ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Сирия, Ливия, Йемен: перспективы мира

14:56 20.09.2018 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: impunityobserver.com.

В Российском совете по международным делам (РСМД) состоялся семинар «На пути к MED 2018 — Сирия, Ливия и Йемен: результаты кризисов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки». В мероприятии, проведенном совместно с Итальянским институтом международных политических исследований (ISPI) приняли участие представители научных кругов и неправительственных организаций России, Италии, Германии, Австрии и Великобритании. Обсуждение актуальных международных проблем проходило в закрытом режиме.

Семинар прошел в рамках подготовки Четвертой ежегодной конференции «Средиземноморские диалоги» на высшем уровне (Mediterranean Dialogues - MED) с участием глав государств и правительств государств Средиземноморья, предпринимательских и научных кругов, представителей общественных организаций и СМИ. Конференция состоится в Риме 22-24 ноября 2018 года.

Состоится ли примирение в Сирии?

При всех различиях политической ситуации в Сирии, Ливии и Йемене существует фактор, который объединяет все эти три конфликта – активное участие в них, помимо внутренних политических сил, большого числа региональных и внерегиональных акторов. Военные действия в Сирии, предпринятые сторонниками Башара Асада при участии его союзников, прежде всего Ирана и России, привели к подрыву позиций террористических группировок (прежде всего «Исламского государства» (запрещено в России) и «Свободной сирийской армии») и связанных с ними сил вооруженной оппозиции. С каждым днем приближается тот момент, когда необходимо будет перейти к конституционному и государственному строительству в республике. Однако возникает вопрос, насколько в Дамаске готовы к тому, чтобы пойти на компромисс при определении новой формулы сосуществования различных сил в политическом пространстве Сирии. Такие влиятельные страны, как США, Израиль, Турция, Саудовская Аравия рассматривают территорию Сирийской Арабской Республики как фронт собственного стратегического противостояния с Ираном и сохраняют значительные возможности для политического и военного маневра.

Проблема мирного урегулирования упирается в вопрос соблюдения гражданских прав этнических и религиозных групп. Например, сунниты, которых в Сирии большинство, вряд ли готовы смириться с сохранением довоенной властной конструкции. В этом вопросе их по собственным соображениям активно поддерживают Анкара и Эр-Рияд. Может быть именно поэтому 17 сентября 2018 года в ходе переговоров в Сочи президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Эрдогана Москва фактически дала согласие на формирование демилитаризованной зоны на северо-западе Сирии, в провинции Идлиб, где находится большинство вооруженных группировок, тесно связанных с Анкарой. Эксперты считают, что для урегулирования сирийского конфликта необходимо применять целостный подход, в котором нашли бы свое отражение три измерения – внутриполитическое, региональное и глобальное.

Решительно настроены и сирийские курды. Они намерены добиваться от Дамаска права на автономию, а в идеале – на федерализацию страны. В этом они пользуются поддержкой ряда западных стран, в том числе США и Франции. Можно вспомнить, что с 2014 года на территории Сирии находятся французские военные советники, которые тренируют курдские подразделения. Рост вооруженного противостояния на Ближнем Востоке заставил официальный Париж задуматься об усилении собственного присутствия в этом регионе. В Елисейском дворце тем самым демонстрируют, что Средиземноморье остается в зоне особых интересов Французской Республики. Однако пока подобные жесты демонстрируют скорее президентские амбиции Эммануэля Макрона, нежели реальные возможности страны. Курдский фактор постоянно вынуждены учитывать в Анкаре, которая относится к действиям французов в Сирии с плохо скрываемым раздражением.

По общему мнению экспертов, Сирия должна перестать быть ареной глобального и регионального противостояния, а превратиться в зону сотрудничества. Федерализация государственного устройства, учет мнений всех проживающих на ее территории народов и политических групп должны способствовать достижению этого результата. В этих условиях необходимо не только сотрудничество по линии Москва-Тегеран-Анкара в рамках астанинского формата, но и установить более тесные контакты с США, Однако пока политическая линия Вашингтона в отношении Москвы остается жесткой. От него не отстают и ведущие страны Европы, включая Великобританию. Наконец, Москва вынуждена учитывать, что, несмотря на определенные заявления о сотрудничестве и сохранении триумвирата «Россия-Иран-Турция», в отношениях с Анкарой у нее существует немало противоречий. Президент Турции Реджеп Эрдоган использует их для политического торга с Европейским союзом и США, расширяя собственное поле для маневра на международной арене.

Важную роль в урегулировании сохраняют Женевский и Венский формат переговоров, в которых принимают участие представители ООН в лице специального посланника Стаффана де Мистуры. Они будут возобновлены в октябре 2018 года и будут касаться вопросов гражданского примирения в Сирии.

Ливия накануне президентских выборов

Еще более сложным участком политического урегулирования остается Ливия, где в настоящее время идет жесткое противостояние соперничающих группировок за политическую власть и связанные с ней экономические преимущества, прежде всего запасы нефти. Несмотря на все эти обстоятельства, в стране в декабре 2018 года должны состояться президентские выборы. Это решение было принято в ходе инициированной российской стороной и состоявшейся 29 мая 2018 года в Париже международной конференции под эгидой Организации Объединенных Наций. В ней приняли участие представители более чем 20 стран, в том числе пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН. Все стороны согласились постепенно отказаться от ситуации, связанной с параллельным существованием двух правительств, а также сформировать единый Центральный банк и вооруженные силы.

Напомним, что в настоящее время время на территории Ливии фактически действует два центра власти - Правительство национального единства в Триполи во главе с Файезом Сараджем и Палата представителей (парламент) в Тобруке, изгнанный из Триполи исламистскими движениями. Значительный вес сохраняет Военный совет, возглавляемый маршалом Халифой Хафтаром. Ряд территорий в стране продолжает контролироваться местными племенными объединениями. Между всеми этими силами сохраняются серьезные разногласия.

Исходя из прагматических соображений, российская сторона считает наиболее реальной политической и военной силой маршала Халифу Хафтара, с которым поддерживает дипломатические и военные контакты. В то же время в Москве понимают, что появление нового президента в стране совершенно не означает, что ему не придется доказывать свое право на легитимность. Стремясь к урегулированию ливийского кризиса, Москва переосмысливает собственный опыт организации площадки переговоров в Астане между представителями соперничающих политических сил в Сирии. Одновременно Москва поддерживает контакты со странами, которые особо заинтересованы в развитии экономических связей с Ливией – Италией, Францией, Турцией и Китаем.

Для Европы вопрос нормализации в Ливии имеет особое значение, поскольку после свержения режима Муаммара Каддафи именно через эту страну пролегли маршруты, по которым нелегальные мигранты проникают в страны ЕС. В свою очередь, предложения, выдвигаемые Россией, воспринимаются всеми участниками конфликта более благосклонно, поскольку в отличие от Парижа или Рима, у Москвы отношения со странами Африки не отягощены колонизаторским прошлым.

Йемен: борьба за Ходейду

Наиболее драматическая ситуация складывается в настоящее время в Йемене. Здесь арабская коалиция во главе с Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами, поддержанные США и свергнутым в 2015 году президентом этой страны Абд Раббо Мансуром Хади пытаются поставить под свой контроль Ходейду – важнейший порт на побережье Красного моря. Согласно саудовской версии, через этот порт проиранское движение хуситов «Ансар Алла», базирующееся на севере и контролирующее столицу страны Сану, якобы получает ракеты, которые позволяют обстреливать территорию королевства.

Собственную независимость Йемен получил «по частям». В 1918 году от власти Османской империи освободился север страны, а юг вплоть до 1967 года находился под протекторатом Великобритании. – столько в 1967 году, от Великобритании. Объединение произошло только в 1990 году, но, как показало дальнейшее развитие событий, спокойствия в страну не принесло. Рост противоречий привел к тому, что в мае 1994 года на юге было провозглашено независимое государство, однако попытка отделения была пресечена в течение двух месяцев. К началу 2000-х годов на севере страны получила распространение одна из ветвей шиизма – зейдиты. По имени своего религиозного лидера Хусейна аль-Хуси их стали называть «хуситами».

Противоречия выплеснулись на улицы в 2011 году. На волне выступлений «арабской весны» бессменно правивший с 1978 года президент Йемена Али Абдалла Салех ушел в отставку, передав власть вице-президенту Абд Раббо Мансуру Хади. На досрочных выборах 21 февраля 2012 года он стал президентом на двухлетний срок. Однако в 2014 году хуситы, получившие серьезную поддержку внутри страны, заняли столицу государства – Сану. В феврале 2015 года Хади бежал сначала в Аден, а затем и за пределы страны, в столицу Саудовской Аравии Эр-Рияд.

Ситуация осложнялась еще и тем, что у Йемена сохраняются территориальные противоречия с Саудовской Аравией из-за пограничных территорий - округов Асир, Неджран и Джизан. Граница между двумя странами была установлена только в 1934 году по Таифскому договору,

Мощный рост позиций шиитов, за которыми, по твердому убеждению Эр-Рияда, стоял Иран, заставили Саудовскую Аравию во главе военной коалиции, куда кроме нее вошли еще 8 государств (Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Катар, Иордания, Марокко, Египет и Судан), начать интервенцию в Йемен. Сделали они это по официальной просьбе экс-президента Хади.

В военных действиях саудовской коалиции участвуют только йеменские силы, лояльные Эр-Рияду. Это прежде всего «Южное сопротивление» и вооруженные силы партии «Всеобщий народный конгресс», до недавнего времени возглавлявшиеся до декабря 2017 года Тареком Абдаллой Мухаммедом Салехом — племянником бывшего многолетнего президента Йемена Али Абдаллы Салеха, ушедшего в отставку на волне «арабской весны» в 2011 году и погибшего в декабре 2017 года. Объединяют их лишь общие тактические интересы и связи с арабской коалицией.

Борьба за Ходейду вряд ли сможет решить исход военной кампании в Йемене, а приведет лишь к усилению гуманитарной катастрофы в этой стране, где и без того получили распространение голод и болезни. Кроме того, ни одна из сторон не собирается отступать, а идеи хуситов пользуются немалой поддержкой в стране, подвергшейся иностранной интервенции. Яростной критике (как «изменник») подвергается там и президент Хади, который в настоящее время находится в Эр-Рияде.

В этих условиях существует несколько сценариев развития событий. Первый, наиболее вероятный, связан с тем, что после окончания боев за Ходейду дальнейшим нарастанием противостояния и консолидации Йемена на антисаудовской, антизападной основе. Второй может быть реализован, если коалиция прекратит под каким-либо предлогом интервенцию, но не предложит никакого плана выхода из кризиса. И, наконец, наименее вероятный вариант связан с прекращением войны и принятием поэтапного плана урегулирования конфликта по аналогии с ситуацией 2011 года. Однако пока йеменский конфликт далек от своего завершения.

Результаты состоявшихся в Российском совете по международным делам предварительных обсуждений будут использованы в ходе очередной конференции «Средиземноморские диалоги» и для разработки рекомендаций по разрешению конфликтов в Сирии, Ливии и Йемене с участием всех заинтересованных сторон. 

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати