Уйти нельзя остаться? ЕС одобрил формальное соглашение о выходе Великобритании

13:25 26.11.2018 Андрей Кадомцев, политолог


25 ноября руководители государств-членов ЕС одобрили Соглашение о выходе Великобритании из состава объединения. Последние возражения – со стороны Испании, были сняты после получения Мадридом «заверений от правительства Великобритании по поводу Гибралтара». Теперь британскому премьер-министру Терезе Мэй предстоит получить одобрение парламента страны. Это может оказаться едва ли не труднее, чем согласовать условия Брекзит с государствами Евросоюза. Поскольку, как отмечают комментаторы, нынешний вариант Соглашения не нравится на Туманном Альбионе почти всем. В случае одобрения Соглашения британским парламентом, сделку должен будет утвердить простым большинством Европарламент. Затем проголосует Совет ЕС, в котором требуется поддержка не менее 20 стран-членов, представляющих не менее 65% населения Союза. Одобрения национальных парламентов не требуется. Успешное прохождение всех инстанций, запустит процедуру выхода 29 марта 2019 года. Переходный период продлится не менее 18 месяцев.

На предыдущей неделе, текст соглашения по Брекзит, занимающий без малого шестьсот страниц, был, наконец, согласован. Затем, премьер-министру Великобритании Терезе Мэй удалось, в конце концов, заручиться поддержкой большинства членов своего кабинета. Вместе с тем, ряд министров, включая ответственного за выход из ЕС Доминика Рааба, подали в отставку в знак несогласия с итоговым вариантом. Теперь предполагается, что британский парламент будет голосовать по законопроекту о соглашении с ЕС по условиям выхода в начале декабря. В дополнение к тексту Соглашения, подготовлена также Политическая декларация. В ней кратко описываются общие принципы дальнейших отношений между Великобританией и ЕС, включая позиции сторон на будущих переговорах о торговом соглашении.

17-ти месячный марафон[i] переговоров проходил чрезвычайно трудно. Спровоцированный в значительной мере недовольством от «бесконтрольного» наплыва мигрантов, выход Великобритании из ЕС довольно быстро превратился из «технического» вопроса процедур и условий в один из главных вызовов будущему Союза. Позиция ЕС в последние месяцы заключалась в первую очередь в том, чтобы «свести к минимуму ущерб от Брекзита». В начале сентября третий раунд переговоров Лондона с Брюсселем закончился, как показалось большинству наблюдателей, провалом. Лишь к середине ноября сторонам удалось сблизить позиции по вопросам финансовых условий выхода, защиты прав граждан ЕС в Соединенном Королевстве и британцев в Европе, а также «последовательности разговора о будущем».

Прямо сейчас результаты для ЕС выглядят гораздо более предпочтительными. По данным The Economist, власти Великобритании не сумели достичь больше половины своих первоначальных целей. Так, независимость Лондона от ЕС в вопросах торговли и таможенного регулирования откладывается по меньшей мере до 2021 года. До этого момента, Великобритания останется в рамках регулирующих процедур таможенного союза ЕС. Британия по-прежнему будет подчиняться нормам единого рынка ЕС, включая их трактовку Европейским Судом. Великобритания выплатит ЕС единовременно порядка 39 млрд. фунтов стерлингов. Не исключаются и дополнительные платежи в будущем. Вместо подписания всеобъемлющего соглашения о свободной торговле к марту 2019 года, которого так добивался Лондон, одобрена Политическая декларация, в которой зафиксировано намерение сторон заключить подобное соглашение «в будущем».

Успешным для Великобритании можно считать вопрос о прекращении свободного передвижения граждан между Великобританией и ЕС. Вместе с тем, в одобренном варианте соглашения по Брекзит оговорена возможность безвизового перемещения как для европейцев, так и для британцев «в туристических или рабочих целях». Наконец, Лондону в целом удалось добиться сохранения «прозрачной» сухопутной границы между Северной Ирландией и Ирландией. Вместе с тем, за это пришлось заплатить фактическим сохранением Северной Ирландии в юрисдикции ЕС вплоть до достижения «иных договоренностей»[ii] в течение вышеупомянутого переходного периода – т.е., по меньшей мере, до декабря 2020 года.

Двум ведущим странам ЕС, Германии и Франции, удалось продемонстрировать решительное единство Союза перед лицом уходящих британцев. Соглашение по Брекзит заключено скорее на условиях Брюсселя, подразумевающих фактическую выплату, в прямом и переносном смысле слова, своего рода контрибуций. Вместе с тем, может оказаться, что жесткая позиция Парижа и Берлина в отношении Великобритании не принесет особых политических дивидендов ни Макрону, чьи реформаторские идеи находят всё меньшую поддержку в ЕС, ни  Меркель, объявившей о своем уходе с поста канцлера Германии до 2021 года. Наконец, нарастающие трения между Брюсселем и  Варшавой, Будапештом, Веной, а теперь и Римом, показывают, что глубинные причины, толкнувшие британцев два года назад проголосовать за выход из ЕС, по меньшей мере, никуда не исчезли. И позиция оппонентов Великобритании, пытающихся - во имя углубления интеграции ЕС, игнорировать проблемы, для которых невозможно найти политкорректные решения, явно вызывает всё большее раздражение европейских избирателей. Между тем, до выборов в Европарламент остается всего полгода.

В свою очередь, Тереза Мэй убеждена в том, что ей удалось заключить «наилучшую сделку из всех возможных». А её министр финансов Филип Хэммонд называет договоренность с ЕС – «лучшей из возможных для британской экономики». При этом, достижение окончательного соглашения уже дорого обошлось Мэй в политическом отношении. Помимо отставок среди членов кабинета, ряд парламентариев от Консервативной партии не оставляют попыток поднять вопрос о доверии премьер-министру. Итоговый документ подвергается серьезной критике, причем как противниками, так и сторонниками Брекзита. Включая изрядное число видных представителей Консервативной партии. Так, один из закоперщиков Брекзит, бывший глава МИД, а также фаворит в пока неофициальной борьбе за пост премьера, Борис Джонсон, уже назвал подписанный с ЕС вариант Соглашения «огромной ошибкой». По мнению Джонсона, одобрив нынешний текст сделки, «Британия превратится в государство-сателлит». В этой связи, эксперты опасаются серьезных затруднений, вплоть до отклонения Соглашения, или, по крайней мере, существенной задержки по срокам, при прохождении текста через британский парламент. Отрицательный результат потребует от правительства представить новый план действий в течение трех недель, но не позднее 21 января будущего года.

Главная проблем Мэй в том, что для успеха ей не достаточно только голосов её партии. Незначительное большинство в парламенте обеспечивает нынешнему правительству североирландская Демократическая юнионистская партия (Democratic Unionist Party, DUP). А многие члены DUP крайне недовольны фактическим сохранением нормативного регулирования ЕС в Северной Ирландии, которое прописано в Соглашении по Брекзит. По их мнению, подобный «компромисс» «подрывает единство Великобритании». Кроме того, неделю назад, против плана Мэй выступало не только большинство депутатов от оппозиции, но также несколько десятков консерваторов. По мнению критиков, сделка, согласованная Мэй, вынуждает Великобританию продолжать следовать регулирующим нормам ЕС в течение неопределенного периода времени.  При этом Лондон не сможет ни повлиять на решения, принимаемые в Брюсселе, ни выйти из Соглашения в одностороннем порядке. Таким образом, шансы на отрицательное голосование в Палате общин оцениваются как весьма высокие. Кроме того, усиливающиеся разногласия в правящих кругах Великобритании, могут спровоцировать голосование о недоверии премьер-министру Мэй еще до передачи Соглашения на рассмотрение парламента. Утрата доверия премьером привела бы либо к приходу на Даунинг-стрит сторонника более жесткой линии в отношении ЕС, либо к назначению досрочных выборов. В обоих случаях, существенно вырастут шансы на выход Великобритании из ЕС вообще без соглашения.

По мнению Times, членам Палаты общин придется выбирать между «плохим соглашением» и двумя альтернативами, которые, скорее всего, еще хуже. Если парламентарии проголосуют против плана Мэй, Британии останется либо выйти из ЕС совсем без соглашения – «жесткий Брекзит». Либо провести повторный референдум, в надежде, что в этот раз народ проголосует за сохранение членства в Евросоюзе. Оба варианта чрезвычайно рискованны. Жесткий Брекзит может спровоцировать масштабный политический и социально-экономический кризис. «А повторный референдум может не только разделить и без того уже разделенную страну, разозлить население необходимостью очередного голосования, еще больше осложнить отношения с Брюсселем, но и совершенно не гарантирует, что результат будет иной»[iii].

Нельзя исключить, что в Европе немало тех, кто, в глубине души, надеется на подобное развитие событий. Брекзит без соглашения, означал бы, что Великобритании придется выстраивать юридические отношения с континентальной Европой почти с чистого листа. То есть, таким образом, который продемонстрирует всем остальным потенциальным «колеблющимся» внутри ЕС, что попытки подорвать Союз принесут им лишь огромные потери и убытки. А повторный референдум уже сам по себе нанес бы чувствительный удар по евроскептикам и «популистам» всех направлений. Еще больший эффект возымел бы отказ Лондона от Брекзит. Это бы серьезно укрепило позиции сторонников евроинтеграции в контексте борьбы за посты в исполнительной и законодательной власти ЕС в 2019 году.

Таким образом, по-прежнему велики шансы на то, что Лондону в любом случае – со «сделкой» или без неё, придется платить за самостоятельность самую высокую цену из всех возможных. На этом фоне, действующий премьер-министр Тереза Мэй стремительно теряет популярность как среди избирателей, так и внутри собственной партии. Всё громче звучат голоса сторонников «повторного референдума» о членстве в ЕС. Окажется ли успех, хотя и компромиссный, которого удалось достичь Даунинг-стрит, лишь очередной Пирровой победой, на которые так богата британская история? Или Брекзит придаст новый поступательный импульс развитию Соединенного Королевства? Предсказать сейчас не берется никто.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[i] Референдум о выходе Великобритании из ЕС прошел 23 июня 2016 года. 52% принявших участие в голосовании поддержали инициативу. Процедура выхода началась в конце марта 2017 года.