Несколько дней из жизни президента Франции

11:51 30.01.2019 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Президент Франции Э.Макрон и канцлер Германии А.Меркель на подписании «Аахенского соглашения».
Фото bundesregierung.de

Такое впечатление, что протесты «желтых жилетов» во Франции президент Макрон начал просто игнорировать. На минувшей неделе в Париже опять дым стоял коромыслом, но гарант Пятой Республики был занят более важными для него делами.

Одна из них – поддержать протестующих в Венесуэле. Даже видавшие виды комментаторы сразу уличили Макрона в «двойных стандартах»: своих, мол, «жилетов» велел полиции разгонять силой, а венесульских протестантов защищает, как «борцов за демократию» против «незаконного президента».

Он так про Мадуро и написал в своем Twitter’e да ещё по-испански, чтобы его лучше поняли в Каракасе. Или все же – в Вашингтоне?..

 

Перевод:

«После незаконного избрания Николаса Мадуро в мае 2018 года Европа поддерживает восстановление демократии в стране. Я приветствую храбрость сотен тысяч венесуэльцев, которые выступают за демократию в их стране».

 

На это Эммануэль имеет все основания ответить: так я ж дал нации два месяца, чтобы она определились с тем, чего хочет, а солидарность с США и другими союзниками по НАТО – дело святое. Действительно, солидарность там такая крепкая, что Франция, Германия, Великобритания и Испания выдали – как под копирку – заявления-требования о том, что, если через 8 суток президент Венесуэлы Николас Мадуро не объявит о всеобщих новых выборах, то…

Впрочем, солидарность на этом многоточии и завершилась, потому что никто из НАТО кроме, возможно, США воевать за «демократию» в Венесуэлу не полезет. Но, признавать сидящего в посольстве Колумбии в Каракасе самозванца «временным президентом» Венесуэлы, да ещё и передать ему средства правительства в американских банках, как сделали только что США – это, знаете ли, как говорят теперь, «открытие окон Овертона».

Ведь, они там, в столицах Запада – после подобных Twitt’ов могут договориться и до того, что любой политический оппозиционер в любой стране мира, будет Западом признан «законным временным президентом» с передачей ему права распоряжаться всеми государственными банковскими счетами этой страны (sic!) в США, Франции, Великобритании, Германии и Испании. Вы понимаете, по какой наклонной все может покатиться?

И даже странно, что атлантическая солидарность, коей даже в рядах НАТО в последнее время не особо заметно, вдруг так проявилась в отношении Венесуэлы, которая сдачи пока дать не может. Прямо – налетели вороны и закружили над добычей… Золотой миллиард, чё…

К вопросу о том, как Макрон захотел выстраивать отношения с собственным населением – чуть ниже, а пока ещё один сюжет из хроники событий его последних дней.

На фото в начале материала – заключение «Аахенского соглашения», которое в немецком городе Аахен появилось на днях за подписями президента Франции и канцлера ФРГ. Как отмечают в западной прессе, данное соглашение является продолжением и расширением договоренностей двух стран, записанных ещё в «Елисейском соглашении о дружбе и партнёрстве» от 1963 года. Пишут, что кроме общих положений о мире, дружбе и экономическо-гуманитарной интеграции, «Аахенское соглашение» добавляет несколько интересных аспектов в области оборонной политики:

- Оно фиксирует «союзные обязательства коллективной безопасности».

- Франция и Германия обязуются «координировать оборонный экспорт и деятельность ВПК в рамках общей стратегии оборонной и военно-промышленной политики».

- Две страны создают «Немецко-Французский совет безопасности и обороны» в качестве «консультативного органа для практической реализации первых двух инициатив».

- Франция выражает намерение продвигать Германию в ряды постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Что это, если не попытка строить новую европейскую политику без Великобритании, которую Париж и Берлин с её Brexit’м активно выпроваживают из Евросоюза? Что это, как не замах на продолжение темы создания «Общеевропейской армии» без США и уже вне рамок НАТО?

Впрочем, по последнему пункту надо заметить отдельно. Сколько уж раз писал здесь, что сам Устав ООН запрещает поверженным державам-агрессорам входить в состав постоянных членов СБ ООН. Поэтому, чтобы ввести в состав постоянных членов СБ ООН Японию, Германию или Италию с их союзниками по Второй Мировой войне нужно менять Устав всемирной организации! Все же об этом знают кроме, похоже, Макрона и Меркель…

И, если Макрон хочет набрать себе политических очков, то пусть поручит своим сотрудникам проштудировать Устав ООН. Хотя… После того, что происходит вокруг Венесуэлы в исполнении «европейских грандов» с точки зрения вытирания ног о международное право, чего от них ждать-то? Какого уважения к Уставу ООН?

На фоне того, как президент Франции особо не стесняется рамок дозволенного в международных делах, он решил углубить и собственно французскую демократию – в качестве ответной меры на выступления «желтых жилетов», которые трясут Париж уже второй месяц.

Это – свежая иллюстрация из Парижа от 26 января:

 

Фото EPA-EFE/CHRISTOPHE PETIT TESSON

Что выйдет из задумки Макрона, сказать пока трудно, но его обращение к нации вызвало две волны реакции: «жилеты» его проигнорировали и продолжают свой «карнавал», а местные власти, естественно, «взяли под козырек», и по всей стране начался сбор мнений о том, «как жить дальше».

Видимо, здесь помощники Макрона проявили-таки знание истории и предложили своему президенту давно отработанный в Москве прием, когда перед принятием Конституции СССР 1977 года в газете «Правда» и на страницах других центральных органов печати была открыта широкая, многомесячная дискуссия с «предложениями с мест» о том, что важное надо бы вписать в Основной Закон страны. При этом заметим, что обсуждавшийся проект Конституции не слишком, в конце концов, отличался от одобренного после дискуссии окончательного текста.

Так что Макрон, если считает свое решение «пойти в народ» проявлением «демократии», то все советское в те годы на Западе, в том числе и во Франции, воспринимали не иначе, как «проявления авторитаризма». Ну, не «двойные ли стандарты» опять?

Полный текст «признания президента Франции народу Франции» можно посмотреть, например, здесь – на страницах газеты «Le Figaro». Мы же отметим несколько интересных цитат из этого документа, который опубликовала практически вся французская пресса в середине января.

Макрон подчеркнул, что цель «общенациональной консультации» – с 15 января по 15 марта – «задать себе главные вопросы, от которых зависит наше будущее». Обратите внимание на пафос и высокий стиль послания. Просто, красноречие Дантона:

«- В период вопросов и неуверенности, подобный тому, который мы переживаем, мы должны помнить, кто мы есть.

- Франция не такая страна, как другие. («Исключительность», как и у янки? – С.Ф.)

- Франция из всех наций одна из самых братских и эгалитарных.

- Как не чувствовать гордость за то, что ты француз?

- Конечно, я знаю, что некоторые из нас сегодня недовольны или злы. Поскольку налоги для них слишком высоки, общественные услуги слишком далеко, потому что заработная плата слишком низкая для некоторых, чтобы они могли жить достойно. Всем хотелось бы более процветающей страны и более справедливого общества. Это нетерпение я разделяю.

- Для того чтобы надежды доминировали над страхами, нам необходимо законно решить вместе великие вопросы нашего будущего.

- Я предложил и начинаю великие национальные дебаты, которые продлятся до 15 марта.

- Вы сможете участвовать в дискуссиях возле вашего дома или выразить себя в Интернете, чтобы выдвинуть свои предложения и свои идеи. Во Франции и за границей. В деревнях, городах, микрорайонах, по инициативе мэров, выборных должностных лиц, общественных деятелей или простых граждан. В региональных парламентских собраниях.

- Для меня нет запретных вопросов. Мы не обо всем договоримся, это нормально, это демократия. Но, по крайней мере, мы покажем, что мы люди, которые не боятся говорить, обмениваться мнениями, обсуждать. (Что будет после «общенациональной консультации» в тексте обращения не раскрывается – С.Ф.),

- Я также думаю, что из этой дискуссии могут проясниться наш национальный и европейский проект, новые взгляды в будущее, новые идеи.

- Эти дебаты должны будут ответить на ключевые вопросы, которые возникли в последние недели. Вот почему вместе с правительством мы выбрали четыре основные темы, которые охватывают многие из основных проблем нации:

- налогообложение и государственные расходы,

- организация государственных и общественных услуг,

- проблемы экологии,

- демократия и гражданство. (В рамках этих тем Макрон сформулировал порядка трех десятков важных, на его взгляд, вопросов, но заявил, что готов рассмотреть любые другие предложения и идеи – С.Ф.).

- Какие изменения вы хотите, чтобы гражданское участие, демократия стали более активными?

- Такая великая демократия, как Франция, должна иметь возможность чаще прислушиваться к голосу своих граждан».

 

Итак, забросив идею общенациональной дискуссии в массы, Макрон сразу же поддержал протестантов из Венесуэлы и поехал в Аахен крепить дружбу с Меркель. Затем состоялся его визит в Египет. И всё – подальше от эксцессов «Парижской весны»…

Если вернуться к заголовку, который является перепевом названия известного фильма «Несколько дней из жизни Обломова», то напрашивается ещё одно сравнение: Германия – это Штольц, Франция – это Обломов? Но именно его роль не хотел бы играть Макрон, который, возможно, читал роман Гончарова или видел фильм Михалкова. И он проявляет активность, а не «лежит на диване».

В эти дни, поднимая международные темы, Макрон, таким образом, занимает ими первые полосы французской прессы для заполнения паузы в ожидании 15 марта – дня завершения «общенациональной консультации». В этом он берет пример уже с британцев, когда те в информационном пространстве закрывали свои проблемы вокруг Brexit’a «сказкой об отравлении Скрипалей». Чем-то надо читателей кормить.

…Сегодняшняя жизнь Эммануэля Макрона представляется хорошим примером того, как стало трудно быть лидером ведущей европейской державы: куда не кинь – везде проблемы. Хуже того, напрашиваются параллели и с временами президента Де Голля, когда тот рассорился с американцами и получил в Париже свой «майдан» в 1968 году. И здесь есть основания для того, чтобы искать «связь времен», ведь в отношениях с Трампом у Макрона не все, знаете ли, о’кей, а потому про «Парижскую весну» и говорят: «американская, мол, методичка работает».

Самое интересное в жизни Макрона начнется после того, как Франция с Германией станут – после ухода Великобритании из Евросоюза – лидерами ЕС. В условиях кризиса. Со всей многоголосицей и со всеми противоречиями, коих накопилось в рамках объединенной Европы вполне достаточно, чтобы уходило желание возглавлять «всё это». Господин Юнкер подтвердит – иначе бы регулярно не расстраивался…