ГЛАВНАЯ > Читайте в новом номере

«Нештатный» особняк в Штатном переулке. Как 70 лет назад создавалось Посольство КНР в СССР

13:09 20.09.2019 • Кирилл Барский, Посол по особым поручениям МИД России

2 октября 1949 года, на следующий день после образования Китайской Народной Республики, Генеральный консул СССР в Пекине С.Л.Тихвинский сообщил министру иностранных дел КНР Чжоу Эньлаю о том, что Советский Союз признает Центральное народное правительство Китая. Так между Советским Союзом и молодой республикой были установлены дипломатические отношения, 70-летие которых мы отмечаем в этом году.

Но для того, чтобы сотрудничество между двумя странами смогло развернуться в полную силу, сделать предстояло еще очень многое. И прежде всего - открыть в Москве и Пекине посольства. Если Советский Союз опирался в этом на внушительный опыт дипломатического общения со своим восточным соседом и имел когорту квалифицированных кадров, то дипломатия нового Китая еще только делала первые шаги.

Посол

Выбирая будущего посла нового Китая в СССР, Мао Цзэдун остановился на кандидатуре Ван Цзясяна1. Для такого выбора были веские основания.

Ван Цзясян принадлежал к числу ветеранов китайской революции, а также хорошо знал Советский Союз и прекрасно говорил по-русски. В 1926 году 20-летний Ван Цзясян был направлен на учебу в учрежденный незадолго до этого Университет трудящихся Китая имени Сунь Ятсена2. В Москве он прожил четыре года и даже женился на русской девушке.

В то время и в самом Китае, и в рядах КПК происходили драматические события. Партия Гоминьдан разорвала отношения со своим союзником - Компартией Китая и начала кампанию жестокого преследования ее членов и сторонников левых сил, получившую название «белого террора». Попытка коммунистов поднять аграрную революцию потерпела горькое поражение, и КПК с ее военизированными формированиями была вынуждена уйти в подполье, отступить в труднодоступные горные районы, перейти к партизанской борьбе. Одновременно среди китайских коммунистов развернулась острая внутрипартийная борьба вокруг вопроса о выборе дальнейшей стратегии и тактики.

Во время учебы в Москве Ван Цзясян примкнул к так называемой «Группе 28 большевиков» во главе с Ван Мином3 - главным оппонентом Мао Цзэдуна в КПК. Однако, вернувшись в Китай и познакомившись с Мао Цзэдуном, он дистанцировался от этой фракции. Разрыв с Ван Мином и поддержка, которую Ван Цзясян оказал будущему лидеру КПК в 1935 году на решающем для исхода внутрипартийной борьбы совещании в Цзуньи, сыграли важную роль в его дальнейшей судьбе.

В 1937 году Мао Цзэдун направляет своего молодого однопартийца, который в СССР чувствует себя как рыба в воде, представителем КПК при Коминтерне, и Ван Цзясян вновь оказывается в Москве. По возвращении он получает новое высокое назначение - вводится в состав руководства Центральной военной комиссии КПК, а еще через некоторое время становится членом Политбюро ЦК партии.

Ван Цзясян как партийный деятель и военачальник внес неоспоримый вклад в победу народной революции. Ему-то Председатель Мао и решил доверить почетную миссию - быть первым послом в истории народного Китая и представлять КНР в самой на тот момент важной для Китая стране - Советском Союзе. Одновременно, как утверждает известный советский дипломат и историк А.М.Ледовский4, Ван Цзясян являлся представителем ЦК КПК для связи с ЦК ВКП (б)5.

Впервые вопрос о кандидатуре будущего посла нового Китая в Москве был затронут в ходе секретных переговоров с наркомом внешней торговли СССР А.И.Микояном, побывавшим в штаб-квартире вооруженных сил КПК, в местечке Сибайпо, в январе-феврале 1949 года. Во время беседы 4 февраля Мао Цзэдун предложил назначить на эту должность Ван Цзясяна. Читаем об этом у А.М.Ледовского: «Указав, что в 1937 году Ван находился в Москве, Мао отметил, что «в июле 1937 года он вернулся к нам с указаниями Коминтерна, которые соответствовали нашей политической линии. Эти указания помогли нам в преодолении своих ошибок». Микоян ответил, что «у нас нет возражений по вопросу о кандидатуре будущего посла в Москве»6.

Неслучайно поэтому, что Ван Цзясян был включен в состав делегации во главе с Лю Шаоци7 - секретарем ЦК КПК и одним из ближайших соратников Мао Цзэдуна, направленной летом 1949 года в Советский Союз для переговоров о предстоящем становлении новой китайской государственности и будущем советско-китайских отношений. 26 июня он прибыл в Москву, а уже на следующий день, 27 июня, участвовал во встрече Лю Шаоци с И.В.Сталиным.

Пребывание китайской делегации в Москве предусматривало обсуждение широкого круга вопросов оказания помощи Китаю в создании современной промышленности, модернизации вооруженных сил и т. д. В этой связи 2 августа Лю Шаоци направил И.В.Сталину письмо, в котором со ссылкой на просьбу Мао Цзэдуна предложил, чтобы после его отъезда Ван Цзясян остался в СССР и руководил работой экспертов. Возражений это предложение не вызвало.

В итоге будущий посол пробыл в Москве до конца августа 1949 года, а через два с небольшим месяца вернулся сюда теперь уже в новом качестве - в должности главы первой в истории нового Китая дипломатической миссии.

Назначение Ван Цзясяна послом состоялось 4 октября 1949 года, три дня спустя после образования КНР. Дел было много, и Ван Цзясян незамедлительно включился в практическую работу по выстраиванию официальных китайско-советских отношений, начал готовиться к своей будущей миссии. 10 октября на Пекинском вокзале он приветствовал своего коллегу, вновь назначенного посла СССР в КНР Н.В.Рощина. Спустя несколько дней присутствовал на церемонии вручения им главе китайского государства верительных грамот. А затем и сам отправился в путь.

Временный поверенный в делах

Пока посол собирался в дорогу, в Москву выехала первая группа китайских дипломатов, которой вменялось в обязанность наладить работу дипмиссии и подготовить встречу посла. Временным поверенным в делах КНР в Советском Союзе на этот период был назначен выдающийся специалист по России, литератор и переводчик Гэ Баоцюань8.

«Настоящим имею честь уведомить Ваше Министерство иностранных дел о том, что… я назначен Советником и Временным Поверенным в делах Посольства Китайской Народной Республики в Советском Союзе и что до прибытия посла нашей страны Ван Цзя-сяна мне надлежит исполнять все обязанности». Так гласил первый документ в адрес МИД СССР, подписанный Гэ Баоцюанем 5 октября 1949 года9.

Один из корифеев советского китаеведения М.С.Капица10, в те годы работавший в 1-м Дальневосточном отделе МИД, вспоминает: «В Москву прибыл в качестве поверенного в делах Посольства Китайской Народной Республики известный литератор и переводчик Гэ Баоцюань, человек общительный и приятный…»11

Конечно же, на плечи Гэ Баоцюаня легла большая ответственность - открывать новое посольство, не имея в этом деле никакого опыта. Но справиться с возложенными на него задачами временному поверенному помогало блестящее владение русским языком и обширные страноведческие знания.

В молодые годы Гэ Баоцюань зарекомендовал себя как талантливый журналист. С 1935 по 1937 год он жил и работал в Москве, являясь корреспондентом газеты «Дагун бао» - старейшего китайского периодического издания левого толка, регулярно писал репортажи для еженедельных журналов «Синьшэн» и «Шицзе чжиши». Эволюция политических взглядов, победа Советского Союза и стран антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне и близившееся окончание гражданской войны в Китае привели Гэ Баоцюаня в 1945 году к решению вступить в ряды КПК.

Накануне образования КНР Гэ Баоцюаню предложили перейти на работу в создаваемое коммунистами Министерство иностранных дел и выехать в Москву в качестве советника по культуре Посольства КНР в СССР.

По прибытии в Москву Гэ Баоцюань первым делом посетил советский МИД и обсудил с исполняющим обязанности заместителя заведующего 1-м ДВО И.Ф.Курдюковым12 наиболее насущные проблемы организации деятельности нового посольства. В их числе был вопрос о переезде в здание, которое до этого занимала дипмиссия низложенного правительства Гоминьдана.

Последний посол Китайской Республики в Советском Союзе Фу Бинчан (он занимал эту должность с 1943 г.), осознавая неизбежность краха режима Чан Кайши, заблаговременно покинул Москву и вылетел в Париж13. По сведениям М.С.Капицы, он обосновался в Женеве, где открыл свой ресторан14.

Когда в Москву прибыла первая группа дипломатов КНР, сотрудники Посольства Китайской Республики уже передали в Гуанчжоу, куда к тому времени под натиском Народно-освободительной армии Китая было эвакуировано правительство Гоминьдана, текст датированного 2 октября 1949 года Заявления заместителя министра иностранных дел СССР А.А.Громыко о прекращении дипломатических отношений между Советским Союзом и правительством Янь Си-шаня в Гуанчжоу (Кантоне). Так что здание, занимаемое китайским посольством, гоминьдановские чиновники освободили безропотно. А здание это было особенное.

Здание посольства

С 1932 года, когда между Советским Союзом и Китайской Республикой после трехлетнего перерыва были восстановлены дипломатические отношения, китайское посольство располагалось в роскошных «хоромах» в Кропоткинском переулке.

До революции этот переулок назывался Штатным - от слова «стадный», «стадо», так как испокон веков в этом районе Москвы, недалеко от Остоженки («Остожье» - местность, пригодная для покоса и заготовки сена), селились конюхи и держали «стада» своих лошадей. В XVII веке на Остожье находились Конюшенная слобода и Остоженский государев конюшенный двор. Но в 1903 году в Штатном переулке появился абсолютно «нештатный» особняк, каких в Москве еще не видели.

Особняк этот был построен по проекту талантливого и очень модного на рубеже веков российского архитектора Федора Шехтеля. Проект был выполнен в стиле модерн по заказу Александры Ивановны Дерожинской - дочери крупного текстильного промышленника, купца 1-й гильдии Ивана Бутикова. Неслучайно до сих пор специалисты и старожилы столицы называют это творение знаменитого зодчего «особняком Дерожинской».

В 1893 году 16-летнюю Сашеньку выдали замуж за потомственного промышленного магната и банкира П.П.Рябушинского15, однако брак вскоре распался. Женщина передовых взглядов, в 1901-м она вновь сыграла свадьбу. Ее избранником стал поручик Николаевского лейб-гвардии полка В.В.Дерожинский. Чтобы начать новую жизнь, Александра Ивановна, унаследовавшая от отца семейный бизнес, приобрела участок земли в Штатном переулке и решила возвести здесь не-обычный по тем временам особняк. Эту задачу и выполнил по ее заказу Федор Шехтель при участии Александра Галецкого.

После революции 1917 года А.И.Зимина (в 1910 г. «московская миллионерша» вышла замуж в третий раз) эмигрировала со своими сыновьями в Италию, а ее собственность была экспроприирована. В бывшем жилище Дерожинской-Зиминой размещались сначала Культурно-просветительское общество Украинской Рады, затем один из отделов Народного комиссариата просвещения РСФСР. Начиная с 1921 года здание сдавалось в аренду различным дипломатическим и иным миссиям: в 1924 году - Посольству Норвегии, с 1925 по 1932 год - представительствам Узбекской, Туркменской и Таджикской ССР в Москве. В настоящее время там находится резиденция посла Австралии в России16.

А в 1949 году сюда вселились новые хозяева - представители Китайской Народной Республики.

Первые контакты

На момент признания Москвой Центрального народного правительства КНР «выразителем воли подавляющего большинства китайского народа»17, то есть единственным законным правительством страны, на территории СССР существовали диппредставительства Китайской Республики - посольство и несколько консульств. Власть в Китае поменялась, и китайская дипломатическая недвижимость и имущество в Советском Союзе должны были обрести нового собственника.

4 октября 1949 года министр иностранных дел КНР Чжоу Эньлай подписал Распоряжение поверенному в делах посольства бывшего национального правительства Китайской Республики в СССР и консульствам в СССР с требованием «сохранения архивов и всего имущества китайского посольства и консульств». Министр призвал дипработников свергнутого правительства «спокойно ждать передачи дел». Он предложил прежнему поверенному в делах и сотрудникам гоминьдановского посольства и консульств в городах Советского Союза немедленно ответить на его распоряжение и сообщить свои мнения в связи с его осуществлением. «Я считаю, что вы должны так поступить в интересах Родины», - резюмировал Чжоу Эньлай18.

Передача дел прошла на удивление гладко. По свидетельству советских дипломатов, бывший временный поверенный в делах Китайской Республики в СССР Чэнь Дин принял временного поверенного в делах КНР в СССР Гэ Баоцюаня «весьма любезно». Рассказ об этой встрече мы находим в записи беседы исполняющего обязанности заместителя заведующего 1-го ДВО МИД СССР И.Ф.Курдюкова с Гэ Баоцюанем от 6 октября 1949 года19. Чэнь Дин заверил временного поверенного, что передаст дипломату все имущество и весь архив посольства. Позднее Гэ Баоцюань встретился со всем коллективом бывшего гоминьдановского посольства и аппарата военного атташе Китайской Республики - государства, с правительством которого КПК вела многолетнюю вооруженную борьбу20.

В Москву прибыли бывшие руководители консульств Китайской Республики в Ташкенте и Андижане. Они выразили готовность присягнуть на верность новой власти и просили оставить их на прежних должностях. Аккуратно зондировали возможность продолжить работу в Москве и упомянутый Чэнь Дин, и некоторые другие «старорежимные» дипломаты. Однако Пекин согласие на это не дал. 17 октября Чэнь Дин и большая часть сотрудников гоминьдановской дипмиссии вместе с семьями покинули Москву и вылетели в Швецию.

В последующие месяцы в полное распоряжение представителей новой власти себя отдали гоминьдановские консульские работники - руководители генеральных консульств Китайской Республики во Владивостоке, Новосибирске, Хабаровске и Чите21. 10 декабря заведующий Консульским отделом, первый секретарь Посольства КНР Чжан Гуань в сопровождении административно-технического сотрудника поездом выехали в Сибирь и на Дальний Восток для приемки имущества и документов республиканских генконсульств в упомянутых городах. Накануне их командировки советский МИД направил местным администрациям указание оказать дипломатам народного Китая необходимое содействие в работе, а в Чите - еще и подыскать для открытия Генерального консульства КНР новое помещение22. Примечательно, что местным органам связи была дана команда принимать от Чжан Гуаня шифротелеграммы, которые он хотел бы передать в адрес посольства23.

В результате согласования вопроса о том, как быть с желанием сотрудников гоминьдановского посольства остаться работать на своих местах, с правительством КНР и правительством СССР (Гэ Баоцюань счел необходимым запросить на этот счет и мнение советской стороны) в штате Посольства КНР в СССР продолжили числиться один дипломат - атташе Лу Гуаньцзе, а также домработница Чжао Чжучэн, водители Ли Юнжэнь и Чжан Юйсянь, повар Ван Фу и все советские работники бывшего Посольства Китайской Республики.

Пожелали остаться в СССР и дети уполномоченного МИД Китайской Республики в Синьцзяне Лю Цзэжуна - Лю И, Лю Жэнь и Лю Ялань, они в то время учились в советских вузах.

О Лю Цзэжуне24 следует рассказать отдельно. Сын чаеторговца из Южного Китая, он в юном возрасте оказался с родителями в России, окончил среднюю школу в Батуми, где у отца была чайная компания «Иван Лау», а затем - физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета. С 1914 по 1917 год Лю Цзэжун, которого друзья и сослуживцы называли Сергеем Ивановичем, преподавал математику в реальных училищах Кисловодска и Петрограда. За годы жизни в охваченной бурными событиями России он увлекся революционными идеями и занялся политической деятельностью. Накануне революции Лю Цзэжун возглавил Союз китайских рабочих в России, был избран в Петроградский совет, в качестве делегата от Китая присутствовал на I и II конгрессах Коминтерна. Лю Цзэжун неоднократно встречался с В.И.Лениным и впоследствии написал об этом в своих мемуарах25.

Несмотря на то, что в течение длительного времени Лю Цзэжун работал в системе МИД Китайской Республики, в том числе на руководящих должностях, отношение к нему в руководстве КПК было особым. И когда после образования КНР со стороны этого старого революционера, специалиста по Советскому Союзу и знатока русского языка поступила просьба оставить его на работе в МИД, она была удовлетворена. С согласия советского правительства продолжили учиться в СССР и дети Лю Цзэжуна.

Братская помощь

К китайским дипломатам их советские коллеги отнеслись с особым вниманием. Гэ Баоцюань был принят в МИД сразу по прибытии: в 1-м ДВО - 6 октября и заместителем министра А.А.Громыко - 7 октября. В первые месяцы общение временного поверенного в делах с И.Ф.Курдюковым, первыми секретарями М.С.Капицей и К.А.Крутиковым26 происходило практически в каждодневном режиме по телефону и два-три раза в неделю в формате личных встреч.

«При открытии посольства всегда надо решить много всяких вопросов, - вспоминает в своих записках о том периоде М.С.Капица. - Хотя здание посольства было оставлено в «посольском виде», мы тем не менее подключили Управление по обслуживанию дипломатического корпуса, чтобы оно привело его в полный порядок, что и было сделано. Вообще все, что надо было сделать для посольства народного Китая, делалось мгновенно»27.

Помимо обсуждения политических проблем и текущих вопросов двусторонних отношений, китайские дипломаты просили оказать содействие в приобретении представительского ЗИС и двух автомобилей «Победа», в подборе для посольства технических служащих: завхоза, машинистки, водителей, швейцара. Просили предоставить преподавателя русского языка (занятия для начинающих овладевать русским поначалу вела дочь советника Сюй Цзефаня - Л.Мордовская, которая была советской гражданкой).

Определенные трудности китайские дипломаты испытывали в связи с тем, что не владели в должной мере базовыми знаниями в области дипломатии. Прибыв в Москву, посол Ван Цзясян обратился к заместителю министра иностранных дел СССР А.И.Лаврентьеву с просьбой выделить Посольству КНР преподавателя истории дипломатии и консультанта по практическим вопросам дипломатического протокола, который работал бы в посольстве ежедневно один-два часа28. Появилась у партнеров и более масштабная идея - создать на базе Посольства КНР в СССР курсы для старшего опердипсостава, которые проходили бы все китайские послы, советники и первые секретари, направляющиеся на работу в китайские дипмиссии в зарубежных странах.

Много вопросов возникало с медицинским обслуживанием видных деятелей КПК, которые начиная с осени 1949 года стали в большом количестве прибывать в СССР на лечение. Проблемы со здоровьем возникли и у персонала посольства, и ими тоже пришлось заниматься, отрабатывая алгоритм действий в подобных случаях на будущее. Так, в конце октября 1949 года один из сотрудников заболел сыпным тифом. Но вовремя вмешались советские врачи, и китайский дипломат был немедленно госпитализирован. К счастью, все обошлось.

Как следует из архивных документов, на многочисленных встречах советских и китайских дипломатов обсуждались вопросы обеспечения почтовой и телеграфной связи между Советским Союзом и КНР, проведения переговоров по различным аспектам торгово-экономического сотрудничества, обучения и проживания в СССР китайских студентов, открытия в Китае отделений «Интуриста» - Государственного акционерного общества по иностранному туризму в СССР, организации в Москве выставки изобразительного искусства Китая и т. п.

Удивительное это было время! Переплетенными оказались не только судьбы двух стран - Советского Союза и Китая, но и конкретных людей. Советник Посольства КНР в Москве Сюй Цзефань, как выяснилось, на момент прибытия в СССР в дипломатическом статусе был… советским гражданином и членом ВКП (б). Во время одной из бесед с И.Ф.Курдюковым он попросил у своего коллеги совета, удобно ли ему сохранять двойное гражданство. Объясняя свои сомнения, он рассказал, что в последнее время в этой связи у него возникли «некоторые недоразумения», когда его вызывали в Щербаковский райвоенкомат и 45-е отделение милиции…29

О помощи, которую оказывала советская сторона китайским дипломатам, особенно на первых порах, свидетельствуют не только архивные документы, но и воспоминания участников тех событий. «В дни работы в Пекине меня познакомили с Чжу Чжунли30 - супругой Ван Цзясяна, - вспоминает первый заместитель председателя Общества российско-китайской дружбы Г.В.Куликова. - Она очень радушно приняла меня в своем доме, расположенном в центре столицы. Во время нашей встречи рассказала очень много интересного о Ван Цзясяне… При этом она была до глубины души растрогана вниманием и помощью, которые оказывала советская сторона работе первого посольства Китая в Москве и лично послу Ван Цзясяну»31.

Прибытие посла

Ван Цзясян прибыл в Москву 31 октября в сопровождении помощника Лю Чжэна (он приходился зятем легендарному китайскому маршалу Чжу Дэ) и еще нескольких дипломатов.

В Пекине Ван Цзясяну устроили беспрецедентные проводы. Еще бы: представитель КНР впервые отправлялся в зарубежное государство представлять интересы только что образованной республики! 20 октября 1949 года на пекинском вокзале посла и его спутников провожали министр иностранных дел КНР Чжоу Эньлай, его заместитель Го Можо, видные представители китайской общественности. Для Ван Цзясяна и 13 китайских дипломатов выделили специальный поезд, доставивший их до пограничной станции Маньчжурия. На противоположной стороне границы гостям тоже подали спецпоезд, предоставленный советским правительством.

Все было впервые и делалось в большой спешке. Так, ввиду цейтнота членам группы не успели оформить дипломатические паспорта. Вместо паспортов китайским дипломатам выдали скрепленные большой красной печатью справки с просьбой принимать посла и сопровождающих его лиц как владельцев диппаспортов. К счастью, советские пограничники отнеслись к этому с пониманием, а для китайских «стражей границы» самым веским аргументом являлось то обстоятельство, что Ван Цзясян вез с собой послание Мао Цзэдуна И.В.Сталину.

По свидетельству очевидцев тех событий, Ван Цзясян и китайские дипломаты были удивлены торжественно обставленной церемонией встречи. На Ярославском вокзале (в то время он назывался Северным) китайского посла встречали заместитель министра иностранных дел СССР А.А.Громыко, советские общественные деятели, простые люди. На перроне, украшенном государственными флагами СССР и КНР, собралась огромная толпа. Увидев из окна вагона китайский флаг, впервые вывешенный на территории иностранного государства, члены группы запели гимн.

Среди встречавших были и однокашники Ван Цзясяна по Университету трудящихся Китая. Когда посол сошел с поезда, они бросились к нему, выкрикивая его русский псевдоним - Коммусон32. Ван Цзясян был искренне растроган.

В ходе состоявшейся в тот же день беседы с Гэ Баоцюанем И.Ф.Курдюков поинтересовался, доволен ли посол тем, как его обслуживали в пути. Гэ Баоцюань ответил, что и питанием, и всем остальным посол доволен.

На пороге «особняка Дерожинской» Ван Цзясян и прибывшие вместе с ним сотрудники первого состава дипломатической миссии КНР сделали коллективную фотографию на память. Этот снимок автору статьи любезно предоставило Посольство КНР в России.

Супруга Ван Цзясяна и ряд сотрудников посольства должны были прибыть в Москву позже. Напомним, что все это происходило накануне празднования 32-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, отмечавшейся в СССР 7 ноября как национальный праздник. Для участия в торжествах в Москву направлялась официальная китайская делегация. Советская сторона сделала все возможное, чтобы и делегация, и супруга посла прибыли в столицу вовремя. Об этом в самом начале протокольной беседы, состоявшейся в МИД СССР 1 ноября 1949 года в связи с предстоящим вручением Ван Цзясяном верительных грамот, сообщил китайскому послу А.А.Громыко.

«Ваша супруга и члены китайской делегации, направляющейся в Москву на октябрьские праздники, уже находятся в Чите и должны в ближайшие дни прибыть самолетом в Москву», - порадовал Ван Цзясяна Андрей Андреевич33.

Вручение верительных грамот

3 ноября 1949 года в Кремле Ван Цзясян вручил верительные грамоты Председателю Президиума Верховного Совета СССР Н.М.Швернику. Верительные грамоты были подписаны Председателем Центрального народного правительства КНР Мао Цзэдуном и скреплены подписью и печатью министра иностранных дел КНР Чжоу Эньлая.

Обращает на себя внимание, насколько оперативно была организована указанная церемония - на четвертый день после приезда посла! Как мы знаем из дипломатической практики большинства государств мира, вручения верительных грамот послам подчас приходится ждать по несколько месяцев.

На церемонии посол Ван Цзясян выступил с краткой речью, в которой он, в частности, отметил:

«Правительство Советского Союза первым установило дипломатические отношения с нашим правительством сразу же после создания Центрального Народного Правительства Китайской Народной Республики. Правительство Китайской Народной Республики и весь китайский народ относятся к этому с большим удовлетворением и радостью, так как укрепление дружбы между двумя нашими государствами не только отвечает интересам народов обеих стран, но также будет служить интересам длительного мира во всем мире»34.

Сама церемония произвела на Ван Цзясяна и его «свиту» сильное впечатление. Обо всех деталях протокола посол впоследствии подробно доложил в Пекин. Для китайской дипломатии это было новой и крайне важной информацией: в МИД КНР только-только начинала формироваться своя протокольная служба…

В 2012 году китайское телевидение сняло документальный фильм о Ван Цзясяне, основой которого стало интервью его вдовы Чжу Чжунли. По ее словам, жила семья посла в Москве очень просто, без роскоши. Более того, в связи с ограниченным финансированием китайским дипломатам, включая главу дипмиссии, приходилось во всем себе отказывать, экономить.

Чжу Чжунли рассказала такую историю. Ван Цзясян вел активную работу в московском дипкорпусе и довольно скоро познакомился со многими послами. После этого Вана и его супругу стали приглашать на светские рауты. Ударить в грязь лицом было нельзя, а у Чжу Чжунли не было вечернего платья. Тогда было принято решение купить отрез ткани и надставить обычное выходное платье. Заниматься «кройкой и шитьем» жене помогал сам посол35

Подготовка визита Мао Цзэдуна

Одной из первых политических задач, вставших перед Ван Цзясяном, была проработка вопроса о визите в СССР Председателя Центрального народного правительства Китая Мао Цзэдуна.

Впервые о своей готовности совершить визит в Москву Мао Цзэдун заговорил в апреле 1949 года. Эта информация была доложена И.В.Сталину его представителем при ЦК КПК И.В.Ковалевым36. Однако советский лидер рекомендовал Мао Цзэдуну, учитывая сложную военно-политическую обстановку того времени, страну пока не покидать37.

Тем не менее объективно визит был необходим. Пожелание Мао Цзэдуна посетить Советский Союз и встретиться с И.В.Сталиным было вновь передано во время пребывания в Москве Лю Шаоци летом 1949 года. В практической же плоскости вопрос об организации приезда Мао Цзэдуна посол Ван Цзясян поднял на встрече с А.И.Лаврентьевым 10 ноября, и подготовка началась.

Разумеется, в содержательном плане большинство вопросов, включая проекты документов, которые планировалось подписать, обсуждались сторонами в течение длительного времени. Но в организационном плане программа визита и протокольно-технические аспекты были согласованы, по сути дела, за месяц. Немалая заслуга в этом, безусловно, принадлежит Посольству СССР в Пекине и Посольству КНР в Москве, которое находилось в постоянном контакте с 1-м ДВО и другими инстанциями.

Делегация во главе с Мао Цзэдуном стартовала из Пекина 7 декабря. По просьбе Ван Цзясяна советский МИД регулярно информировал китайских дипломатов о движении спецпоезда по советской территории. 12 декабря А.А.Громыко вновь принял Ван Цзясяна, который сообщил, что намерен выехать для встречи Мао Цзэдуна в Киров. Послу было обещано оказать в организации этой поездки необходимое содействие38. Потом, однако, от этой идеи посол отказался и встречал делегацию на Ярославском вокзале вместе с членами советского государственного и партийного руководства.

Этот исторический визит подробно описан в мемуарной литературе и академических исследованиях. Поэтому рассматривать его ход в этой статье нет необходимости. Для нашей темы важно другое: трудно даже представить себе, какая нагрузка выпала на долю китайского посольства в Москве. Мао Цзэдун находился в Советском Союзе 64 дня, провел множество официальных встреч, в том числе несколько раз встречался с И.В.Сталиным, участвовал в торжественном праздновании его 70-летия, посетил Ленинград (Ван Цзясян сопровождал его в этой поездке), побывал на целом ряде предприятий, для него была организована культурная программа. Заезжал китайский лидер и в посольство КНР в Кропоткинском переулке.

Вечером 14 февраля 1950 года, после подписания в Кремле Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР и целого пакета других важных двусторонних документов, в ресторане «Метрополь» был устроен большой прием, на котором присутствовали И.В.Сталин и Мао Цзэдун. «Хозяином» обеда был Ван Цзясян.

Первый посол пробыл в Москве сравнительно недолго - в апреле 1951 года Ван Цзясяна сменил другой выдающийся деятель китайской революции, кстати, его близкий друг юности и соратник по борьбе Чжан Вэньтянь39. Но к тому времени усилиями Ван Цзясяна и его подчиненных работа Посольства КНР в Москве была уже хорошо отлажена.

Конечно, вскоре в Кропоткинском переулке китайским дипломатам стало тесновато. В конце октября 1949 года в Посольство КНР прибыло «подкрепление», и его сотрудники сразу же почувствовали нехватку служебных помещений. «Особняк Дерожинской», при всей своей помпезности и кажущейся просторности, оказался не вполне удобным как служебное здание. Значительную часть первого этажа занимал зал приемов, для работы большого числа людей там просто не хватало места. Правда, от предшественников Посольству КНР достался офис военного атташе на 1-й Мещанской улице, но территориально он находился далековато от посольства, а кроме того, делил общий подъезд с Посольством Люксембурга.

Прошло несколько лет, и в соответствии с договоренностью сторон китайскому посольству был выделен большой участок земли в районе Раменки, на Воробьевых горах, где был возведен комплекс служебных и жилых зданий. С 1959 года оно располагается по известному многим адресу: улица Дружбы, дом 6.

 

Во время протокольной беседы с А.А.Громыко 1 ноября 1949 года, о которой уже шла речь, Ван Цзясян заявил, что счастлив быть первым послом КНР в Советском Союзе, но одновременно посетовал: теперь ему приходится браться за новое дело, и он рассчитывает в этом на помощь советской стороны.

«Совсем неплохо, когда за дипломатию берутся новые люди, - заметил Андрей Андреевич. - Мы готовы оказать вам в этом всяческую помощь».

Свое слово Москва сдержала.

 

В России помнят первого посла КНР в нашей стране Ван Цзясяна и дипломатов, открывавших китайское посольство в Москве.

В своих мемуарах М.С.Капица пишет: «В Москве с удовлетворением встретили назначение Ван Цзясяна послом КНР в СССР. Это был известный революционер, член Политбюро, заведующий Международным отделом ЦК КПК. Мягкий, скромный, деликатный человек. Мы помогли ему поскорее вручить верительные грамоты, нанести необходимые визиты, наладили обеспечение его информацией»40.

А Гэ Баоцюань, известный в России не столько как дипломат, сколько как писатель и переводчик, большой знаток и почитатель А.С.Пушкина, Русист с большой буквы, в 1988 году был награжден орденом Дружбы народов - «за большой вклад в укрепление советско-китайского культурного сотрудничества, заслуги в популяризации русской и советской литературы и в связи с 75-летием со дня рождения». Торжественная церемония состоялась в присутствии председателя Общества российско-китайской дружбы С.Л.Тихвинского, китайских дипломатов и большого числа представителей российской общественности.

Вспомним о них и сегодня, когда дипломатическим отношениям между нашей страной и Китаем исполняется 70 лет.

 

 

 1Ван Цзясян (1906-1974 гг.) - китайский государственный деятель, один из руководителей КПК. В 1926-1930 гг. обучался в Университете трудящихся Китая в Москве. По возвращении в Китай занимал различные посты в партии и армии. В 1949-1951 гг. был послом КНР в СССР, в 1951-1966 гг. - заведующим Международным отделом ЦК КПК. В 1956 г. Ван Цзясян был избран Секретарем ЦК КПК и занимал этот пост вплоть до 1969 г., когда на гребне «культурной революции» подвергся опале. Впоследствии его доброе имя было восстановлено.

 2Университет трудящихся Китая (с 1928 г. - Коммунистический университет трудящихся Китая - КУТК) был образован в 1925 г. с целью подготовки кадров для революционного движения в Китае. Располагался по адресу: ул. Волхонка, д. 16. Первым ректором университета был К.Радек, занятия в нем вели Л.Д.Троцкий, И.В.Сталин и др. В числе студентов КУТК были известные китайские революционеры, впоследствии входившие в состав высшего руководства КПК и КНР - Дэн Сяопин, Цинь Бансянь (Бо Гу), Чэнь Шаоюй (Ван Мин), Чжан Вэньтянь (Ло Фу), Е Цзяньин, Чэнь Бода, Ян Шанкунь и др.

 3Ван Мин, настоящее имя Чэнь Шаоюй (1904-1974 гг.) - китайский революционер и партийный деятель. В конце 1920-х гг. обучался в Москве в Университете трудящихся Китая имени Сунь Ятсена, где вступил в КПК, возглавил так называемую «московскую группу» и вскоре при поддержке Коминтерна стал одним из лидеров партии.
В 1929 г. вернулся в Китай, с января по сентябрь 1931 г. исполнял обязанности Генерального секретаря ЦК КПК. В 1931-1937 гг. являлся представителем КПК при Коминтерне, в качестве члена Бюро Исполкома Коминтерна отвечает за азиатское направление работы. По возвращении в Китай занимает ряд постов в партии, но критика со стороны руководства КПК и ухудшившееся состояние здоровья заставляют его в 1950 г. уехать на лечение в СССР, а с 1956 г. переехать в Москву на постоянное место жительства.
В 1960-х гг. написал несколько книг и статей по истории КПК. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

 4Ледовский Андрей Мефодьевич (1914-2007 гг.) - советский дипломат-китаевед, Чрезвычайный и Полномочный Посол. С 1944 г. в течение ряда лет работал в Китае, в том числе в должности Генерального консула СССР в Пекине и Мукдене (Шэньяне), а также в посольствах СССР в КНР и США. Служил послом СССР в Бирме. С 1980 г. был сотрудником Института Дальнего Востока АН СССР, автор ряда научных работ по истории советско-китайских отношений.

 5Ледовский А.М. СССР и Сталин в судьбах Китая. Документы и свидетельства участника событий: 1937-1952. М., 1999. С. 119.

 6Там же. С. 70.

 7Лю Шаоци (1898-1969 гг.) - китайский революционер, выдающийся партийный и государственный деятель. В начале 1920-х гг. обучался в Коммунистическом университете трудящихся Востока в Москве, где вступил в КПК. По возвращении в Китай возглавил рабочее движение в Шанхае, с 1927 г. - на подпольной работе. В 1932-1942 гг. занимался организацией партизанской борьбы против Японии, с середины 1940-х гг. выдвинулся на руководящие позиции в КПК. После образования КНР избран заместителем Председателя КНР, в 1959 г. становится Председателем КНР. Пострадал в ходе «культурной революции».

 8Гэ Баоцюань (1913-2000 гг.) - китайский русист, дипломат и писатель, переводчик на китайский язык произведений русской классики. Автор книг «Лу Синь и Советский Союз», «Беседы о Советском Союзе», «Очерки советской литературы».

 9АВП РФ. Ф. 0100. Оп. 36 а. П. 150. Д. 2. Л. 30.

10Капица Михаил Степанович (1921-1995 гг.) - выдающийся советский дипломат-китаевед и историк-востоковед, Чрезвычайный и Полномочный Посол. С 1943 по 1947 г. работал в Китае. В 1950-1954 гг. был советником Посольства СССР в КНР, в 1960-1961 гг. - послом СССР в Пакистане. С 1966 по 1987 г. руководил китайским направлением советской внешней политики - сначала в качестве заведующего 1-м ДВО, а с 1982 г. - в ранге заместителя министра иностранных дел СССР. В 1987-1994 гг. являлся директором Института востоковедения АН СССР (с 1992 г. - ИВРАН).

11Капица М.С. На разных параллелях. Записки дипломата. М., 1996. С. 47.

12Курдюков Иван Федорович (1911-1977 гг.) - советский дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол. В 1936-1939 гг. был сотрудником полпредства СССР в Китае, позднее работал в советских генконсульствах в Калгане (Чжанцзякоу) и Урумчи, в 1946-1948 гг. являлся Генеральным консулом СССР в Тяньцзине, в 1952-1953 гг. - советником посольства СССР в КНР. С 1955 по 1958 г. возглавлял 1-й ДВО МИД СССР. Впоследствии служил послом Советского Союза в Австралии и Уганде.

13Фу Бинчан прожил в Европе до 1956 г. Впоследствии он вернется к своему патрону генералиссимусу Чан Кайши, только уже не в Китай, а на Тайвань, куда в 1949 г. будут спешно эвакуированы остатки республиканской армии и органы власти Китайской Республики. На Тайване Фу Бинчан получит высокую должность председателя Совета по борьбе с коррупцией, а затем и вовсе займет пост заместителя председателя Законодательного юаня (одна из пяти палат тайваньского парламента). Чан Кайши на протяжении всей жизни продвигал Фу Бинчана, который в начале 1920-х гг. был личным секретарем Сунь Ятсена и благодаря этому пользовался в среде гоминьдановской элиты особым уважением.

14Капица М.С. Указ. соч.

15П.П.Рябушинский - крупный российский предприниматель и политический деятель, выходец из старообрядческой семьи, один из совладельцев компании «Товарищество мануфактур П.М.Рябушинского» и банкирского дома «Братья Рябушинские».

16Алиев А. Старообрядческий модерн // Литературная газета. 2018. 7 июня.; Филонова О. Особняк Дерожинской // https://um.mos.ru/houses/osobnyak_derozhinskoy; Кропоткинский переулок, 13 // https://house.updk.ru/mansions/32101/

17Телеграмма заместителя министра иностранных дел СССР А.А.Громыко министру иностранных дел КНР Чжоу Эньлаю о решении советского правительства установить дипломатические отношения между СССР и КНР // Сборник российско-китайских договоров. 1949-1999. М., 1999. С. 28.

18Распоряжение Министра иностранных дел Китайской Народной Республики Чжоу Энь-лая Поверенному в делах посольства бывшего национального правительства Китайской Республики в СССР и различным консульствам в СССР // АВП РФ. Ф. 0100. Оп. 36 а. П. 150. Д. 2. Л. 31-32.

19Запись беседы с Поверенным в делах Народной Республике Китай 6 октября 1949 г. // АВП РФ. Ф. 0100. Оп. 42. П. 288. Д. 18. Л. 5.

20Вспомним для сравнения, что после революции 1917 г. в России обстоятельства сложились иначе. Бывшие сотрудники МИД на смену власти в Петрограде отреагировали массовым бойкотом. Отказались сотрудничать с новой властью и российские послы. На циркулярную телеграмму наркома по иностранным делам Л.Д.Троцкого от 22 ноября 1917 г. с требованием сообщить о согласии проводить внешнюю политику, утвержденную II Всероссийским съездом Советов, ответили лишь послы Российской империи в Испании и Португалии. В этих условиях
26 ноября нарком был вынужден издать приказ об увольнении царских послов без права работы в правительственных органах и получения государственной пенсии. Несмотря на это, некоторые экс-главы дипмиссий в течение еще нескольких лет продолжали исполнять свои прежние обязанности, представляя уже несуществующее государство - Российскую империю или предводителей Белого движения. Более 170 царских дипломатов предпочли эмиграцию.

21Консульства Китайской Республики имелись также в Алма-Ате, Ташкенте и Андижане. В связи с нехваткой кадров правительство КНР приняло решение оставить только три консульства - во Владивостоке, Чите и Алма-Ате.

22Нота Посольства КНР в МИД СССР от 7 декабря 1949 г. // АВП РФ. Ф. 0100. Оп. 36 а. П. 150. Д. 2. Л. 41-42.

23Записка И.Ф.Курдюкова на имя А.А.Громыко // АВП РФ. Ф. 0100. Оп. 42. П. 289. Д. 30. Л. 32.

24Лю Цзэжун, другое имя - Лю Шаочжоу (1892-1970 гг.) - китайский революционер, дипломат, филолог-русист. Среднее и высшее образование получил в России. В 1919-1920 гг. принимал активное участие в российском революционном движении. По возвращении в Китай в 1920-1930-х гг. преподавал в Харбинском политехническом институте, работал на КВЖД. В 1940 г. был направлен на работу в Посольство Китая в Москве советником. С 1944 по 1949 г. работал уполномоченным правительства Китайской Республики в Синьцзяне. После образования КНР остался на дипломатической работе. В 1956 г. вступил в КПК, был советником министра иностранных дел КНР, избирался членом Народного политико-консультативного совета Китая. В 1950-1960-х гг. преподавал русский язык, автор изданного в 1960 г. и после этого многократно переиздававшегося «Большого китайско-русского словаря».

25Лю Цзэ-жун (Лау Сиу-джау). Встречи с великим Лениным // Вопросы истории КПСС. 1960. №2. С. 192-194.

26Крутиков Константин Александрович (1920-2015 гг.) - советский дипломат-китаевед, Чрезвычайный и Полномочный Посол. С 1943 г. работал в Китае. В 1954-1955 гг. был генеральным консулом СССР в Шанхае, в 1955-1958 гг. - советником Посольства СССР в КНР. Впоследствии служил послом СССР в Камбодже.

27М.С.Капица. Указ. соч.

28Запись беседы с послом Китайской Народной Республики Ван Цзя-сяном 10 ноября 1949 г. // АВП РФ. Ф. 0100. Оп. 42. П. 288. Д. 17. Л. 27-29.

29Запись беседы с советником Посольства Китайской Народной Республики Сюй Цзе-фанем 29 ноября 1949 г. // АВП РФ. Ф. 0100. Оп. 42. П. 288. Д. 18. Л. 22-23.

30Ван Цзясян и Чжу Чжунли поженились в начале 1930-х гг. в Китае, на революционной базе на юге Китая. Когда они познакомились, Чжу Чжунли работала медсестрой у канадского интернационалиста доктора Нормана Бетьюна, который в качестве добровольца находился в составе 8-й полевой армии КПК.

31Куликова Г.В. Со школьных до преклонных лет. Вся жизнь связана с Китаем и его народом // Российская газета. Спецвыпуск №117 (7875). 2019. 30 мая.

32Коммусон, или Коммунар - русские псевдонимы, которыми пользовался Ван Цзясян во время учебы в Советском Союзе. В те годы китайские коммунисты, проходившие обучение в КУТК или работавшие в СССР, часто брали себе русские фамилии // Панцов А.В. Дэн Сяопин. М., 2013. С. 58.

33Прием посла Китайской Народной Республики в СССР Ван Цзя-сяна 1 ноября 1949 г. // АВП РФ. Ф. 0100. Оп. 42. П. 288. Д. 17. Л. 21-22.

34Там же. Л. 23-26.

35Explore Zhejiang: Chinese Ambassador Wang Jiaxiang, Part 1 // https://www.youtube.com/watch?v=rQUKimmsKkQ; Explore Zhejiang: Chinese Ambassador Wang Jiaxiang, Part 2 // https://www.youtube.com/watch?v=uP-_8RkcJR4

36Ковалев Иван Владимирович (1901-1993 гг.) - советский военный и государственный деятель, генерал-лейтенант технических войск. Участник Гражданской войны. В 1944-1948 гг. был наркомом (с 1946 г. - министром) путей сообщения СССР. В 1948 г. направлен на работу в Китай главным советником при ЦК КПК и до 1950 г. являлся руководителем группы советских военных специалистов в Китае. Впоследствии занимал должность заместителя министра угольной промышленности СССР, преподавал в Военной академии Генерального штаба ВС СССР.

37Ковалев И.В. Диалог Сталина с Мао Цзэдуном // Проблемы Дальнего Востока. 1992. №1-3. С. 88.

38Прием посла Китайской Народной Республики Ван Цзя-сяна 12 декабря 1949 г. // АВП РФ. Ф. 0100. Оп. 42. П. 288. Д. 17. Л. 35.

39Чжан Вэньтянь, псевдоним Ло Фу (1900-1976 гг.) - видный китайский революционер, военачальник и политический деятель. В 1926-1930 гг. учился в Москве в Университете трудящихся Востока, входил в «Группу 28 большевиков». С 1935 по 1943 г. занимал пост Генерального секретаря ЦК КПК. В 1951 г. был назначен послом КНР в СССР. В 1954-1959 гг. - заместитель министра иностранных дел КНР. На 8-м съезде КПК в 1959 г. был обвинен в антипартийной деятельности и смещен со всех постов.

40Капица М.С. Указ. соч. С. 48.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати