ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Турне Болтона в Закавазье: что ищет он в краю далеком?

11:40 30.10.2018 • Андрей Исаев, журналист-международник

Недавняя поездка в Москву, Баку, Ереван и Тбилиси советника американского президента по вопросам безопасности ознаменовала определенные изменения во внешнеполитическом курсе Вашингтона.

В России Джон Болтон, по его собственным словам, намеревался «продолжить переговоры, которые провели президент Трамп и президент Путин в Хельсинки этим летом, поговорить об американо-российских отношениях и понять, где мы можем добиться прогресса, а где у нас все еще есть проблемы и разногласия».[i] Проблемы и разногласия определились сразу: выяснилось, что договор по РСМД, с 1987 года служивший одним из столпов европейской безопасности, для Вашингтона  «утратил актуальность», к тому же Россия, якобы, давно его нарушает. А тут еще и наличие таких ракет у Китая!  Следовательно, Соединенным Штатам «не остается ничего другого» как выйти из соглашения. Таким образом, американская сторона фактически анонсировала переход двусторонних отношений из стадии стратегического взаимодействия в стадию взаимного сдерживания.  Впрочем, запланированная на ноябрь встреча лидеров двух стран дает некоторую надежду, на то, что процесс еще не принял необратимый характер.

Продемонстрировав  «жесткость»  и «принципиальность» позиции США  на российском направлении, Болтон отправился в Азербайджан, Армению и Грузию: дипломат намеревался «оценить ту важную геополитическую роль, которую они играют в отношениях с Ираном, в отношениях с Россией и Турцией».[ii] По сути пассаж свидетельствует о второстепенной роли, которую Белый Дом отводит этим странам, рассматривая их «полезность» прежде всего в географическом контексте, и в Баку, Ереване и Тбилиси на это могли бы и обидеться. Но не стали.

Турне по региону, долгое время остававшемуся на периферии геополитических интересов США, проходило на фоне стараний Вашингтона изолировать Иран, и неслучайно иранская тема в переговорах вышла на первый план. В тени оставалась российская, точнее – антироссийская, тематика, но она не была забыта: «Армения покупает оружие в основном из России, а Азербайджан — тоже на 80% из России. Это обстоятельство, конечно, не содействует урегулированию (карабахского – А.И.) конфликта, потому что России это дает большое влияние на стороны», - сказал американский гость на своей пресс-конференции в Баку. Не преминув добавить, что американское оружие лучше российского.[iii]

Столица Азербайджана стала первым пунктом его турне. Не секрет, что США считают эту страну потенциально важным региональным партнером как в качестве поставщика американским союзникам в Европе энергоносителей, альтернативных российским, так и в качестве логистического узла на путях снабжения американского контингента в Афганистане. На переговорах с руководством республики обсуждались энергетические проекты, карабахский конфликт и, конечно, шаги по «сдерживанию» Ирана в ближневосточном регионе.

Далее путь Джона Болтона лежал в Ереван. Армения остается стратегическим союзником РФ, но американское посольство в Ереване является вторым крупнейшим в мире (после дипмиссии США в Багдаде), многолетняя целенаправленная работа многочисленных прозападных НПО, похоже, приносит свои плоды, а социально-экономическая ситуация в стране подразумевает поиск источников внешнего финансирования. Эти факторы не могли не облегчить поиск точек соприкосновения.

Основными темами и здесь стали Иран и Карабах. Американский вояжер  признался, что плана по урегулированию в Карабахе у него нет, но непрозрачно намекнул, что решение карабахской проблемы станет действенным средством для «уменьшения внешнего давления на Армению».[iv]  А, вероятно, в качестве «компенсации» за возможные политические уступки обсудил с Николом Пашиняном «возможности экономической активности США в Армении».[v] Предложение, по всей видимости, было принято к рассмотрению: «Переговоры с советником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном проходили в позитивной обстановке. Думаю, что есть реальный шанс поднять армяно-американские отношения на новый уровень. И мы готовы воспользоваться этим шансом», - написал и. о. премьер-министра Армении на своей страничке в Facebook.[vi]

Наиболее радушный прием ожидал американского посланника, конечно, в Грузии, чей режим является откровенным и горячим сторонником сближения с США и НАТО. Неспроста  глава грузинского МИД Давид Залкалиани незадолго до приезда Болтона уверенно заявил: «Визит в Грузию советника президента США по вопросам национальной безопасности Джона Болтона служит углублению стратегического партнерства между США и Грузией как в направлении обороны и безопасности, так и в плане экономики».[vii]

Судя по информации новостных агентств, «оборона и безопасность» и стали главными темами переговоров, на которых поднималась проблема «российской оккупации» Абхазии и Южной Осетии. Что позволило Залкалиани назвать встречу с Болтоном «интересной и содержательной». Причем экономика, по его словам, обсуждалась «в том числе».[viii]

Что до иранской проблематики,  турне Болтона не следует рассматривать в отрыве от недавних визитов государственного секретаря США Майка Помпео и спецпосланника американского президента по Сирии Джеймса Джеффри в ряд столиц региона.

Госсекретарь в середине месяца съездил в Саудовскую Аравию и Турцию. По официальной версии – чтобы обсудить убийство оппозиционного саудовского журналиста. При этом, покидая Турцию, Помпео заявил, что санкции, наложенные на эту страну в связи с делом американского пастора Эндрю Брансона, могут быть сняты. Реверанс в сторону Анкары сделал и Джеймс Джеффри, посетивший Турцию, Катар и Саудовскую Аравию. По его словам, США не будут способствовать созданию на севере Сирии государственного образования под контролем Отрядов народной самообороны, связанных с Рабочей партией Курдистана, так как такое государство «представляло бы угрозу для Турции».[ix] Судя по всему, Штаты демонстрируют желание нормализовать отношения со столь важным союзником. Кстати, значение этого союзника (как, к слову, и закавказских государств) для Вашингтона также определяется в первую очередь географическим фактором.

Можно предположить, что одной из главных целей визитов в ближневосточные столицы (как, вероятно, и в закавказские) стала «презентация» новой стратегии США в отношении Сирии и Ирана. Еще в апреле этого года Дональд Трамп обещал вывести американские войска из Сирии, но уже в сентябре американский президент, в свойственной ему манере,  «поменял плюс на минус» и заявил о намерении остаться в Сирии вплоть до вывода из страны проиранских формирований. А Майк Помпео конкретизировал слова своего начальника, заявив: США будут противостоять Ирану на всем Ближнем Востоке, и Сирия является «решающим полем битвы».[x]

Некоторые детали нового плана действий приоткрыло NBC News. Ссылаясь на свои источники во властных структурах, агентство сообщило, что США предпочтут дипломатические и экономические рычаги, отказавшись от участия в восстановлении «районов, где размещены иранские и российские силы», а вот обещанием финансовой помощи от аравийских шейхов (из Эр-Рияда и Дохи?) в восстановлении прочих территорий Вашингтон, вроде, уже заручился. Одновременно Белый Дом планирует ввести санкции против иностранных строительных компаний, работающих в Сирии.

В целом усиление интереса американской дипломатии к Закавказью определяется активизацией США на Ближнем Востоке. Кавказский регион по-прежнему нельзя отнести к приоритетным направлениям, он остается одной из составляющих более масштабного плана. Вряд ли американцы серьезно продвинутся в деле антииранской мобилизации Азербайджана и Армении – слишком большое значение для этих государств имеют экономические отношения с южным соседом. Представляется, что в обозримой перспективе столь же мало шансов на успех в этих странах имеет и антироссийская составляющая американской активности – по многим причинам. Скорее, Азербайджан и Армения используют возросшее внимание Вашингтона для большей диверсификации внешних связей с минимизацией ущерба российскому направлению. Впрочем, это не означает того, что Москва не должна уделять повышенное внимание дальнейшему укреплению всесторонних отношений с Баку и Ереваном.

В Грузии, меньше соседей «завязанной» на Иран, взявшей курс на интеграцию с НАТО и не имеющей дипломатических отношений с РФ, американские инициативы попадают на подготовленную почву. Даже несмотря на то, что в прошлом году, например, Россия стала главным рынком сбыта для грузинских товаров (14,5% всего экспорта). Впрочем, перспективы принятия Грузии в Североатлантический альянс для Тбилиси отнюдь не радужны. Но это уже другая тема.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати