ГЛАВНАЯ > Культурная дипломатия

Живопись и графика Макса Эрнста встретились в Эрмитаже

11:48 25.06.2019 • Елена Рубинова,

На экспозиции «Макс Эрнст. Парижские годы» в Новом Эрмитаже.

В Двенадцатиколонном зале Нового Эрмитажа открылась выставка «Макс Эрнст. Парижские годы», посвященная не столь длительному, но ключевому периоду в жизни и творчестве художника — 1920-м годам, которые Эрнст провел во Франции. Это важнейшее для мирового искусства время ознаменовало переход от дадаизма к сюрреализму как в творчестве Эрнста, так и во всем европейском искусстве. В основе выставки  — 20 картин из собрания Арама Мурадяна, первого парижского дилера и друга художника, дополненные еще тремя произведениями М. Эрнста, происходящими из других частных собраний.

Нынешняя выставка — откровение не только для российского зрителя: долгое время работы Эрнста из коллекции Мурадяна хранились в семье и не выставлялись, и относительно недавно внук Арама Мурадяна, Хосе Мария Альфаро Мурадян,  дал коллекции вторую жизнь, открыв ее для широкой публики. Но если некоторые работы принимали участие в отдельных выставках, то все собрание демонстрируется здесь, в стенах Эрмитажа, впервые, так что у коллекции — российская и мировая премьера.

М. Пиотровский с коллекционерами и куратором А. Чаладзе на открытии

«Эта выставка — симфония прекрасных коллекций… Вы знаете, что сюрреалистов в наших коллекциях практически нет, и поэтому для нас очень важны такие выставки, как открывшиеся сейчас в Главном штабе и здесь, в Новом Эрмитаже. Ну а кроме того, это пример нашей работы и партнерства с частными коллекционерами и коллекциями…»сказал, открывая выставку, директор Государственного Эрмитажа Михаил Борисович Пиотровский.

Это действительно первая монографическая экспозиция европейского классика в России, хотя отдельные произведения Эрнста уже привозили в Эрмитаж (и ГМИИ им. Пушкина ) и раньше: в 1990-е годы одной из первых сюрреалистических выставок была экспозиция графики Макса Эрнста из коллекции корпорации «Люфтганза», а впоследствии в Санкт- Петербурге гостили три живописные работы этого художника из Художественного собрания земли Северный Рейн-Вестфалия, так что, как подчеркнул на открытии Михаил Пиотровский, так случилось, что у Эрмитажа уже установилась связь с наследием Эрнста. Однако на этот раз она гораздо масштабнее и полнее: «Мы представляем изумительного художника, возможно самого глубокого сюрреалиста, самого интеллигентного, который при этом сохранил свежесть дадаизма … В числе произведений, которые вы увидите на выставке, есть очень маленькие картины потрясающей силы со всеми любимыми мотивами…», —отметил Михаил Борисович Пиотровский на открытии в Эрмитаже 14 июня.

 

Цветы-ракушки, 1928 г.

Подготовка выставки, которая проходит в рамках проекта «Эрмитаж 20/21» при поддержке Британского Фонда друзей Эрмитажа, заняла почти два года. О работе над выставкой и сложности своей задачи рассказала в интервью куратор выставки, младший научный сотрудник Отдела современного искусства Эрмитажа Анастасия Чаладзе: «Сверхзадачей было, наверное, показать Эрнста не просто как художника, но и как азартную творческую личность, которая экспериментирует, все время что-то ищет. Он действительно алхимик, и многие исследователи его так и называли. Хотелось передать волшебную атмосферу той эпохи, в которую он творил и когда зарождалась та живопись, которую мы видим сегодня».

Руки на птицах, 1925 г.

Куратор добавила, что в процессе подготовки выставки и каталога пришлось дополнительно изучать психоанализ и делать открытия даже в самой себе. Что не удивительно:идеями Зигмунда Фрейда художник интересовался еще со времени учебы в университете, а в Париже продолжил работать над усовершенствованием техники коллажа, а также над включением коллажных принципов в живопись.

Некоторые исследователи и искусствоведы считают, что именно Макс Эрнст, приехав в 1922 году в Париж, рассказал будущим сюрреалистам, которые вряд ли читали Фрейда на немецком, о психоанализе, его основоположнике и теории толкования сновидений, чем во многом определил направление и идеологию их творчества. Потому Эрнста иногда называли не только алхимиком, но и серым кардиналом сюрреализма. Концепции случайности, автоматизма, непричастности автора к созданию произведения были осмыслены будущими сюрреалистами в рамках фрейдистской теории о бессознательном. Эрнст создал в своем творчестве фантастические миры, которые, несмотря на свою иррациональность, кажутся предельно реальными, и Сальвадор Дали в немалой степени обязан своей образностью именно своему предшественнику.

Цветок пустыни (Роза пустыни), 1925 г.

В историю мировой живописи Макс Эрнст вошел как создатель целого ряда художественных техник, в том числе  фроттажа и  граттажа, с которыми  он экспериментировал на протяжении всей своей долгой творческой жизни.  Его изобретательность сыграла ключевую роль в утверждении сюрреалистической живописи. Многие его работы заставляют вспомнить фразу, популярную среди сюрреалистов, что «красота — это случайная встреча швейной машинки и зонтика на операционном столе». Признанный гений коллажа, Эрнст искал метод «спонтанного письма», при котором содержание картины проступает из случайных сочетаний линий и красок.

 

Рыбристый лес, 1927 г.

Коллажи Эрнст составлял с особой тщательностью: при склеивании различных вырезок художник делал стыки практически невидимыми, что позволяло воспринимать изображенное как самостоятельный целостный образ. Многие такие работы Эрнст затем повторял в графике или живописи, рассматривая сюрреалистическую картину как «коллаж, нарисованный вручную». В полной мере стилистические и творческие особенности манеры Эрнста отразились в его графике, которой он занимался до самых преклонных лет.

В тот же день в Главном штабе параллельно открыли выставку «Алхимия образа. Книги Макcа Эрнста из собрания Марка Башмакова»  — ничуть не менее изысканную, чем основная живописная.  Здесь около 30 изданий, в том числе ранние коллажные иллюстрации к стихотворениям Поля Элюара, гравюры и литографии к текстам Антонена Арто, Льюиса Кэрролла, листы из знаменитой серии «Естественная история» 1926 года.

 

На экспозиции графики М. Эрнста в Главном штабе

Известный петербургский коллекционер Марк Иванович Башмаков — математик, академик Российской академии образования, постоянный партнер музея и советник директора Эрмитажа — давно собирает произведения представителей  Парижской школы в жанре livre d’artiste (в его коллекции 300 художников  и более 1500 книг). Он далеко не в первый раз показывает в Эрмитаже шедевры из своего собрания, а нынешняя музейная выставка стала для него одиннадцатой по счету. «Какая же черта Эрнста меня привлекла? Он гениальный изобретатель. Это особенно проявляется в новых средствах художественного воплощения образа — в книгах. Книга была одной из главных площадок, где реализовывались его мысли. Он не просто представитель сюрреализма, он — тот, кто создал это направление», —  отметил коллекционер Марк Иванович Башмаков.

Обе выставки — не только попытка более емко показать грани творчества одного из выдающихся художников XX века, но и продолжение экспозиционной программы, с которой в марте стартовал объявленный Эрмитажем сюрреалистический год: сначала в музее прошла выставка Роберто Матта, затем Андре Массона, а теперь — Макса Эрнста. «Наш сюрреалистический год в Эрмитаже — это живопись и серия книг. Выставка Макса Эрнста — очередная работа “Кабинета книги художника”. Это уникальная форма нашей музейной деятельности, когда музей и коллекционер совмещают государственное и частное партнерство и развивают программу такой редкой вещи, как “книга художника”. Мы гордимся, что у нас в европейском масштабе используются уникальные книжные коллекции», —  отметил Михаил Борисович Пиотровский, открывая экспозицию в Главном штабе.

 

Иллюстрация из книги Рене Шара «Зуб наготове», 1969 г.

К выставке приурочена обширная образовательная программа и издан двуязычный каталог «Макс Эрнст. Парижские годы», в котором собраны иллюстрации и экспертные статьи, посвященные творчеству художника и его вкладу в мировое искусство XX века. Выставка продолжит свою работу до 18 августа 2019 года.

 

Фото предоставлены пресс-службой Государственного Эрмитажа и Е. Рубиновой

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати