Беспорядки в Алжире: удар по России?

11:58 10.03.2019 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Политическая ситуация в Алжире стремительно обостряется. Численность участников протестных демонстраций уже достигла одного миллиона человек, и к ним присоединяются представители алжирской диаспоры в других странах – прежде всего, во Франции.  Тысячи алжирцев-противников действующего президента Абдельазиза Бутефлики организовали демонстрации в целом ряде французских городов, а самые крупные прошли в Париже и средиземноморском Марселе. [1]

Около 200 человек со стороны демонстрантов и полиции получили ранения, а активисты акций протеста обещают парализовать экономическую и политическую жизнь страны посредством общенациональной забастовки. Для страны, последние почти два десятилетия являвшейся оплотом стабильности в регионе Северной Африки, подобное развитие событий может стать тяжелым испытанием. Но у происходящего имеется целый ряд причин как внутриполитического, так и внешнего характера.

К внутренним причинам нарастания напряженности в Алжире относится объективное недовольство многих алжирцев решением 82-летнего Абдельазиза Бутефлики, управляющего страной с 1999 года, выставить свою кандидатуру на предстоящих 18 апреля президентских выборах на пятый срок. При этом основные претензии к действующему главе государства сводятся не к его политическому послужному списку (в который входит активное участие в борьбе за независимость и прекращение в 2002 году кровопролитной гражданской войны), а к состоянию здоровья. В 2013 году Абдельазиз Бутефлика перенес инсульт. С тех пор он передвигается на инвалидной коляске и испытывает проблемы с речью. За последние годы он почти не появлялся на публике, и даже документы в Центральную избирательную комиссию были переданы не им лично, а от его имени в качестве кандидата от правящей партии Фронт национального освобождения. Согласно имеющейся информации, он в это время находился в госпитале в Женеве; причем ряд сообщений гласят, что его состояние в последнее время значительно ухудшилось. По этой причине многие протестующие заявили, что не намерены голосовать за «пустое место», и что сам кандидат в президенты якобы уже не понимает, о каких выборах вообще идет речь. «Мы даже не знаем, жив ли наш президент или мертв. Мы не знаем, кто выступает от его имени», - приводит французская газета Le Monde слова одного из активистов уличных демонстраций в алжирской столице. [2]

Тем не менее, уже после начала протестных акций алжирские средства массовой информации  обнародовали текст письменного обращения Абдельазиза Бутефлики к нации. В нем он подчеркнул, что осознанно принял решение о своем выдвижении в президенты с учетом «пожеланий гражданского общества и политического класса». «Миллионы граждан изъявили желание поддержать меня, активно помогая моей кампании сбором подписей, а также своими пожертвованиями», - указал президент. Он приветствовал «чувство гражданского долга», которое, по его словам, продемонстрировали вышедшие на улицу протестующие: «Я хочу заверить, что никому не позволю распоряжаться богатствами нашей страны или ее судьбой в интересах каких-либо скрытых групп влияния».

В случае своей победы на выборах Абдельазиз Бутефлика пообещал организовать общенациональный диалог с тем, чтобы в ходе дискуссий граждане и все политические силы страны смогли обсудить реформы системы власти в Алжире, - в том числе подготовить проект новой Конституции, который затем будет вынесен на общенациональный референдум. Кроме того, действующий президент заявил о решимости усилить борьбу с коррупцией, а также заверил граждан страны, что предстоящий пятый срок его президентства в любом случае станет для него последним. [3]

Со своей стороны, премьер-министр Алжира Ахмед Уяхья также призвал участников уличных акций к спокойствию, предупредив о возможных дестабилизирующих последствиях их акций: «Граждане протягивали полицейским розы, это хорошо. Но хотелось бы напомнить: в Сирии все тоже начиналось с роз». «Говорят, что некоторые призывают к общенациональным забастовкам, но я помню забастовки 1991 года», - напомнил глава правительства о трагических уроках недавней алжирской истории, – когда исламисты использовали акции протеста и внутриполитическую нестабильность для того, чтобы начать вооруженную борьбу за власть.

Однако нынешние протесты в Алжире имеют под собой не только внутриполитические причины. Страна, в отличие от своих соседей по региону Магриба, достаточно безболезненно пережила пертурбации «арабской весны» 2011 года. Алжирское общество получило прививку от массовых протестов, когда волнения в конце 1980-х годов обернулись десятилетием гражданской войны, - напоминает эксперт Национального центра научных исследований в Париже, специалист по истории Северной Африки Карима Диреш. По ее словам, за это алжирцам пришлось заплатить дорогую цену - около 200 тысяч погибших, десятки тысяч до сих пор числятся пропавшими без вести. [4]

Поэтому наибольшую озабоченность в сложившейся ситуации вызывают не сугубо внутренние процессы, а стремление внешних сил использовать протесты и даже придать им дополнительную остроту. Согласно имеющейся информации, за протестным движением стоят не только активисты алжирской диаспоры за рубежом, но и определенные силы как в руководстве Европейского союза, так и в США, крайне раздраженные действиями нынешнего руководства страны по двум ключевым направлениям – военно-политическому и энергетическому.

В плане военно-технического сотрудничества Алжир является одним из ключевых партнеров России – причем не только в Африке, но и в общемировом масштабе. Согласно докладу Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI), в 2013–2017 годах Россия поставила Алжиру оружие на общую сумму в 2,4 млрд долларов, что составило 59% всего алжирского оружейного импорта. При этом по данным за 2016 год Алжир в списке покупателей российских вооружений занял третье место (923,6 млн долларов), опередив Вьетнам и вплотную приблизившись к Китаю (958,8 млн долларов).

Двумя главными факторами подобной ситуации выступают, во-первых, исторические традиции взаимодействия, уходящие еще в период становления при поддержке СССР независимого Алжира, а во-вторых – напряженные отношения страны с соседним Марокко вследствие проблемы Западной Сахары. Этот конфликт заставляет алжирскую сторону неустанно укреплять свою боеспособность.

Да и в целом торгово-экономическое сотрудничество России и Алжира развивается поступательно. По результатам 2017 года Алжир занял второе место среди африканских стран по объему импорта из России, составившему  4,6 млрд долларов, после Египта (6,2 млрд долларов). В 2016 году российско-алжирский товарооборот не превышал 4 млрд долларов.

Характерно, что на долю всех остальных африканских стран в 2017 году пришелся совокупный объем импорта из России на сумму в 3,9 млрд долларов. А по предварительным данным за 2018 год российско-алжирский товарооборот вырос до 5,4 млрд долларов (из которых на долю российского импорта из Алжира пришлось всего 10 млн долларов).

В ходе своего визита в Алжир в октябре 2017 года премьер-министр России Дмитрий Медведев подробно обсудил с руководством страны перспективы поставок российских технологий и технических решений в целях создания национальной атомной промышленности. «Создана надежная нормативно-правовая база для сотрудничества в атомной энергетике», - подчеркнул тогда глава российского правительства.  По его словам, Россия уже готовит для Алжира отраслевых специалистов-атомщиков. «Параллельно мы готовы рассматривать проекты по генерации «чистой» электроэнергии на ветряных и солнечных станциях», - добавил Дмитрий Медведев. [5]

Но если сотрудничество Алжира и России – это, скорее, долгоиграющий источник головной боли для ЕС, НАТО и США, то намерение действующего алжирского руководства пересмотреть поставки газа на европейский рынок застало Брюссель врасплох и, согласно имеющейся информации, дало повод поставить вопрос о его скорейшем отстранении от власти. Речь идет о заявлении, озвученном в конце декабря 2018 года министром энергетики Алжира Мустафой Гитони о том, что в ближайшие пять лет его страна свернет экспортные поставки газа в  связи с возросшим внутренним потреблением. В 2017 году Алжир поставил в Европу по трубопроводам и в виде сжиженного природного газа (СПГ) 49,6 млрд кубометров газа. Однако, по словам министра, потребление газа в самом Алжире растет опережающими темпами, и поэтому уже в 2022 году газовый экспорт окажется «под вопросом»: «Нам хватит только на наши внутренние нужды», - прогнозирует Мустафа Гитони. В настоящее время Алжир добывает 130 млрд кубометров газа, половина из которых идет на внутреннее потребление. Что же касается объемов потребления газа в Европе, то в 2017 году они составили 560,5 млрд кубометров. Из них на долю собственной европейской добычи (включая не входящую в ЕС Норвегию) пришлось 260,4 млрд кубометров газа. Российский «Газпром» поставил в 2017 году в Европу 194,4 млрд кубометров, и еще 105,7 млрд кубометров составили поставки из других стран. Среди них Алжир  (49,6 млрд кубометров газа – трубопроводного и в виде СПГ) занимал первое место, значительно опережая идущие следом  Катар (24 млрд кубометров) и Нигерию (12,5 млрд кубометров). На долю США пришлось 2,61 млрд кубометров. [6]

Планы алжирского правительства переориентировать поставки газа на внутреннее потребление вызвали немедленную негативную реакцию как в руководстве Европейского союза, так и в США. Согласно разработанным там планам, с учетом сокращения добычи газа в Нидерландах и Норвегии, именно бесперебойные поставки из Алжира должны в значительной степени обеспечивать энергобезопасность Европы и тем самым позволить ей снизить зависимость от российского газа.

Другим подобным средством выступают поставки в Европу СПГ из США, но их масштабы в значительной мере зависят от цены и спроса на европейских и азиатских рынках – в первую очередь, в Китае. А там ситуация развивается не вполне позитивно с точки зрения европейцев.

Согласно обнародованным Главным таможенным управлением Китая данным за 2018 год, рост импорта газа Поднебесной по сравнению с 2017 годом составил 31,8%. К 2025 году дополнительная потребность Китая в СПГ составит около 78 млрд кубометров, - подчеркивают в этой связи аналитики компании Vygon Consulting: «Практически это означает удвоение объемов его импорта страной, даже без учета Тайваня, к середине следующего десятилетия». «Китай, вероятно, продолжит абсорбировать рост предложения на рынке СПГ по мере ввода в эксплуатацию новых терминалов, прежде всего в США», - прогнозирует директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. В этой компании уже подсчитали, что при сохранении вышеуказанной тенденции к 2024 году абсолютные объемы китайского газового рынка вырастут почти в четыре раза. [7]

В сложившейся ситуации следует ожидать активизации вмешательства США и Европейский союз с тем, чтобы поставить во главе Алжира более отвечающего западным интересам политика. Пока таким видится самый богатый человек страны, промышленник-миллиардер Иссад Ребраб, не скрывающий своей ориентации на Францию. Однако ему уже 74-года, и это делает его переходной фигурой. «Националистическое правительство с опорой на Фронт национального освобождения искусственно сдерживало алжиро-французские связи, хотя с точки зрения географии Франция или, например, Италия – два наиболее удобных торговых партнера для Алжира. Более молодое поколение другое. В оппозиции много профранцузских и проамериканских элементов, которые мало что знают о том, какую роль СССР сыграл в освобождении их страны», – свидетельствует эксперт Российского совета по международным делам Сергей Балмасов. [8]

Кроме того, нынешним обострением ситуации в Алжире, несомненно, попытаются воспользоваться исламисты – многие из которых рассчитывают переиграть сценарий гражданской войны 1990-х годов с более позитивными для себя результатами. А это чревато новой эскалацией напряженности в регионах Северной Африки, Средиземноморья и Ближнего Востока.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Примечания:

[1] URL: https://www.liberation.fr/planete/2019/03/03/manifestations-a-paris-contre-bouteflika-nous-n-avons-plus-peur_1712829

[2] URL: https://www.lemonde.fr/afrique/article/2019/02/28/en-algerie-le-regime-a-surestime-la-patience-du-peuple_5429638_3212.html

[3] URL: https://www.rbc.ru/politics/04/03/2019/5c7d09f59a794775de8e73b7

[4] URL: https://www.kommersant.ru/doc/3902511

[5] URL: http://www.aps.dz/algerie/63719-interview-a-l-aps-du-premier-ministre-russe-dmitry-medvedev

[6] URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2019/01/13/791281-evropa

[7] URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2019/01/14/791392-v-kitae-importnii-gaz

[8] URL: https://www.rbc.ru/politics/04/03/2019/5c7d09f59a794775de8e73b7