ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Призрак Другого: как правые силы меняют Европу

13:44 30.10.2019 • Марина Стародубцева, стажер журнала «Международная жизнь»

В мае этого года в Европейском парламенте прошли выборы, которые показали значительные изменения европейского политического пейзажа. В то время как традиционные партии, которые долгое время шли в авангарде европейской политики, ослабили свое влияние и потеряли былую поддержку населения, на европейскую сцену смело вырвались партии, которые принято считать популистскими, националистическими и евроскептическими. Заручившись поддержкой населения на волне миграционного и экономического кризиса, с которыми столкнулась объединенная Европа, эти партии предлагают простые решения сложных вопросов и часто заявляют о поддержке российской политики. Однако по мере того, как их поддержка росла, росло и противодействие традиционных политических сил, которые снова хотят объединить Европу, выстраивая свою новую идентичность на отличие от крайне правых, но, уже беря во внимание те общеевропейские проблемы, которые вывели националистов из маргинальной среды.

Кто такие современные крайне правые? Каковы реальные цели этой политической группы? Как они изменят европейский политический ландшафт? Как выстраивать отношения с крайне правыми России? На эти вопросы ответили участники круглого стола, прошедшего 28 октября в МИА «Россия сегодня», где прошла презентация аналитического доклада «Идентичность и демократия: ультраправые в Европарламенте», изданного Институтом внешнеполитических исследований и инициатив.

Несмотря на то, что на прошедших выборах в европейский парламент объединение крайне правых «Идентичность и демократия» стало только пятым по числу мандатов, за последние годы крайне правые, или, как они себя называют, партии политической альтернативы, стали значимой силой в Европе. Но выступают они не только против миграционной политики или Европейского Союза как объединения, также они часто делают заявления связанные с Россией. Многие из них выступают за снятие санкций с России или поддерживают Россию в вопросе Крыма.

Тем не менее, как считает один из авторов доклада и директор Института русско-польского сотрудничества Дмитрий Буневич, их пророссийская позиция - это не более чем популизм. Он заметил, что месяц назад фракция «Идентичность и демократия» практически в полном составе проголосовала за резолюцию, по которой ответственность за начало Второй Мировой войны возлагалась на Германию и Советский Союз. Более того, те депутаты, которые высказывались в поддержку России в ходе прений, на самом деле проголосовали за резолюцию.

Также Буневич добавил, что во фракцию «Идентичность и демократия» вошли представители крайне правых эстонских и финских партий с ярко выраженной антироссийской позицией. «Более чем понятно, как эти люди и их фракции относятся к России, - подчеркнул он. - Во фракцию в Европарламенте вошли представители Эстонской консервативной народной партии, которые говорят, что все русские должны выметаться из Эстонии. В эту фракцию вошла партия «Истинные финны», представители которых говорят о необходимости пересмотра финско-российской границы и передачи Карелии», - подчеркивает Дмитрий Буневич.

Крайне правые и Россия

Несмотря на это, после 2014 года контакты с крайне правыми силами поддерживают как российские журналисты, так и российские политики, кто-то из них даже подписывает с ними соглашения, отметили эксперты. Председатель Российского общественного совета по международному сотрудничеству и публичной дипломатии при Общественной палате РФ Сергей Орджоникидзе подчеркнул, что в Европе есть часть населения - представители  бизнеса, политические деятели, которые выступают за сближение с Россией. «Вот эти голоса правые партии и собирают, плюс протестный электорат, который всегда существовал и будет существовать дальше. Но когда во внешней политике выступают за увеличение военного бюджета, против кого военный бюджет увеличивается? Все понятно», - замечает он.

Исполнительный  директор и член правления Германо-Российского форума Мартин Хоффманн отметил, что согласно концепции безопасности, которую выпустила партия «Альтернатива для Германии», Германия должна обрести ядерное оружие. «Россия в рамках этой концепции же обозначается как враг. Параллельно этому они говорят о дружбе с Россией. Это совершенно противоречивые заявления», - подчеркнул Хоффманн.

Все эксперты согласились с тем, что крайне правые не обладают политическим влиянием в Европе и не способны получить поддержку европейского большинства, тем не менее, они отметили, что с правыми силами сейчас крайне опасно подписывать какие-либо соглашения, особенно, когда видны все признаки потепления в российско-европейских отношениях. «Контакты с крайне правыми дискредитируют Россию в глазах тех сил, которые хотят сближения с Россией, которые хотят нормализации. И эти силы в значительной степени представляют европейский мейнстрим», - отмечает Дмитрий Буневич.

«Контакты с крайне правыми дискредитируют Россию в глазах тех сил, которые хотят сближения с Россией»

По мнению экспертов, именно встречи Макрона и Путина стали толчком к процессу нормализации. «И все контакты с крайне правыми силами, официальные и полуофициальные, используются врагами России в Европе для того чтобы дискредитировать Россию, обвинить ее во вмешательстве, в поддержке экстремистов, которые выступают за дезинтеграцию Европейского Союза и являются инструментом, который подрывает диалог, который только начат между Брюсселем и Москвой»,- отметил Буневич. По его мнению, именно поэтому важно знать подлинные возможности правых партий в Европе, у которых сейчас нет большого политического влияния, а значит, контакты с ними не имеют смысла.

«важно знать подлинные возможности правых партий в Европе»

Тем не менее, не все эксперты были полностью согласны с этим мнением. Заведующий отделом социальных и политических исследований Института Европы РАН Владимир Швейцер заметил, что информационно такие контакты нужны. Кроме того, он отметил, что следует отличать ультраправые силы, которые выведены за рамки политической жизни и правых, которые работают в политическом поле, такие как партия Марин Ле Пен «Национальное объединение».

Поляризация Европы

Последние выборы в Европарламент отличились крайне высокой явкой, впервые за двадцать лет явка на выборах достигла 51%. Однако явка повысилась не только благодаря голосам людей, поддерживающих евроскептиков, но и благодаря голосам тех, для кого важно отстоять ценности объединенной Европы. Снова объединить Европу под лозунгами «свобода, равенство, братство» - такова цель президента Франции Эммануэля Макрона, считает директор Института русско-польского сотрудничества и один из авторов аналитического доклада Дмитрий Буневич. И крайне правые партии играют в этом проекте европейской интеграции роль Другого, который необходим сейчас для того чтобы сплотить расползающееся по швам в последние годы европейское общество.

«крайне правые партии играют в этом проекте европейской интеграции роль Другого»

Экономический кризис, рост социального неравенства, а затем и миграционный кризис, но вместе с этим и кризис идентичности, обрушившийся на европейское общество вместе с глобализацией - все это привело к системному кризису европейской системы и вывело на сцену те партии, которые долгое время находились в полуподполье. Член Совета по внешней и оборонной политики, посол в отставке Александр Крамаренко считает, что по масштабам и комплексности этот кризис сопоставим с тем кризисом западного общества, который вышел наружу в Первой мировой войне, а затем привел ко Второй мировой и к политике национализма, включая фашизм. Основную проблему он видит в кризисе представительной демократии, которая перестала отвечать на запросы общества. Он отмечает, что политика за последние тридцать лет стала безальтернативной и усредненной.

«политика за последние тридцать лет стала безальтернативной и усредненной»

«Представительная демократия износилась, правый и левый центр где-то срослись. Она перестала поставлять общественные блага, на что и среагировала значительная часть европейского электората. Дело в том, что нет движения со стороны западных элит в сторону того чтобы поправить дело. А это как раз верный путь чтобы устранить угрозу от праворадикалов, выдернуть из неё запал, не дать ей взорваться», - подчеркивает Крамаренко.

Противопоставляя себя правым партиям, традиционные политические силы пока еще не создают альтернативную позитивную программу. По словам директора Института международных и стратегических отношений по России и СНГ, экс-посла Франции в России Жана де Глиниасти, президент Франции Эммануэль Макрон делает ставку на то, чтобы в следующих выборах участвовали только его партия «Вперед, республика» и правая партия Марин Ле Пен «Национальное объединение». Таким образом, он старается ослабить умеренные правые и левые партии, что в конечном итоге приведет к поляризации общества.

По мнению Александра Крамаренко, любая поляризация чревата экстремизмом. Именно поэтому надо работать на достижение согласия в обществе, но для этого должна быть альтернативная позитивная программа. «А если ты говоришь: или статус-кво или то, что предлагают крайне правые, которых вы не любите и за которых не хотите голосовать, это не продуктивно. Кончится это тем, что эти люди действительно придут к власти, потому что это единственная альтернатива той политике, которую отрицает подавляющее число населения», - полагает Крамаренко.

«любая поляризация чревата экстремизмом»

Чтобы снизить градус недовольства традиционные политические элиты пытаются заимствовать элементы программ крайне правых. Например, как замечает Дмитрий Буневич, в ответ на проблемы, связанные с миграционным кризисом, европейские силы говорят, что необходимо создать единую пограничную службу. «Большинство людей, голосующих за правые партии, это никакие не радикалы, а люди, расстроенные ростом бедности, преступности. И ответ на эти проблемы - перестройка европейского дома», - полагает Буневич.

Возможно, значимую роль в этой перестройке сыграет и Россия. Дмитрий Буневич, отвечая на вопрос о месте России в новом европейском доме, подчеркивает, что сейчас Европе крайне необходимо партнерство с Россией. «Они поняли, что если они не вернутся к разговору о России, они потеряют Россию. Они не могут ее потерять, потому что раскол с США все более заметен. Европа не хочет остаться одна. Макрон и его команда понимают, что если Россия еще несколько лет будет смотреть в сторону Европы и видеть, что там глухо, она окончательно уйдет на Восток. Европа этого не хочет, она зависит от энергоносителей из России и Россия очень важный рынок для европейской продукции. Кроме того, для Европы важна роль России на Ближнем востоке», - отмечает Буневич.

И для России, как страны с умеренной политической культурой единственным партнером могут быть политические силы с такой же умеренной политической культурой, отметили эксперты. И для этого необходимо, чтобы умеренная политическая культура не стала жертвой поляризации. А значит, с одной стороны, необходимо понимать, что статус-кво рухнул, и, с другой стороны, популисты - это не путь к решению проблем европейского общества.

По мнению Крамаренко, если посмотреть на то какой была альтернатива сто лет назад для западного общества, которое политически пробудилось вследствие резкого повышения образованности населения, то многие на западе думали, что фашизм это и есть единственная альтернатива большевизму. «Поэтому не надо преуменьшать и преувеличивать значение того, что происходит. У нас у всех есть исторический опыт и в то же время мы знаем, что история ничему не учит», - отметил он.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати