ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Новая схватка за Ливию

12:18 28.06.2019 • Виктор Гончаров, эксперт-африканист

Войска Хафтара в марше на Триполи
Фото от m.news.yandex.fr

За десять дней до проведения вселивийской Национальной конференции под эгидой ООН в городе Гадамес, на которой планировалось разработать новую дорожную карту урегулирования ливийского кризиса, 4 апреля командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар, представляющий интересы восточных районов страны, отдал приказ о наступлении на столицу страны Триполи, находящейся формально под юрисдикцией Правительства национального согласия (ПНС) во главе с премьер-министром Фаизом Сараджем, но на самом деле контролируемой многочисленными криминальными и экстремистскими группировками.

По заявлению самого фельдмаршала, цель этой военной операции заключается в том, чтобы освободить ливийскую столицу от присутствия в ней террористов и криминалитета. Однако, по мнению многих экспертов, Халифа Хафтар, убедившись в бесперспективности ведения переговоров с главой ПНС Фаизом Сараджем, находящимся под влиянием исламистской организации «Братья-мусульмане» из города Мисурата (признана в РФ террористической), решил взять инициативу решения ливийской проблемы в свои руки путем установления контроля над столицей и устранения экстремистских элементов из процесса политического урегулирования.

Не менее важной причиной, подтолкнувшей его на эту акцию, явились планы Центрального банка Ливии, находящегося под контролем ПНС, подорвать финансовую систему восточных районов Ливии, в частности создать препятствия для деятельности трех крупнейших коммерческих банков, через которые осуществляется значительная часть финансовых операций в этом регионе, что могло бы создать серьезные проблемы с выплатой зарплаты местным государственным чиновникам и военнослужащим ЛНА [i].

О своих намерениях установить контроль над столицей командующий ЛНА неоднократно заявлял во всеуслышание и ранее. Разговоры об этом особенно участились в марте сего года после успешно проведенной ЛНА операции против террористических и криминальных группировок в южной провинции Феццан, ведущих между собой нескончаемую борьбу за контроль над приграничными каналами контрабанды и торговли наркотиками, сигаретами, золотом, оружием, нефтепродуктами и нелегальной переброски африканских мигрантов в Европу. Цель этой операции заключалась также в установлении контроля над крупнейшим в Ливии нефтяным месторождением Шарара и большинством стратегически важных городов провинции, включая ее столицу Себха.

Для достижения поставленных целей Х. Хафтар использовал приемы так называемой гибридной войны, когда наряду с применением военной силы против явных противников, широко использовалось привлечение на свою сторону потенциальных союзников путем выделения местным «аксакалам» и главарям вооруженных группировок финансовых средств и товарных ресурсов на общую сумму 142 миллиона долларов для оказания помощи местному населению. Так, возобновление добычи нефти на месторождении Шарара мощностью 315 тысяч баррелей в день, которая была заблокирована криминальными формированиями в декабре 2018 года, что нанесло ущерб в размере 1,8 миллиарда долларов, было проведено без боя [ii]. В результате этой операции в провинции Феццан, которая по занимаемой площади три раза превосходит Сирию, под властью Х. Хафтара оказалось около двух третей всей территории страны и основная часть нефтяных месторождений.

Фельдмаршал Халифа Хафтар.
Фото АР

МИД Франции, комментируя эти события, в своем заявлении отметил, что «были ликвидированы несколько крупных ячеек террористов и подорваны на долгое время возможности торговцев людьми продолжать свой преступный бизнес». Кроме того, действия ЛНА вынудили чадских повстанцев, действовавших в южных районах Ливии, бежать на территорию своей страны, где по их колоннам ВВС Франции были нанесены несколько авиаударов. В этой связи эксперты Международной кризисной группы считают, что это была скоординированная с Францией, а возможно ею инспирированная, совместная военная акция в поддержку режима Идриса Деби в Чаде в рамках борьбы с терроризмом в зоне Сахеля [iii].

Столь неожиданный и оглушительный успех ЛНА, как оценили эту операцию эксперты Германского института международных отношений и безопасности, способствовал укреплению авторитета Халифы Хафтара и породил новую волну предположений о ее возможном продвижении в район ливийской столицы, в окрестностях которой он пользуется поддержкой отдельных вооруженных формирований [iv].

Не случайно, поэтому, как сообщало британское агентство «Reuters», несколько послов западных стран в марте сего года во время беседы с Халифой Хафтаром в его штаб-квартире в Бенгази в течение трех часов безуспешно пытались отговорить его от начала наступления на Триполи. В ответ фельдмаршал ответил, что он готов продолжать переговоры с Фаизом Сараджем, если его предложения о разделе полномочий будут учитываться [v]. Несколько позднее в конце мая сего года в интервью французской газете «Le Journal du Dimanche» Х. Хафтар отметил, что это решение он принял лишь после того, как 6 раундов переговоров с главой ПНС Фаизом Сараджем закончились провалом, и он понял, что это не тот человек, который может самостоятельно принимать решения. Вместе с тем он признал, что в основе урегулирования политического кризиса должны лежать переговоры. «Но чтобы вернуться к ним, - подчеркнул фельдмаршал, - нужно раз и навсегда покончить с произволом незаконных вооруженных формирований» [vi].

Но, как констатировала в это время британская «The Guardian», успехи Халифы Хафтара на юге страны вызвали серьезную озабоченность и тревогу в кругах его политических противников из числа «Братьев-мусульман» (запрещены в РФ) в западных районах страны, которые стали опасаться, что Фаиз Сарадж может пойти на сделку с фельдмаршалом вопреки их интересам [vii]. При этом следует иметь в виду, что на состоявшейся 27 февраля встрече в Абу-Даби Х. Хафтара с Ф. Сараджем стороны договорились о создании нового правительства в Триполи с предоставлением Х. Хафтару поста Верховного главнокомандующего вооруженными силами Ливии. В состав нового правительства из старых членов предполагалось ввести только министра внутренних дел Фати Башагу [viii].

После этих переговоров глава Высшего государственного совета Ливии Хамид Мишри, непримиримый оппонент Х. Хафтара, тесно связанный с «Братьями-мусульманами», 4 марта слетал в Катар на встречу с эмиром, чтобы выработать меры противодействия усилению позиций Х. Хафтара, а также продемонстрировать готовность Катара оказывать поддержку радикальным исламистским группировкам западных районов Ливии. Присутствовавшие на этой встрече бывший ливийский муфтий Али Салаби и другие представители радикального ислама согласовали со своими патронами предложения, которые они намеревались внести во время работы Национальной конференции в рамках программы политического урегулирования 14-16 апреля в городе Гадамес. Суть этих предложений исламистов сводилась к тому, что резолюции этой конференции должны были иметь большую юридическую силу, чем все принятые до ее проведения законодательные акты [ix].

Возможно, это ускорило процесс принятия решения Халифы Хафтара о наступлении на Триполи 4 апреля. В течение нескольких дней подразделения ЛНА, не встречая особенно сильного сопротивления, заняли четыре основные города на подступах к столице, а именно Гарьян, Сабрату, Сурман и Тархуна, и вошли в ее южные Триполи. Однако после двух недель боев дальнейшее продвижение сил Хафтара было остановлено прибывшими на помощь местным бригадам исламистскими формированиями «Братьев-мусульман» из Мисураты, многие из которых в свое время были признаны ООН террористическими или находились в санкционном списке США.

По данным одного из ливийских изданий, на начальном этапе из общего количества 18 тысяч боевиков милицейских формирований Мисураты в отражении наступления ЛНА было задействовано только около 20 процентов от их общего количества. При этом политические воротилы Мисураты, представляющие интересы экстремистского движения «Братьев-мусульман», под фактическим контролем которых находятся власти в Триполи, получили от правительства Ф.Сараджа за оказанную ему военную поддержку 1,4 миллиарда долларов [x].

В число тех, кто встал в ряды противников Х. Хафтара, входят Салах Бади, руководитель исламистской группировки из Мисураты, а также главарь криминальной банды, занимающейся нелегальной торговлей людьми и их переправкой в Европу Абдулрахман Милад. Оба они включены в список ООН, как уголовные преступники. Активное участие в боевых действиях принимают «Бригады обороны Бенгази» во главе с Мустафой Шаркаси, созданной на базе террористической организации «Ансар аш-Шария», боевики которой в 2012 году убили в Бенгази посла США в Ливии Кристофера Стивенса и трех американских дипломатов. При этом, как заявил в телеинтервью один из представителей этих вооруженных формирований, ведущих сегодня борьбу против ЛНА, многие из них не поддерживают ПНС Фаиза Сараджа. «Мы не доверяем этим деятелям, но сегодня мы находимся с ними в одном окопе»,- подчеркнул исламист [xi].

Сразу после наступления ЛНА на Триполи 4 апреля США, Великобритания, Франция, Италия и ОАЭ в совместном заявлении призвали «все стороны конфликта воздержаться от нагнетания напряженности». Одновременно, как заметила «The New York Times», не указывая, кто явился инициатором военных действий, представители этих стран подчеркнули, что «будут считать виновной любую сторону, действия которой ведут к обострению нового конфликта» [xii].

Примечательно, что эта военная акция была предпринята на следующий день после прибытия в Триполи Генсека ООН Антониу Гуттереша для оказания помощи своему спецпредставителю Гасану Саламе в организации намеченной на 14-16 апреля Национальной конференции для выработки новой «дорожной карты» урегулирования ливийского кризиса. Во время встречи 5 апреля с Халифой Хафтаром в его штаб-квартире в Бенгази Генсек ООН обратился к нему с призывом прекратить военные действия и приступить к переговорам. Однако, фельдмаршал оставил это обращение без внимания и заявил, что «наступление будет продолжаться до тех пор, пока не будет одержана полная победа над терроризмом» [xiii].

Объясняет сдержанную реакцию западных стран на военную акцию Халифы Хафтара, которая по существу явилась для него «зеленым светом» для продолжения наступления на столицу, издание «Middle East Monitor». Оно указывает, что после восьми лет хаоса, в который Ливия погрузилась в результате военной интервенции стран НАТО в 2011 году, осознавшие свою ошибку ее западные организаторы в течение этого времени беспомощно наблюдали за разрастанием острого внутреннего конфликта и, будучи не в состоянии что-либо сделать сами. А теперь они предпочли бы, чтобы кто-то другой из числа местных деятелей навел в стране порядок. Но чтобы добиться этого, нужно с использованием силы разоружить многочисленные вооруженные формирования, действующие под эгидой ПНС, но ему неподконтрольные [xiv].

Поэтому, как отмечает «The New York Times», в некоторых западных странах это породило мнение, что на фоне преступной деятельности террористов и бандитов, борьбу с которыми генерал Х. Хафтар провозгласил своей основной целью, его авторитаризм представляет меньшее зло. Отсюда и проистекает их «созерцательное отношение» к действиям фельдмаршала, подчеркивается в статье [xv].

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что поездка в мае месяце Ф. Сараджа по странам Европы, во время которой он посетил Германию, Францию, Италию Великобританию и имел встречи в Брюсселе в штаб-квартире НАТО и ЕС с целью добиться своей поддержки и признания Х. Хафтара «агрессором», не принесла ожидаемых результатов. Западные страны, которые официально выступают в поддержку Фаиза Сараджа, также поддерживают связи с его врагом Халифой Хафтаром, в том числе и потому, что он контролирует большую часть нефтяных месторождений и 4 из 5 экспортных нефтяных терминалов. Ливийская малосернистая нефть пользуется большим спросом на мировом рынке и перерабатывается, главным образом, на НПЗ Италии и Франции.

Разочаровавшись в искренности своих спонсоров и покровителей, а также стремясь оказать прямое экономическое давление на Францию и другие страны, которые выступают в поддержку фельдмаршала Х. Хафтара, ПНС потребовало у 40 иностранных нефте- и газодобывающих компаний возобновления лицензий на продолжение деятельности. Примечательно, что это решение было принято Ф. Сараджем на следующий день после его встречи с президентом Франции Эммануэлем Макроном в Париже 8 мая сего года. По оценке британской «The Guardian», этот шаг ливийского руководителя может дать контрпродуктивный эффект и подтолкнуть Францию и другие страны, интересы которых были затронуты, к расширению масштабов помощи фельдмаршалу [xvi].

На первый взгляд может показаться, что борьба за контроль над нефтяными ресурсами и властными полномочиями в столице являются основной причиной развернувшихся боевых действий между амбициозным фельдмаршалом и не имеющим реальной власти ПНС во главе с Фаизом Сараджем. Ни в коем случае не умаляя правомерность этого тезиса, вместе с тем проблему ливийского кризиса представляется целесообразным рассматривать в более широком контексте противостояния двух арабских центров силы на Ближнем Востоке, ведущих через своих вассалов борьбу за преобладающее влияние в регионе.

Одна из противоборствующих сторон – ЛНА во главе с фельдмаршалом Х. Хафтаром – с 2014 года пользуется широкой поддержкой Египта, ОАЭ и Саудовской Аравии, которые обеспечивают ее финансирование, а также поставляют вооружение и военное снаряжение. Французская «Le Croix», например, прямо указывает, что военная операция ЛНА в начале года в южных районах Ливии была проведена при поддержке Франции, ОАЭ, Египта и Саудовской Аравии [xvii]. В последнее время к ним примкнула Иордания, которая, по сообщениям ливийских СМИ, в мае месяце поставила ЛНА партию БМП. Эта сделка была профинансирована Эр-Риядом [xviii]. Если, по данным CNN, ОАЭ и Саудовская Аравия предоставили Халифе Хафтару около 200 миллионов долларов на проведение наступления на Триполи и закупки оружия [xix], то, по оценкам экспертов Международной кризисной группы, только один Эр-Рияд на эти цели выдал Халифе Хафтару около 1 миллиарда долларов [xx].

Обращает на себя внимание тот факт, что за несколько дней до начала этой операции, 28 марта, Халифа Хафтар совершил визит в Саудовскую Аравию, где был принят королем Салманом бин Абдулазизом и наследным принцем Мохаммедом бин Салманом, с которыми в присутствии министров иностранных и внутренних дел обсуждал вопросы стабилизации внутриполитической ситуации в Ливии. По замечанию одного из экспертов, фельдмаршал стал союзником и клиентом указанной коалиции авторитарных арабских режимов прозападной ориентации в борьбе с суннитским политическим исламом в лице «Братьев-мусульман» (запрещены в РФ) и их союзников [xxi].

В Ливии эти последние представлены местным движением «Братьев-мусульман» и рядом других исламистских группировок, оказывающих решающее влияние на ПНС Ф. Сараджа и получающих широкую поддержку со стороны Турции и Катара. В мае сего года после того, как один из представителей ливийских «Братьев-мусульман» призвал Турцию осуществить военную интервенцию в Ливию для борьбы с ЛНА Х. Хафтара, Палата представителей в Тобруке объявила эту организацию террористической [xxii]. Еще в конце прошлого – начале нынешнего года были зафиксированы факты нелегальной поставки оружия ливийским исламистам со стороны Турции. 18 мая сего года ПНС Ф. Сараджа признало, что оно получило партию БМП, боеприпасов и другого оружия для отражения наступления ЛНА на Триполи. Также в Ливии было зафиксировано присутствие турецких военнослужащих, которые занимаются боевой подготовкой ополченцев ПНС и организацией отражения наступления ЛНА. Более того, 20 июня президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган официально признал, что Анкара продает ПНС Фаиза Сараджа военную технику и снаряжение [xxiii].

Помощью Катара пользуются такие исламистскикие формирования джихадистской направленности, как «Бригады обороны Бенгази», которая признана ООН в качестве террористической организации. Разгромленная силами ЛНА несколько лет тому назад, она нашла убежище у «Братьев-мусульман» в Мисурате и сейчас воюет против ЛНА в районе Триполи. Доха также оказывает поддержку влиятельному проповеднику «Братьев-мусульман» Али Салаби и лидеру ливийской партии «Аль-Ватан» Абдель Хакиму Белхаджу, в прошлом главарю «Ливийской исламской боевой группы», воевавшему в Афганистане. Всего, по данным французской газеты «Le Point», с 2011 по 2017 годы Катар предоставил исламистским группировкам Ливии, аффилированным с «Аль-Каидой», 750 миллионов евро [xxiv].

Отдельного внимания заслуживает рассмотрение позиция США по ливийскому вопросу. Три дня спустя после начала наступления ЛНА на Триполи госсекретарь США Майк Помпео заявил: «Мы совершенно определенно выступаем против военной операции Халифы Хафтара и настаиваем на ее немедленном прекращении» [xxv]. Однако неделю спустя президент США Дональд Трамп неожиданно для всех в телефонном разговоре с Халифой Хафтаром, во время которого обсуждались вопросы борьбы с терроризмом и необходимости достижения мира и стабильности в Ливии, «признал значительную роль фельдмаршала в борьбе c терроризмом и защите ливийских нефтяных ресурсов». При этом, по заявлению Белого дома, было высказано «общее понимание» перехода Ливии к «устойчивой демократической форме правления» [xxvi]. По данным «The Wall Street Journal», со ссылкой на высокопоставленных представителей США, Саудовской Аравии и Египта, этот разговор Трампа был пролоббирован наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммедом бин Салманом и египетским президентом Абдель Фаттахом ас-Сиси, которые попросили президента США оказать поддержку Халифе Хафтару [xxvii].

По данным американского интернет-издания «Al Monitor», в последнее время в США все более стали склоняться к тому мнению, что для выхода из ливийской тупиковой ситуации необходимо в той или иной форме привлечь фельдмаршала для руководства объединенными вооруженными силами. Но добиться этого они хотели бы в рамках политического диалога. Несколько лет тому назад командующий силами США в Африке генерал Дэвид Родригес и командующий силами специальных операций в Африке генерал Дональд Болдук предпринимали попытки объединить усилия ЛНА под руководством Х. Хафтара и ПНС во главе с Фаизом Сараджем для борьбы с террористами «Исламского государства», запрещенного в РФ. Однако Х. Хафтар оставил тогда эти предложения без внимания [xxviii]. Эти попытки, по всей видимости, предпринимаются и по сей день, так как 13 мая кроме очередной встречи в Каире с египетским президентом Х. Хафтар имел беседу с представителями госдепа, минобороны и Африканского командования США [xxix].

Но в американских политических кругах высказываются также соображения противоположного характера, в частности, о необходимости исключения фельдмаршала вообще из процесса политического урегулирования, так как он, якобы, является его основным тормозом. Сторонники этой точки зрения считают, что для того чтобы остановить военные действия в Ливии США должны заставить своих ближневосточных союзников прекратить оказание ими военной и иной помощи Халифе Хафтару, что приведет к его военному поражению и ослаблению позиций внутри страны.

Более того, учитывая разношерстность Ливийской национальной армии и наличие разногласий между ее отдельными племенными формированиями, предлагается приступить к более активному поиску в окружении фельдмаршала военных руководителей, которых не устраивают его авторитарные методы управления, с целью внесения раскола в ее ряды, и, хотя на это прямо не указывается, к организации военного мятежа в восточных районах страны [xxx].

Одновременно, учитывая крайне низкую эффективность деятельности главы ПНС Фаиза Сараджа, в дипломатических кругах западных стран заговорили о «восходящей звезде» нынешнего министра внутренних дел и обороны ПНС Фати Башаги, влиятельного военного и политического деятеля из Мисураты, который рассматривается на пост главы правительства как «достойный» противник фельдмаршалу Халифе Хафтару.

В РФ внимательно следят за развитием внутриполитической ситуации в Ливии, отношения с которой во времена правления Муаммара Каддафи носили масштабный и разносторонний характер. В последние годы, когда между ПНС Ф. Сараджа и ЛНА во главе с Х. Хафтаром резко обострились отношения, Москва выступает за разрешение возникшего конфликта мирными средствами путем налаживания инклюзивного политического диалога под эгидой ООН. В этих целях РФ установила и поддерживает контакты с обеими военно-политическими группировками. Когда в начале апреля сего года СБ ООН подготовил проект резолюции, в котором содержалось одностороннее требование к ЛНА прекратить военные действия в районе Триполи, российская делегация наложила на него вето и предложила распространить его действие на все участвующие в этом конфликте стороны, включая подразделения ПНС Ф. Сараджа.

Сегодня обе группировки рассматривают друг друга, как экзистенциальную угрозу для своего выживания. За первые два с половиной месяца военных действий в районе Триполи потери обеих сторон, включая гражданское население, составили 691 человек убитыми, более 4000 ранеными и около 90 000 были вынуждены покинуть места своего проживания [xxxi], а боевые действия перешли в фазу позиционной войны на истощение. ЛНА под командованием Х. Хафтара нацелена на установление контроля над столицей и основными государственными институтами страны. При этом он по-прежнему рассчитывает на поддержку своих союзников, в первую очередь, Египта. Принимая 13 июня в Каире спикера базирующейся в Тобруке Палаты представителей Ливии Агилу Салеха, президент Египта подтвердил, что «позиция Каира по вопросу поддержки Ливийской национальной армии в ее борьбе за искоренение террористических группировок на всей территории Ливии никогда не изменится» [xxxii].

В свою очередь, коалиция ПНС во главе с Фаизом Сараджем, состоящая из криминальных военизированных формирований из Триполи и исламистских бригад из Мисураты, пользующихся открытой поддержкой Турции и Катара, уверена в том, что, прекратив финансирование государственных структур Бенгази, ей удастся выдворить ЛНА в пределы восточной части страны.

Все это вместе взятое привело к тому, что позиции ливийских противоборствующих сторон еще более ужесточились. Так, глава ПНС Ф. Сарадж предложил вообще исключить Х. Хафтара из процесса политического урегулирования, а тот заявил, что приступит к переговорам только после разоружения бригад Триполи.

В этой связи определить окончательный исход военных действий представляется делом весьма затруднительным. Это объясняется тем, что союзы, заключаемые между различными вооруженными группировками, как в стане Х. Хафтара, так и в стане Фаиза Сараджа, носят сугубо прагматический и ситуативный характер. По мере того, как будет развиваться обстановка на поле боя будет меняться и состав противоборствующих коалиций. Если их главари почувствуют, что чаша весов склоняется в пользу Х. Хафтара, то часть из них, чтобы сохранить свои экономические активы и влияние, может пойти на сделку с ним. В равной степени можно считать, что некоторые союзники фельдмаршала не только в западных, но и в восточных районах страны при поддержке иностранных игроков могут перейти на сторону ПНС.

Принимая во внимание крайне высокий накал политических страстей, многие наблюдатели приходят к выводу, что даже при активном участии международного сообщества ожидать от соперничающих сторон заключения перемирия и проведения переговоров о путях урегулирования кризиса в условиях критически обострившейся обстановки в ближайшей перспективе не приходится. Это станет возможным лишь после того, как, понеся большие людские и материальные потери, непримиримые соперники убедятся в бесперспективности военного решения ливийской проблемы.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[i] https://www.crisisgroup.org/middle-east-north-africa

[ii] https://www.theguardian.com/world/2019/march/11

[iii] https://www.mei,edu/publications/general-hifter-

[iv] https:/www.swp-berlin.org/en/publication/libyas-

[v] https://uk.reuters.com/article/uk-libya-security-haf

[vi] https://www.thenational.ue/world/mena/Tripoli-mi

[vii] https://www.theguardian.com/world/2019/march/11

[viii] https://orientxxi.info/magazine/Libya-when-haftar

[ix] http://weekly.ahram.org.eg/26721.aspx

[x] https://www.crisisgroup.org/middle-east-north-africa

[xi] https://www.nytimes.com/2019/04/12/world/africa

[xii] https://www.nytimes.com/2019/04/04/world/africa

[xiii] https://www.cbc.ca/news/world/Libyan-tripoli-forces

[xiv] https://www.middleeastmonitor.com/20190418-ha

[xv] https://www.nytimes.com/2019/04/12/world/africa

[xvi] https://www.breitbart.com/national-security/2019/

[xvii] https://www.la-croix.com/Monde/Afrique/Libye-ri

[xviii] https://www.libyanexpress.com/jordan-arming-libya

[xix] https://edition.cnn.com/2019/05/05/africa/Libya-tripoli

[xx] https://www.crisisgroup.org/middle-east-north-africa

[xxi] https://www.meforum.org/58334/generals-vs-islamists

[xxii] https://English.alarabiya.net/en/news/middle-east/2019

[xxiii] https://www.sana.sy/ru/?p=190437; https://www.middleeasteye.net/news/war-torn-libya

[xxiv] https://www.lepoint.fr/afrique/libye-les-milices-de

[xxv] https://www.brookings.edu/blog/order-from-chao

[xxvi] https://uk.reuters.com/article/uk-libya-security-trump

[xxvii] https://www.wsj.com/articles/trump-backed-libyan

[xxviii] https://https://OpEdnews.com/article/more-than-seven

[xxix] https://aawsat.com/English/home/article/1719946

[xxx] https://www.foreignaffairs.com/articles/Libya/2019

[xxxi] https://www.libyaobserver,ly/inbrief/who-691-killed

[xxxii] https://www.middleeastmonitor.com/20190614-sis

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати