Форум Пояса и Пути. Ожидания и опасения

11:14 29.04.2019 Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН


Второй Форум Пояса и Пути в Пекине подвел почти 6-летние промежуточные итоги реализации торговой и инфраструктурной инициативы "Один пояс - один путь".  Запущенная в 2013 г., Инициатива Пояса и Пути (ИПП) призвана соединить страны Азии, Европы, Африки и Ближнего Востока сетью портов, дорог, аэропортов, трубопроводов и других инфраструктурных проектов.

Возникшие за это время ожидания во многом оправдались.  Интерес к ИПП в мире вырос – если первый  форум в мае 2017 г. посетили 29 глав государств и правительств, то сейчас – 38 (рост в основном за счет стран-членов Европейского союза, который два года назад его проигнорировал). Как и в прошлый раз, форум посетили Генеральный секретарь ООН и президент Международного валютного фонда.

И дело здесь не только в арифметике. «Коллективный Запад» (США, ЕС, Япония, Австралия)  и Индия изначально бойкотировали инициативу, видя в ней угрозу своим геоэкономическим и геополитическим интересам. Поэтому приезд на второй форум европейских лидеров – явный успех китайской дипломатии. Тем более что (автор как участник экспертной части первого форума тому свидетель) страны, бойкотировавшие форум на политическом уровне, в этот раз выставили представительные делегации своих экспертов, которые проявили большой интерес к ИПП и участвовали в дискуссиях активнее других.

В преддверии нынешнего форума власти КНР выпустили доклад, в котором подвели итоги прошедших шести лет. К инициативе присоединились 125 стран и 29 международных организаций. Продвигается строительство шести ключевых для инициативы транспортных коридоров, включая важные для России маршруты: «Новый евразийский мост» (Китай-Казахстан-Россия-Евросоюз) и «Экономический коридор Китай-Монголия-Россия». Торговля между КНР и подключившимися к инициативе участниками превысила $6 трлн., увеличившись в 2018 году на 16,4%.[1]

Компании, принимавшие участие в форуме, подписали межправительственные соглашения о сотрудничестве, а также документы о практическом взаимодействии по созданию профильных платформ многостороннего сотрудничества на общую сумму в 64 миллиарда долларов.

Теперь от ожиданий к опасениям. Летом 2018 г. от выполнения ранее взятых на себя в рамках проекта обязательств отказался премьер Малайзии Махатхир Мохамад, ввиду отсутствия средств для выплаты взятых предыдущим правительством кредитов. С различными проблемами в этой связи столкнулись на Шри-Ланке, в Непале, Индонезии, Мьянме, Венгрии и других странах. 

Опасения усилились, когда китайская государственная компания получила контрольный пакет порта Хамбантота на Шри-Ланке, поскольку эта страна не сумела погасить китайский кредит. Выстроенные западными масс-медиа в один событийный ряд, эти сообщения породили разговоры о том, что ИПП чревата «долговой западней» для стран-участниц. Среди других трудностей, с которыми столкнулась ИПП - сложности местной политики, геополитическое и геоэкономическое соперничество.

Хотя «долговая западня» - это вполне реальная проблема, пишет гонконгская South China Morning Post - ни одна из сторон не заинтересована в том, чтобы привести ее в действие. Страны-участницы ИПП еще не до конца поняли, как она работает, особенно при оценке проектов. Со своей стороны, «Китай обретает все больше опыта, и теперь ему надо добиваться, чтобы проекты лучше оценивались с обеих сторон, привлекая к этой работе международные организации».[2]

Предложение было услышано: на открытии форума министр финансов Китая Лю Кунь представил план по оценке долговой нагрузки на страны-участницы ИПП, подготовленный на основе стандартов МВФ и Всемирного банка. Отныне желающие получить китайский кредит страны будут после оценки получать статус высоко-, средне- или низко-надежных заемщиков.

В своей речи на открытии форума председатель КНР  Си Цзиньпин также сосредоточился на устранении беспокойства относительно ИПП. Некоторые из мер, о которых он заявил, ранее обсуждались в ходе торговых переговоров с США. В частности, Си Цзиньпин отметил, что Китай не будет заниматься девальвацией национальной валюты в ущерб другим странам.

Также он говорил о приверженности реформам, защите интеллектуальной собственности, открытости китайской экономики, защите торговых марок и коммерческой тайны, борьбе с кражей интеллектуальной собственности. Китай продолжит снижать тарифы и нетарифные барьеры, расширит доступ к своим рынкам, даст большему количеству предприятий, контролируемых иностранцами и полностью находящихся в иностранной собственности, доступ к большему количеству секторов.

Председатель КНР особо подчеркнул, что Китай будет придерживаться принципов широких консультаций, совместного вклада и общих выгод, поддерживая тесную связь и координацию со всеми сторонами, чтобы работать вместе на основе открытости, инклюзивности и прозрачности.[3]

Последнее особенно важно для понимания сути ИПП, который является не интеграционным проектом, управляемым сверху,  а международным экономическим режимом, участников которого объединяют общие принципы, цели, правил и процедуры принятия решения. Каждая страна вольна присоединиться к инициативе, исходя из своих экономических интересов, на основе сопряжения стратегий национального развития.

Именно такова позиция России и других стран-членов ЕАЭС, о чем заявил на форуме Владимир Путин – как и в первый раз, его главный почетный гость. Российский президент сказал, что ИПП перекликается с российской идеей создания Большого евразийского партнёрства, которое предполагает тесное сопряжение идущих в Евразии различных двусторонних и многосторонних интеграционных процессов. Россия, подчеркнул он, готова предпринять усилия, направленные на создание прозрачных, комфортных условий, способствующих развитию кооперации и сотрудничества на всём Евразийском континенте.[4]

Речь идет о сухопутной части ИПП – Экономическом поясе Шелкового пути. При этом  В. Путин заявил и о том, что Россия изучает возможность сопряжения Северного морского пути и «Морского Шелкового пути XXI  века» - морской составляющей ИПП.

Баланс достижений и опасений подводить пока рано – ИПП является долгосрочной стратегической инициативой, реализация которой может занять не одно десятилетие. В конце концов, - это качественно новая для мировой экономики форма многостороннего взаимодействия и сотрудничества. А сам Форум Пояса и Пути может превратиться в новый институт глобального управления, соизмеримый по представительности и значимости с "большой двадцаткой".

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] «Китай проводит перепись попутчиков. В Пекине начался второй форум «Пояса и пути»», https://www.kommersant.ru/doc/3955425?from=doc_vrez

[2] «South China Morning Post (Гонконг): почему среди соседей Китая сохраняются сомнения относительно инициативы «Один пояс, один путь», https://inosmi.ru/politic/20190425/245001315.html

[3] «6 ключевых тезисов выступления Си Цзиньпина на форуме "Один пояс - один путь", https://www.vestifinance.ru/articles/118488

[4] «Владимир Путин принял участие во втором Международном форуме «Один пояс, один путь», http://www.kremlin.ru/events/president/news/60378