ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Современному миру не хватает «тормозов»

12:27 03.04.2019 • Инна Яникеева, редактор журнала «Международная жизнь»

Вследствие стремительного развития современных технологий, включая информационно-коммуникационные (ИКТ), появляются все новые вызовы и угрозы миру, безопасности, суверенитету и территориальной целостности стран, исходящие от современного экстремизма и терроризма. Несмотря на осознание всеми государствами возрастающей опасности данной тенденции, международное сообщество все еще не выработало единый стандарт противодействия этому. В частности, одним из препятствий является отсутствие согласованного определения понятия «экстремизм». Это приводит к снижению эффективности реализации многосторонних механизмов взаимодействия на мировой арене. Кроме того, рядом государств осуществляются попытки использовать проблематику контртерроризма и антиэкстремизма для вмешательства во внутренние дела других стран.

По мнению экспертов, терроризм не может быть уничтожен только путем использования военной силы, принятия новых законов. Необходимо также искоренить условия распространения терроризма в соответствии со всеобщей международной стратегией, включающей в себя совместную работу стран и международных организаций. Учитывая транснациональный характер финансирования, планирования и исполнения атак, международное сотрудничество является основным гарантом успешной борьбы с терроризмом и источниками его финансирования.

Во время II Международной научно-практической конференции по теме «Приоритетные задачи международного сотрудничества в противодействии экстремизму и терроризму», которая состоялась 29 марта 2019 года, Министр внутренних дел Российской Федерации генерал полиции Российской Федерации Владимир Колокольцев подчеркнул, что в современном мире негативное влияние радикальных идеологий представляет угрозу безопасному существованию и развитию суверенных государств. «В таких условиях не должно быть места геополитическим амбициям и противоречиям. Важно консолидировать усилия мирового сообщества в противодействии общим вызовам», - заявил Владимир Колокольцев. Например, интенсивность военных конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке ведет к значительному потоку беженцев из регионов боевых действий. При этом, многие страны оказались недостаточно готовы к эффективному решению миграционных проблем. «В свою очередь, это приводит к высокому уровню напряженности. В итоге даже в государствах с устойчивыми демократическими традициями укрепляются позиции и движения крайнего толка, осуществляются беспрецедентные акты террора, которые в том числе транслируются в режиме реального времени в сети Интернет»,- подчеркнул Владимир Колокольцев. События в Новой Зеландии, произошедшие 15 марта 2019 года, являются подтверждением этому. В результате террористического акта были убиты 49 человек.  

По словам начальника Главного управления по противодействию экстремизму МВД России Олега Ильиных, проблема экстремизма и терроризма перешагнула границы отдельных государств и регионов и стала общемировой проблемой. «Отдельными государствами экстремизм используется как инструмент геополитики и передела сфер экономического влияния. Об этом свидетельствует волна цветных революций в странах, имеющих богатые природные и энергетические ресурсы»,- отметил Олег Ильиных. По его мнению, недоумение вызывает продолжающая информационная и финансовая поддержка рядом государств деятельности на территории Сирии вооруженных группировок, а также, так называемой, умеренной оппозиции. «Практика «заигрывания» с радикальной идеологией и двойными стандартами, например, деятельность «Белых касок», неприемлемы в борьбе с экстремизмом и повлекут разрушительные последствия»,- заявил начальник Главного управления по противодействию экстремизму МВД России. По его словам, на эффективности международного взаимодействия в целях борьбы с экстремизмом и терроризмом негативно сказываются конъюнктурные политические соображения, взаимные претензии, санкции. Кроме того, стратегическое поражение, так называемого, всемирного халифата в Сирии и Ираке влечет за собой смещение интересов Исламского государства (ИГ – здесь и далее – террористическая группировка, деятельность которой запрещена в ряде стран, в том числе в России) на территорию Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Туркмении. Продолжается укрепление позиций талибов и боевиков ИГ в северных провинциях Афганистана, граничащих со странами СНГ в Центральной Азии. «Эти процессы приобретают особую опасность с учетом того, что в Сирии, Ираке, Афганистане на стороне ИГ находятся несколько тысяч граждан СНГ, которые неизбежно планируют вернуться в страны исхода»,- отметил Олег Ильиных.

Повышение эффективности деятельности международных и региональных организаций, ответственных за консолидацию усилий по борьбе с экстремизмом и терроризмом, приобретает сегодня особое значение. В этой связи может быть полезен для международного сотрудничества успешный опыт ШОС в противодействии данным угрозам. Как отметил заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации Олег Сыромолотов, в организации удалось выработать действенную конвенцию по противодействию экстремизму, которая была подписана в 2017 году в Астане. «Конвенция может служить оптимальным стандартом международного антиэкстремистского сотрудничества, содействовать укреплению международной базы в антиэкстремистской и антитеррористической сферах»,- сообщил он.

Важно также отметить, что Конвенция Шанхайской организации сотрудничества по противодействию экстремизму впервые в международном праве дает определение «экстремистам», «экстремистским деяниям», формирует на пространстве ШОС общие подходы к экстремизму, как питательной среде терроризма в противовес навязанной Западом концепции «насильственного экстремизма». Конвенция открыта для присоединения любых стран, в том числе не являющихся государствами-членами ШОС.

Андрей Давыденко, Илья Рогачев, Владимир Макаров
Фото автора

Роль СМИ в противодействии экстремизму и терроризму

Средства массовой информации играют значимую роль в современном мире. Они формируют у целевой аудитории образы, мнения, необходимые тем, кто контролирует СМИ, а также способны побуждать к определенным действиям, которые могут носить экстремистский либо террористический характер.

В связи с существованием данной угрозы миру и безопасности Россия выдвинула предложение разработать и внедрить на международном и национальном уровнях концепцию «добровольных контртеррористических самоограничений» для представителей СМИ, общественных деятелей, официальных лиц и политиков. Как отметил Директор Департамента по вопросам новых вызовов и угроз Министерства иностранных дел России Илья Рогачев, должны существовать морально-этические рамки в работе СМИ, самоограничения, даже при проведении пропагандистской работы.

Предполагаемый «кодекс поведения» будет включать «самозапрет» на создание медийного контекста, способного спровоцировать радикализацию в обществе, ведущую к экстремизму и терроризму, а также задавать высокий стандарт для формулирования публичных позиций в сфере контртерроризма.

По словам первого заместителя главного редактора журнала «Международная жизнь» Андрея Давыденко, с учетом новых вызовов и угроз, озабоченностей по части противодействия информации, способной вызвать радикализацию общественных настроений, принятие хартии или иного документа, определяющего именно контртеррористические самоограничения в СМИ, - а с таким предложением выступает российский МИД, - своевременно и оправданно. «Это будет шаг в правильном направлении. Даже если такой документ не будет носить жестко обязывающего характера, он все равно нужен как инструмент сдерживания, как своего рода тормоз. Сегодняшнему информационно перегруженному и не слишком управляемому миру подобных тормозов явно не достает»,- заключил Андрей Давыденко.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати