ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Возможна ли война в Евросоюзе?

10:22 25.05.2019 • Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук

Обнародованное 22 мая - накануне проходящих 23-26 мая выборов в Европейский парламент - интервью министра иностранных дел Испании Жозепа Борреля газете El Pais можно рассматривать как программный документ той части Европы, которая в принципе выступает за сохранение нынешней модели евроинтеграции, но при этом понимает необходимость более активной, согласованной и независимой политики ЕС в мировых делах. А это, в свою очередь, требует от европейцев более жесткого и самостоятельного позиционирования в дискуссиях с США и более четкой и внятной позиции в отношении других ключевых игроков – в первую очередь, России и Китая.

По мнению главы испанского внешнеполитического ведомства, Евросоюз в сложившейся ситуации (прежде всего, с учетом политики американского президента Дональда Трампа) должен играть в отношениях с США в «державную логику», а также иметь стратегическую автономию от США. «Перед США Европа должна начать играть в державную логику. Потому что мы живем в мире держав. США нам ясно говорят, что наша оборона - это не их проблема, и что наш союз их больше беспокоит. В таком случае, на America First нужно отвечать United Europe – «Объединенной Европой», - уверен Жозеп Боррель: «Я не утверждаю, что мы должны покинуть НАТО, но мы должны иметь стратегическую автономию. И нам нужна определенная способность к реакции».

Жозеп Боррель – знаковое лицо на общеевропейской политической сцене. В 2004-2007 годах он занимал пост председателя Европейского парламента, и ныне баллотируется в него от Испанской социалистической рабочей партии. [1]

Однако взаимоотношения с США – требующими от европейцев повысить расходы на оборону и одновременно инициирующими торгово-экономические и тарифные войны по обе стороны Атлантики – выступают лишь одним из элементов дискуссионной площадки, в которую сегодня превратилась Европа, и при этом далеко не самым угрожающим. С тем, что европейцы должны более активно заниматься вопросами координации общей политики в области безопасности и обороны, в той или иной мере согласны большинство стран-членов ЕС. И жесткие заявления Дональда Трампа выступают здесь скорее катализатором уже ранее инициированных самой Европой в лице, прежде всего, Германии и Франции, процессов.

А вот что гораздо более опасно для единства Евросоюза, - так это внутренние противоречия между самими европейцами. Характерно, что именно в Испании, – которую представляет Жозеп Боррель, – весьма сильны пессимистические настроения на данный счет. Согласно опросу, проведенному в марте-апреле текущего года в 14 странах ЕС организацией YOUGOV по заказу Европейского совета по международным отношениям, около 23% испанцев заявили о реальности в ближайшие 10 лет войны между государствами-членами Евросоюза.

Гражданам других европейских стран ситуация видится еще более угрожающей. В реальность полномасштабной войны в рядах Евросоюза верят свыше около 38% голландцев, 35% австрийцев и французов, почти 33% венгров и поляков, порядка 31% румын и чехов, почти 29% словаков и шведов и 27% граждан Германии.

И если даже войны не будет – распад Евросоюза в ближайшие 10-20 лет считают возможным 58% французов, 57% итальянцев и поляков, 50% немцев и 40% испанцев. [2]

Причины подобного пессимизма носят разнообразный характер, но главной из них является проблема нелегальной миграции на фоне углубления социально-экономических проблем и негативного исторического фона взаимных территориальных обид и претензий (характерных в целом, но не только, для региона Центральной и Восточной Европы). На этом фоне не приходится удивляться растущей поддержке во многих европейских странах правых популистов, националистов и евроскептиков.

Одним из ведущих европейских государственных деятелей, кто наиболее активно выступает за реформирование внутренней и внешней политики Евросоюза, является президент Франции Эммануэль Макрон, явно выступающий в этих вопросах в духе известного лозунга «лучше меньше, да лучше». Одним из пунктов его программы, подтвержденной в преддверии нынешних выборов в Европарламент, выступает идея исключить несколько стран-членов ЕС из «шенгенской зоны». Заявив, что существующее соглашение по единому европейскому визовому пространству не работает, он в целях изменения ситуации предложил пойти на радикальные меры и пересмотреть саму указанную модель. «Народ держится еще и за счет своих границ», но «чтобы быть открытыми», европейцам «нужны границы, нужны правила», - подчеркнул Эммануэль Макрон. Он напомнил о коллективном решении ЕС иметь «общие границы», но заявил, что Шенгенское соглашение «больше не работает». По словам французского президента, Евросоюзу необходимо пересмотреть миграционную политику, так как европейцам важна Европа, которая «держит свои границы, которая защищает их».

Кроме того, по мнению Макрона, сильная и суверенная Европа должна «пересмотреть амбиции по взаимодействию и развитию в отношении к Африке и всем, кто нуждается, чтобы избежать такой миграции»: «Но у этой Европы есть обоснованное право на статус беженца, и ответственность сопровождает солидарность. Именно на этих основаниях необходимо реформировать «шенгенское пространство». При этом он не исключил, что после такого реформирования в «шенгенской зоне» останется меньше стран, чем сейчас: из нее могут быть исключены государства, не участвующие в распределении мигрантов, которые прибывают в Европу. [3]

Обращение к французам, озвученное Эммануэлем Макроном, должно было подытожить так называемые «общенациональные дебаты», проходившие во Франции с 15 января по 15 марта в рамках дискуссий по путям решения проблем движения «желтых жилетов». И в этом плане переход французского президента с внутренних социально-экономических вопросов на общеевропейские крайне показателен для понимания нынешнего господствующего политического тренда в Евросоюзе. [4]

Программа французского президента предполагает также создание новой структуры для координации оборонной политики Евросоюза - Европейского совета по безопасности. Помимо стран ЕС, туда призвана войти Великобритания вне зависимости от сроков и условий ее выхода из состава Европейского союза. В соответствии с планом европейские страны должны подписать новое соглашение, регулирующее их отношения с НАТО и закрепляющее за членами ЕС обязанность тратить больше средств на военные нужды. Одновременно с этим Эммануэль Макрон настаивает на создании общеевропейских сил быстрого реагирования для ответа на «вызовы безопасности» ЕС.

При этом Эммануэль Макрон допустил, что, учитывая серьезность реформ, которые требуются ЕС, для их реализации может потребоваться изменить основополагающие договоры. Для этого необходимо одобрение всех без исключения членов союза, а в некоторых странах такая мера выносится на референдум. [5]

Реакция других европейских политиков на предложения хозяина Елисейского дворца оказалась подчеркнуто сдержанной. Наиболее активно поддержал французского лидера премьер-министр Испании Педро Санчес, - что дает основания говорить о складывании в рамках ЕС франко-испанского альянса как основы более широкого средиземноморского блока. «Мы должны защитить Европу, чтобы Европа смогла защитить нас», - заявил глава испанского правительства. Канцлер Германии Ангела Меркель высказалась гораздо более обтекаемо, заявив лишь, что она «поддерживает дискуссии о будущем Европы».

Идеи Макрона по борьбе с внешним вмешательством носят чересчур масштабный и недостаточно избирательный характер, - так прокомментировал предложения президента Франции глава брюссельского офиса аналитического центра Open Europe Питер Клеппе. По его словам, идея наднациональной структуры по борьбе с фейковыми новостями и политическими манипуляциями может даже представлять определенную опасность: «Не ясно, кто будет определять, что является вредными новостями, а что нет. Такие организации должны быть подотчетны демократически избранным национальным властям». Кроме того, по мнению Питера Клеппе, создание общеевропейских сил вряд ли будет способствовать укреплению оборонительного потенциала ЕС и не придется по душе Великобритании, где политики сфокусированы на взаимодействии с партнерами по НАТО. [6]

В отличие от Эммануэля Макрона и других европейских политиков, средства массовой информации высказываются более жестко. «Возможен ли фашистский Евросоюз?» - таким вопросом задается, в частности, итальянская газета La Stampa. По ее мнению, «фашистская Европа возможна, но не неизбежна», и новый состав Европарламента должен будет разобраться с кризисом гиперлиберализма, исключившим и вытеснившим на обочину тех, кто проиграл в процессе глобализации. «Начиная с глобального финансового кризиса, вылившегося в кризис еврозоны, разразился также кризис гиперлиберализма. Главным образом, правые, но и отчасти радикальные левые роются в прошлом, апеллируя к закрытой повестке. От радикальных сторонников Brexit до трампизма и невероятной коалиции европейских суверенистов общим знаменателем является неприятие любой открытости - от миграции (и ислама) до международной торговли, многостороннего рынка и европейской интеграции», - подчеркивает издание и предупреждает: «Конец проекта «единой Европы» привел бы к необратимому закату европейцев. В мире, где дела ведутся с Китаем, Соединенными Штатами Америки, Россией, компаниями Google и Huawei, где требуется направлять миграцию и бороться с климатическими изменениями, европейские страны по отдельности, к сожалению, слишком малы. Лишь вместе мы сможем продвигать свои интересы». [7]

Еще одним фактором в контексте активизировавшихся дискуссий о путях реформирования Евросоюза выступает проблема взаимоотношений Брюсселя с Москвой и Пекином. Здесь имеется своя специфика. Если в вопросах выстраивания взаимодействия с Россией европейцы в целом все-таки стараются исходить из собственных интересов в сфере экономики и особенно энергетики, то по китайской проблеме они явно оказались в тисках американского давления на фоне «торговой войны» Дональда Трампа с Китаем. Вашингтону, очевидно, подыгрывает даже французский президент, призвавший председателя КНР Си Цзиньпинав ходе состоявших недавно переговоров в Париже ни много ни мало «уважать целостность Европейского союза и те ценности, которые он несет». [8]

Подобная ситуация заставляет оценивать перспективы развития ситуации в Евросоюзе с изрядной долей скептицизма. Многое здесь будет зависеть как от итогов выборов в Европарламент, так и от динамики отношений США и Китая. Пока ни та, ни другая опции не сулят позитивных изменений Евросоюзу. А это, в свою очередь, может побудить европейцев более внимательно отнестись к проблеме налаживания взаимодействия с Россией.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Примечания:

[1] URL: https://regnum.ru/news/polit/2633868.html

[2] URL: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2019/05/23/802324-pravopopulistskie-partii

[3] URL: http://www.lefigaro.fr/politique/2019/04/25/01002-20190425LIVWWW00046-en-direct-emmanuel-macron-conference-presse-annonces-gilets-jaunes-ric-ena-notre-dame.php

[4] URL: https://www.rbc.ru/politics/25/04/2019/5cc200649a79477837df7c47#ws

[5] URL: https://www.lemonde.fr/international/article/2019/03/04/la-lettre-d-emmanuel-macron-aux-europeens_5431354_3210.html

[6] URL: https://www.rbc.ru/politics/05/03/2019/5c7e4d2a9a7947da693b13cb

[7] URL: https://www.lastampa.it/2019/05/23/cultura/possibile-unue-fascista-YaU9eYQu2DnhK4TxY7HrcI/premium.html

[8] URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5c9a10f19a7947c41cac973d#ws

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати