ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

На развалинах миропорядка: итоги Мюнхенской конференции

13:20 22.02.2019 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: sp.by.

В Германии прошла 55-ая Мюнхенская конференция по безопасности. Ее посетило рекордное число участников, среди которых – 35 глав государств и правительств, а также 80 министров. В то же время президент США Дональд Трамп, президент Франции Эммануэль Макрон и премьер-министр Великобритании Тереза Мэй по разным причинам проигнорировали этот форум.

Доклад, традиционно опубликованный в преддверии конференции, обозначил новые тенденции мировой политики, констатировав начало эры соперничества великих держав – России, США и Китая, неготовность к этому Европы и предрек «период длительной нестабильности и неопределенности».

Об итогах Мюнхенской конференции и о минимизации существующих угроз и вызовов в современном мире говорили участники видеомоста Москва-Берлин, известные политологи и экономисты.

Член Комитета Бундестага по обороне Александр Ной, которому удалось принять участие в конференции, оценил итог прошедшего форума в русле уже традиционных для современного мира негативных тенденций и поляризации. По словам эксперта, противоречия между США и Россией лишь углубляются, и входа из этой ситуации пока не видно. Более того, Вашингтон все чаще позволяет себе командный тон в общении со своими европейскими союзниками. Об этом, в частности, свидетельствует прозвучавшее в Мюнхене выступление вице-президента США Майка Пенса, в ультимативном тоне потребовавшего однозначного следования в русле политики Вашингтона. В свою очередь, федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, в целом поддержав антироссийские инициативы Вашингтона, выразила недовольство повышением в США пошлин на немецкие автомобили.

По словам Александра Ноя, несмотря на то, что изначально Мюнхенская конференция призвана была продемонстрировать единство ценностей Запада, на трибунах и в кулуарах чувствовалась неуверенность. В то же время политическое руководство США в лице Дональда Трампа и его сторонников искренне убеждены в том, что исторические позиции Вашингтона сильны как никогда.

По мнению немецкого эксперта, происходящие в Европе изменения заставляют вспомнить вторую половину 1980-х годов. Однако в отличие от современности, тогда на Западе царила настоящая эйфория. Многие верили, что эпоха вооруженного противостояния в Европе ушла в прошлое навсегда. Эта уверенность подтверждалась действиями молодого советского лидера, действия которого были совершенно непривычными для европейских политиков. Трамп не меньше, чем Горбачев, способен на неожиданные сюрпризы, проблема лишь в том, что они носят принципиально иной характер и могут привести к тому, что некоторые из нынешних европейских политиков потеряют власть и доверие своих граждан.

Политолог, член правления внешнеполитического журнала WeltTrends, профессор Лутц Кляйнвехтер считает, что Европейский союз в настоящее время предпринимает шаги, направленные на то, чтобы обеспечить собственное единство перед лицом внутренних и внешних проблем. Прозвучавшие в Мюнхене выступления председателя Мюнхенской конференции Вольфганга Ишингера и федерального канцлера Германии Ангелы Меркель направлены на то, чтобы Европа вспомнила о своей самостоятельности. Тем не менее, несмотря на внутренние проблемы в рядах ЕС, а также противоречия между Вашингтоном и Брюсселем, политический истеблишмент США далеко не так однороден, как стремится это продемонстрировать сам Трамп.

По словам Л.Кляйнвехтера, в своих внешнеполитических стратегиях США, Китай и Россия недооценивают роль объединенной Европы. Разумеется, Берлин и Брюссель не могут не учитывать существующие разногласия в рядах ЕС, и поэтому нередко вынуждены идти на поводу у таких стран, как Польша и страны Балтии, одобряя очередные санкции против Москвы. Однако не менее верно и то, что немецкий бизнес несет от российско-американской вражды серьезные убытки. На это неоднократно обращали внимания руководители Восточного комитета германской экономики. По словам эксперта, в Берлине убеждены, что Россия и Европа должны играть важнейшую роль в политике разоружения. Германия не собирается поддерживать США в нагнетании напряженности на мировой арене. «Ощущение российской угрозы, существующее у польских и балтийских политиков – это, прежде всего, их психологическая проблема, а не объективная реальность», - подчеркнул эксперт. По словам А.Ноя, включив в свой состав страны Центральной и Восточной Европы, Североатлантический блок столкнулся с множеством проблем, а формирование общеевропейской армии в настоящее время невозможно, поскольку «старую Европу» крайне сложно убедить в том, что она должна пожертвовать своим экономическим благополучием ради Латвии или Польши. 

Политолог, руководитель исследовательских проектов Германо-российского форума Александр Рар считает, что западным странам пора избавиться от свойственного им высокомерия и снисходительности в отношениях с Москвой. На протяжении длительного периода европейские политики считали, что Россия экономически слабее ЕС, а поэтому недостойна равноправных отношений с Западом. Однако в настоящее время в международных делах наступает новая эпоха, для которой характерен приоритет военной мощи, а не экономической конкуренции. Об этом свидетельствовала речь вице-президента США Майка Пенса, который, по словам эксперта, выступал на конференции «как генерал перед подчиненными». Вашингтон настаивает на том, чтобы в Европу поступали энергоресурсы исключительно из США, а вооружение закупалось только в странах Североатлантического блока. В этих условиях Европа, которую не устраивает подобный ультимативный тон, не может обойтись без нормализации отношений с Россией.

Своими выводами о прошедшей в Мюнхене конференции поделились и российские эксперты. В частности, заместитель директора Института Европы РАН Владислав Белов отметил, что выступление Ангелы Меркель было как бы продолжением ее доклада, прозвучавшего на Всемирном экономическом форуме в Давосе. По словам ученого, далеко не со всеми тезисами, прозвучавшими в ее речи, можно согласиться. В частности, эксперт считает тенденциозным заявление федерального канцлера о том, что Россия создает проблемы Европейскому союзу. Что же касается принципа мультилатерализма во внешней политике, который активно продвигает действующий министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас, то она, судя по всему, распространяется лишь на избранные страны и нередко становится жертвой двойных стандартов.

В то же время Меркель не могла не воспользоваться отсутствием в Мюнхене своих главных критиков (Дональда Трампа и Терезы Мэй, а также постоянно колеблющегося Эммануэля Макрона) и заняла по вопросу об импорте газа в Европу вполне прагматичную позицию. В частности, она подчеркнула, что газопровод «Северный поток-2» будет достроен, поскольку газ всегда остается газом, вне зависимости от того, откуда он поступает. В обмен Германия готова по-прежнему выполнять свои обязательства в рамках трансатлантической солидарности, но не готова мириться с «трампизацией» внешней политики и попытками ряда восточноевропейских стран навязать Берлину свою повестку. В качестве компромиссной меры Меркель одобрила новый пакет санкций против России, однако в будущем подобные антироссийские акции подобного рода должны проходить согласование во всех без исключения стран ЕС, а не вводиться по собственной инициативе. Наконец, незадолго до проведения конференции в Мюнхене Берлин активизировал двусторонние связи с Францией, в том числе в области вооружений. Результатом стало подписание 22 января 2019 года Ахенского договора о расширении сотрудничества Берлина и Парижа, в том числе в области экспорта вооружений.

Правда, ситуация осложняется тем, что из-за газовой директивы Третьего энергетического пакета Европейского союза, экспорт «голубого топлива» из России в Европу может быть сильно осложнен. Смысл этого документа в том, чтобы распространить требования европейского законодательства на газопроводы из третьих стран. В случае с «Газпромом» это означает, что Еврокомиссия требует допустить к транспортировке газа другие компании и сменить оператора трубы, что, естественно, противоречит российскому законодательству.

По словам В.Белова, подобные намерения Брюсселя делают необходимым для России формирование новых правил игры на мировых рынках углеводородов и даже делают актуальными перспективы строительства «Северного потока-3». Он напомнил, что в настоящее время потребность Германии в энергобалансе составляет 20% от общеевропейской, причем доля российского газа составляет 35% от этой цифры. При этом Берлин активно осваивает альтернативные источники энергии, а к 2038 году планирует окончательно отказаться от угольной промышленности. Что же касается «Северного потока-2», то этот проект стал актуален прежде всего из-за ненадежности украинского маршрута транспортировки газа и необходимости диверсификации поставок топлива в Европу. «Откачивая из газохранилища часть ресурсов на собственные нужды, Киев доказал собственную ненадежность как энергетический партнер ЕС», - отметил В.Белов.

Скептическим было выступление доцента кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Алексея Фененко. По его словам, в России и НАТО уже давно существует разная психологическая оценка угроз безопасности. «После бомбардировок НАТО Югославии, а также интервенции в Афганистан и Ирак вряд ли имеет смысл говорить о приоритете экономического соревнования на Западе, - отметил эксперт. - Именно с конца 1990-х годов стало понятно, что военная сила вернула свои права на международной арене».В свою очередь, значение самой Мюнхенской конференции для решения вопросов международной безопасности из год в год снижается. Формат, который с 1993 года рассматривался как своеобразный страховочный механизм ОБСЕ, стремительно девальвируется, превращаясь в ничего не значащий обмен мнениями.

Не меньшей проблемой, по словам А.Фененко, остается проблема европейского единства. Уже в период, когда президентом США был Джордж Буш-младший, для большинства российских экспертов стало понятно, что Восточная Европа (возможно, за исключением Венгрии) представляет собой своеобразную буферную зону, выстроенную Вашингтоном против России. В этом смысле политика Трампа ничем не отличается от его предшественников в Белом доме. 

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати