диалог со сторонниками независимости, рассматриваются как посягательство на территориальную целостность Испании и вызывают шумную пропагандистскую реакцию. Новый лидер Народной партии Пабло Касадо также заявляет о необходимости принятия жестких мер - применить Закон о национальной безопасности. На другом полюсе находится позиция руководства «Подемос». Эта партия не отвергает принцип территориальной целостности Испании и в то же время выступает за референдум о независимости, согласованный с центральным правительством. Многим в Испании эта позиция представляется двойственной и противоречивой. Ее считают покушением на целостность государства: нельзя требовать проведения референдума о независимости и одновременно выступать за единство Испании.

«Международная жизнь»: А каково мнение такой крупной политической силы страны, как Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП-PSOE)?

Профессор Сергей Хенкин:  У ИСРП другое мнение. Ее руководство уже давно выступает за реформирование политико-территориальной организации Испании в направлении ее федерализации. В сентябре 2018 года лидер ИСРП Педро Санчес предложил принять новый автономный статут Каталонии, который закрепил бы за регионом самоуправление в составе Испании. Он также выступил в пользу проведения референдума с этой целью. Фактически, это Устав автономии, принятый в 2006 году, но частично отмененный решением Конституционного суда. Педро Санчес считает Каталонию «единственной территорией» в Испании, которая имеет устав, принятый без голосования ее граждан. Таким образом, председатель правительства Испании высказался за решение «каталонской проблемы» путем голосования в соответствии с пожеланиями значительной части населения этого региона. Но после победы на выборах в апреле 2019 года руководство ИСРП о каталонской ситуации говорить перестало. Санчес не хотел, чтобы его обвиняли в сотрудничестве с сепаратистами или «в предательстве национальных интересов Испании». Я думаю, что, как и в случае с Народной партией, эта позиция была связана с электоральными соображениями. 
Во время беспорядков в Каталонии в минувшем октябре Санчес исключил применение статьи 155 и Закона о национальной безопасности и взял на себя обязательство применять «умеренность как форму силы». В то же время он заявил, что для осужденных лидеров сепаратистов помилование не предусмотрено (ранее некоторыми лидерами ИСРП оно допускалось) и что строгое исполнение решения Верховного суда гарантировано. Эта позиция не была принята правыми партиями. Они утверждают, что Педро Санчес должен действовать более решительно и навести порядок в Каталонии, охваченной массовыми протестами. Например, Ривера заявил, что исполнительная власть Испании «отрицает реальность» происходящего в Каталонии и «ничего не делает», чтобы взять под контроль ситуацию и обеспечить безопасность граждан. Сейчас довольно трудно предвидеть позицию будущего испанского правительства в отношении каталонской проблемы. Ясно одно: напряженная борьба вокруг нее будет продолжаться. 

«Международная жизнь»: А смог бы новый референдум о независимости разрешить каталонский конфликт? Вопреки позиции правительства о его запрете, в последние годы доля каталонцев, которые высказались за голосование, согласованное с правительством Испании, составляла от 70% до 80%. Однако это предмет споров. Как вы считаете, Сергей Маркович? 

Профессор Сергей Хенкин:  Существуют серьезные сомнения в том, что референдум является инструментом, который может адекватно решить сложную каталонскую проблему. Скептики считают, что этот референдум выиграет скудное и нестабильное большинство, успех которого будет необратимым и может только еще больше расколоть каталонское общество. В поляризованных обществах, таких как каталонские, необходимы согласованные компромиссные решения и соответствующая формула существования интегрированного региона. Каталонский кризис является частью общей картины политического кризиса, который переживает Испания. Национальный и каталонский кризисы переплетаются и влияют друг на друга. Рост сепаратизма усиливает рост испанского национализма и укрепляет позиции правых национальных партий, сторонников жестких мер. В свою очередь, строгие меры стимулируют в Каталонии растущее недовольство политикой Мадрида и укрепляют лагерь сторонников  независимости. Ясно, что Испания не добьется стабильности до тех пор, пока не снимется острота каталонского конфликта. Могут возникнуть неразрешимые ситуации. Вот характерный пример. После того, как на смену двухпартийности в Испании пришла настоящая многопартийная система, парламент оказался глубоко разделен. При формировании правительства национальные партии не получают достаточного большинства. Они зависят, в частности, от голосов сепаратистских партий Каталонии, которые имеют свои фракции в парламенте. Но поддержка сепаратистов может сопровождаться неприемлемыми для Испании условиями. Принятие этих условий национальными партиями может превратить их в заложников сепаратистов. 

«Международная жизнь»:  И последний вопрос, Сергей Маркович. Какие, на ваш взгляд, существуют краткосрочные прогнозы или сценарии в отношении Каталонии?  Какие вы видите перспективы развития или смягчения кризиса?

Профессор Сергей Хенкин:  Суровый приговор, вынесенный Верховным судом Испании в отношении лидеров сепаратистов, их длительное тюремное заключение накладывают глубокий отпечаток на отношения между Барселоной и Мадридом.  Непосредственное развитие событий окажет влияние на парламентские выборы в Испании 10 ноября 2019 года и выборы в каталонский парламент, которые, вероятно, состоятся через несколько месяцев. А если мы посмотрим в более отдаленное будущее, отношения между Барселоной и Мадридом могут иметь три сценария. Первый сценарий - путь запретов, жесткие меры. Второй сценарий - конфликтное сосуществование. Это когда противоборствующие стороны не хотят слышать или понимать друг друга. И это - попытки ограничить влияние сепаратистов и, с другой стороны, попытки сепаратистов расширить свое влияние, - своего рода перетягивание каната. Третий сценарий - диалог, поиск формулы для разрешения конфликта. Первый и второй варианты или их сочетание увековечивают конфликт, делают его хроническим. Они не решают проблему управления Испанией. Третий путь - длинный и тернистый. А исходя из всего этого, можно предположить, что Испания обречена жить в обозримом будущем со встроенным дестабилизатором, олицетворяющим собой крамольную часть Каталонии. Но пока будущность единой Испании туманна. Будем надеяться, что ее целостность останется непоколебимой. 

«Международная жизнь»: Спасибо, Сергей Маркович, за интересную беседу. 

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати