Афганистан: «невыигранная война»?

00:00 20.07.2010 Наджмудин А. Шайх, член Совета директоров Пакистанского института стратегических исследований, Исламабад


После нашумевшего интервью генерала МакКристалла журналу «Rolling Stone» и последовавшего за ним решения Президента США Б. Обамы заменить его генералом Петреусом в качестве командующего коалиционными силами в Афганистане в центре общественного внимания оказалась ситуация в этой стране. В частности, широко обсуждался вопрос о том, как данная перестановка скажется на реализации стратегии, которую разработал МакКристалл для достижения поставленной Обамой цели разрушить сеть «Аль-Каиды» в Афганистане и не дать превратить эту страну в убежище для террористических группировок, вынашивающих планы нанесения ударов по США и их союзникам. Большинство комментаторов восприняло кандидатуру Петреуса как наилучший из имеющихся в наличии вариантов. Однако отмечалось, что при всех недостатках МакКристалла, у военных в составе Западной коалиции, по крайней мере, функционировала единая система командования. У  американской же  гражданской команды совершенно не получалось работать слаженно и особых успехов в деле повышения качества государственного управления в Афганистане не наблюдалось. Следовательно, войну в этой стране США проигрывали. Все чаще звучит утверждение о том, что утрата Вашингтоном решимости продолжать начатое в Афганистане объясняется отсутствием поддержки со стороны общественного мнения и отчасти тем, что американское руководство начинает считать победу в войне в Афганистане в принципе недостижимой.

         В этом контексте особое значение приобрели появившиеся ранее сообщения о том, что и президент Карзай не верит в победу американцев и по этой причине склоняется к примирению с талибами, для чего стремится заручиться поддержкой Пакистана. Высказывалось предположение, что Карзай уволил министра внутренних дел Афганистана Атмара и шефа разведки Салеха не за то, что они не сумели предотвратить нападение на джиргу мира в Кабуле, а за их неготовность оказать поддержку его политической линии, а также из-за реакции пакистанцев на их радикально антипакистанские воззрения. 

         После отставки  МакКристалла не осталась незамеченной и интенсификация контактов между Пакистаном и Афганистаном. Сообщалось, что начальник штаба сухопутных войск Пакистана Ашфак Первез Каяни и шеф военной разведки генерал Паша дважды встречались с Карзаем, а министр иностранных дел Афганистана Залмай Расул провел переговоры с коллегами в Пакистане. Можно предположить, что пакистанцы выступают в качестве посредников в процессе примирения с группировками Джелалуддина Хаккани и Гульбуддина Хекматиара, в результате которого за разрыв связей с «Аль-Каидой» им будет предложено интегрироваться в администрацию Карзая. Следует ожидать, что в случае успеха переговоров на эту тему, следующим шагом станет выявление умеренных сил среди руководства талибов на юге Афганистана и вовлечение их в переговорный процесс.

         Стоит отметить, что, отвечая во время визита в Пакистан на вопрос о возможности примирения между Карзаем и Хаккани, спецпредставитель администрации Б. Обамы по Афганистану и Пакистану Ричард Холбрук хотя и сказал, что такое трудно себе представить, но все-таки добавил: «Кто знает...». Неоднозначный ответ прочитывается как указание на то, что, продолжая считать  Хаккани непримиримым врагом, предоставляющим «Аль-Каиде» убежище в Северном Вазиристане, Вашингтон тем не менее не станет чинить препятствий «процессу примирения по инициативе Афганистана» при условии, что Хаккани порвет с «Аль-Каидой».

         Абсолютно ясно, почему реальный ход событий в Афганистане совершенно не совпадает с планами Вашингтона. Исходной точкой американского планирования был неверный постулат, согласно которому неграмотное в основной массе афганское население окажется в состоянии сформировать силы безопасности, которые к 2011 году будут готовы начать брать на себя ответственность за положение дел в стране и что, более того, удастся быстро свести на нет повстанческое движение, которое население поддерживает не только в силу собственных убеждений и как крупного работодателя, но и в результате прямого запугивания. Реальный опыт между тем показывает, что на нейтрализацию повстанческого движения, как правило, требуется не менее 15 лет (как и многие другие наблюдатели, я считаю, что лишь в последние пару лет американцы и НАТО, наконец, сформулировали и начали пытаться реализовать на практике серьезную стратегию борьбы с повстанческим движением в Афганистане). Ясно и то, что озабоченному текущими экономическим проблемами американскому обществу в настоящее время совершенно не до Афганистана, хотя многие прекрасно понимают, насколько прав Б. Обама, постоянно предупреждающий об угрозах, с которыми столкнется Америка на собственной территории, если «Аль-Каиде» вновь откроется доступ к талибанизированному Афганистану. При всей своей словесной браваде, в данный момент администрация Обамы вынуждена искать способ вывести Америку из войны, которую уже стали считать наиболее затяжной из всех, какие ей до настоящего времени приходилось вести.

         Возникает вопрос: что произойдет, если Карзай решительно двинется вперед по пути внутриафганского примирения. Очевидно, для этого потребуется выполнение следующих условий:

 

  • Установление четкого срока вывода коалиционных вооруженных сил из Афганистана.
  • Согласие на определенную децентрализацию управления, причем ряду провинций на юге и востоке Афганистана в порядке самоуправления придется дать возможность ввести в действие элементы шариата.
  • Наряду с выводом сил международной коалиции, вытеснение из Афганистана всех повстанческих группировок иностранного происхождения, в особенности остающихся в стране сторонников «Аль-Каиды».
  • Реорганизация системы подбора кадров для афганских национальных сил безопасности с целью обеспечения более равномерного представительства в них различных этнических групп населения Афганистана.
  • Меры, способствующие возврату беженцев из Пакистана, и ликвидация всех существующих на данный момент убежищ движения Талибан в этой стране.
  • Пресечение связей между афганскими талибами и пакистанским движением «Техрик-и-Талибан Пакистан».
  • Налаживание жесткого контроля на афгано-пакистанской границе и, что является необходимым следствием данной меры, безусловное согласие со стороны Афганистана с международно-признанной конфигурацией этой границы.

         Эти непростые задачи вполне могут оказаться непосильными для вовлеченных в процесс примирения сторон и тех, кто старается оказать им содействие. Важно также понять, в какой степени все вышеизложенное окажется приемлемым для прочих входящих в состав населения Афганистана этнических групп - таджиков, узбеков, хазар — а также для стран региона, которые в прошлом оказывали поддержку Северному альянсу и могут счесть абсолютно недопустимым даже ограниченное возвращение талибов во властные структуры Афганистана. Не создаст ли внутриафганское примирение почвы для гражданской войны наподобие той, что бушевала в ряде афганских провинций до 11 сентября 2001 года? Не станет ли оно для определенных элементов на юге и востоке Афганистана причиной для возобновления той самой деятельности, которая привела к трагедии 11 сентября и дальнейшим чудовищным последствиям для Афганистана и всего региона?

         Еще один важный вопрос состоит в том, в какой степени коалиция западных держав останется включенной во внутриафганскую ситуацию после национального примирения в этой стране. Безусловно, Афганистан будет по-прежнему нуждаться в помощи извне для обеспечения деятельности своих вооруженных сил, восстановления инфраструктуры и поддержания функционирования учреждений сферы образования и здравоохранения, которые удалось создать в последнее время. Карзай, как известно, заявил, что США придется оплачивать существование афганских сил безопасности еще лет 15, и, наверное, то же самое можно сказать обо всех инициативах, направленных на обеспечение развития страны.

         Как недавно показали геологические изыскания, суммарная стоимость запасов природных ресурсов, которыми располагает Афганистан, составляет порядка триллиона долларов. В этой связи возникла надежда, что Афганистан сможет раньше, чем ожидалось, самостоятельно обеспечивать собственное госуправление и развитие. Скорее всего, подобный оптимизм не оправдан. По моим оценкам, при самом благоприятном развитии событий пройдет не менее 25 лет,  прежде чем природные ресурсы Афганистана удастся вовлечь в экономический оборот. К сожалению, благоприятного развития событий не предвидится, а значит ждать придется еще дольше. Более вероятно, что другие страны региона сочтут себя весьма заинтересованными в том, чтобы привести  к власти в Афганистане силы, которые смогут дать им больше шансов воспользоваться природными богатствами этой страны.

         Итак, если только процесс внутриафганского примирения не будет управляться с совершенно исключительной дальновидностью, вероятность обеспечения мира и стабильности в Афганистане, а значит, и в регионе в целом, крайне невелика. Особую опасность данная ситуация представляет для Пакистана как страны, в которой успех усилий по искоренению терроризма и обузданию экстремизма напрямую зависит от того, утвердятся ли мир и стабильность в Афганистане.

www.fondsk.ru

 

         Об авторе .Наджмудин А. Шайх 38 лет состоял на дипломатической службе Пакистана и вышел в отставку в 1999 году. Служил послом/Высоким представителем Пакистана в Канаде (1987-1989), Германии (1989-1990), США (1990-1991) и Иране (1992-1994). В 1994-1997 годах состоял в должности Иностранного секретаря.

        В 2002 Наджмудин А. Шайх служил специальным представителем президента Пакистана и в этом качестве встречался с руководителями России, Ирана, Узбекистана, Индонезии, Сингапура, Малазии и Японии с целью разъяснения позиций своей страны. В 2005 году Наджмудин А. Шайх посещал Йемен, Судан, Кению и Бахрейн.

       В настоящее время Наджмудин А. Шайх — член Совета директоров Пакистанского института стратегических исследований (Исламабад).

 

Версия для печати