Россия, Турция и Евросоюз: парадоксы сирийского урегулирования

12:14 07.12.2018 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: vegchel.ru.

В Москве состоялась панельная дискуссия, посвященная отношениям России и Турции с Европейским союзом в контексте последних событий на Ближнем Востоке. Это мероприятие было проведено при участии АНО «Международный институт развития научного сотрудничества» (МИРНАС) и Института востоковедения РАН. Участие в конференции приняли известные ученые, журналисты-международники, а также представители дипломатического корпуса. Модераторами выступили президент МИРНАС, доктор политических наук, профессор кафедры сравнительной политологии МГИМО (У) МИД России Елена Пономарева и старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, кандидат политических наук Андрей Яшлавский.

Каково текущее политическое состояние отношений между Анкарой и Брюсселем? По словам старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН, кандидата политических наук Андрея Яшлавского, в настоящее время они переживают не лучшие времена, и главным камнем преткновения остается проблема притока иммигрантов из стран Ближнего Востока, включая Сирию и Ливию, на территорию Европейского союза. Противоречия достигли таких масштабов, что комиссар ЕС по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан в своем интервью ежедневной немецкой газете Die Welt заявил, что у Турецкой Республики в обозримом будущем нет перспективы на вступление в Европейский союз.

Со своей стороны министр иностранных дел Турецкой Республики в 2002-2003 годах, посол Турции в офисе ООН в Вене, Египте и Саудовской Аравии в 1998-2000 годах Яшар Якыш отметил, что Анкара заинтересована в поддержании ровных и доброжелательных отношений со всеми крупнейшими игроками в регионе Ближнего Востока. Среди них особое значение занимает Россия, прилагающая значительные усилия для установления здесь прочного мира. В то же время Турция, изначально занявшая резко критическую позицию как в отношении политического режима Башара Асада, так и по вопросу самоопределения курдов Сирии, слишком глубоко вовлечена в сирийский конфликт, и вряд ли сможет быстро выйти из него.

Противоречия сохраняются и с другими важнейшими геополитическими игроками - Евросоюзом и США. Комментируя заявление Йоханнеса Хана, Яшар Якыш отметил, что перед официальной Анкарой стоит важная задача развития демократических институтов, фундаментальных прав и свобод человека. Если Турецкая Республика сумеет достичь подобных результатов, приблизившись к стандартам таких стран, как Норвегия, то будет совершенно безразлично, станет ли она частью ЕС или нет.

Что же касается беженцев, численность которых на территории Турции достигает по разным источникам от 3 до 5 млн. человек, то Брюссель, вынужден считаться с антимигрантскими настроениями в ряде стран ЕС, прежде всего в Центральной и Восточной Европе. Чиновники Евросоюза стремятся задержать потенциальных иммигрантов в лагерях для перемещенных лиц на территории Турции, препятствуя их перемещению в Европу и стремясь делать исключение лишь для лиц христианского вероисповедания.

В свою очередь, США, стремясь сохранить собственное влияние в регионе, оказывают поддержку курдам в их попытках сформировать собственное автономное образование к востоку от Евфрата. Подобная позиция также не может не настораживать Анкару, рассматривающую попытки создания курдского государства как прямую угрозу своему суверенитету.

По словам старшего научного сотрудника Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Бориса Долгова, нормализация ситуации на Ближнем Востоке не может быть достигнута без обеспечения мира в Сирии. Кризис в этой стране носит во многом рукотворный характер и связан с активной поддержкой рядом иностранных держав откровенно экстремистских и фундаменталистских движений. Несмотря на то, что положение с гражданскими свободами в Сирийской Арабской Республике оставляло желать лучшего, накануне событий «арабской весны» эта страна была одной из наиболее динамично развивающихся на Ближнем Востоке, включая аффилированных с ДАИШ. Благодаря усилиям, приложенным Россией, Ираном и Турцией, было достигнуто соглашение о мирном урегулировании сирийского конфликта, а Москва, Тегеран и Анкара стали гарантами мирного процесса. Однако пока существует много причин, препятствующих установлению мира в Сирии. Одна из них – наличие военной базы «Ат-Танфа», где при участии США проходят тренировки участников антиасадовской оппозиции, в том числе тех из них, кто в недавнем прошлом был активистом ДАИШ.

17 сентября 2018 года Россией и Турцией было подписано соглашение по формированию демилитаризованной зоны в сирийской провинции Идлиб, достигнутое Россией и Турцией, направлено на разоружение последних оставшихся в стране частей боевиков движения «Джабхат ан-Нусра» и, в частности, на вывод ими оттуда тяжелых вооружений. Однако выполнение договоренности ведется медленно и сталкивается со сложностями. К тому же между Москвой, Анкарой и антитеррористической коалицией во главе с США существуют разногласия по вопросу о том, кого считать непримиримой оппозицией. Наконец, ситуация усугубляется тем, что в сирийский конфликт активно вмешивается Израиль, который крайне обеспокоен деятельностью на территории Сирии фактических союзников Ирана - движений ХАМАС и «Хизбалла». Кроме того, между участниками конфликта нет общего мнения и по поводу того, какие движения оппозиции считать непримиримыми, а какие – умеренными.

По словам Бориса Долгова, политическое урегулирование предполагает, что в нем должны участвовать в первую очередь гражданские лица, а не люди с оружием в руках. Все участники сирийского конфликта должны понимать, что в стране есть легитимное руководство, пользующееся поддержкой значительной части граждан, и с этим необходимо считаться.

Единственное, что все участники женевского и астанинского формата мирного урегулирования считают очевидным - то, что Сирия по итогам преобразований должна стать более демократичным государством, чем была до событий «арабской весны». Бесспорно и то, что по мере перехода от войны к миру беженцы, покинувшие свои дома, должны иметь законные основания вернуться в свои дома и получить все необходимые компенсации.

Свою позицию выразил заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. По его словам, Европейский союз так и не сформировался как единый геополитический субъект, поэтому в настоящее время России целесообразнее вести переговоры по актуальным вопросам международной повестки с отдельными странами, а не с ангажированными представителями структур Евросоюза. «России проще договариваться по ближневосточной проблематике с Францией и Германией, а не с Брюсселем. Со своей стороны и евробюрократам, и российским политикам нужно учитывать, что приход к власти в странах Европы политиков, подобных федеральному канцлеру Австрии Себастьяну Курцу или президенту Чехии Милошу Земану, заинтересованных в повышении суверенитета и субъектности своих стран – это не случайность, а тенденция, с которой необходимо считаться», - отметил эксперт.