ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Австралия и Таиланд готовятся к многополярному мироустройству

11:00 03.09.2018 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Таиландско-австралийские отношения могут служить иллюстрацией грядущих геополитических изменений в Юго-Восточной Азии (ЮВА).

Для Австралии Таиланд важен по следующим причинам:

- как один из военно-политических партнёров в ЮВА в условиях растущего влияния Китая;

- как партнёр внутри Организации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), от членства в которой Австралия воздерживается;

- как союзник в противостоянии исламскому терроризму в ЮВА, учитывая  борьбу Бангкока с исламистским движением в южных, преимущественно мусульманских, провинциях Таиланда;

-  как источник миграции, рекреационного и образовательного туризма (рост количества этнических тайцев в Австралии по сравнению с 2006 г. составил 48,8%, достигнув к 2011 г.почти 45 тыс.; количество туристов из Таиланда в Австралии приближается к 100 тыс.ежегодно, студентов – к 20 тыс.);

- как экономический и торговый партнёр (в 2005 г. стороны подписали соглашение о свободной торговле, товарооборот Австралии с Таиландом выше, чем с любой другой страной-членом АСЕАН) (1);

Те же причины определяют значение Австралии для Таиланда, но с более заметным акцентом на экономику и геополитику.

Австралия для Таиланда – седьмой по значимости инвестиционный адресат. В то время как австралийские инвестиции в таиландскую экономику невелики (2,2% от всех инвестиций в экономику стран АСЕАН), наблюдается быстрый рост таиландских инвестиций в австралийскую энергетику и сельское хозяйство. Таиланд показывает самый внушительный рост инвестиций среди двадцати ведущих инвесторов в экономику Австралии (1).  

Канберра воздерживается от членства в АСЕАН, опасаясь утратить политическую автономию. Австралия, как участница АСЕАН, была бы стеснена в правозащитной риторике в адрес других участников, её интересы на переговорах с третьими сторонами (США, КНР, Индия и др.) были бы представлены коллективно, сужая внешнеполитические возможности австралийцев (2).

Одновременно Австралия выступает за тесную интеграцию внутри АСЕАН, создавая для себя лабильное окно возможностей. С одной стороны, коллективный голос стран-членов звучит громче, чем по одиночке, в т.ч. в диалоге с Канберрой; с другой, излишняя «коллективность» сужает поле для манёвра – то, чего для себя Австралия не желает.

Канберра стремится к развитию отношений со всеми членами АСЕАН, и Таиланд в их числе. Через партнёров по АСЕАН Канберра ищет выход на Лаос и Камбоджу, не имеющих традиции тесных отношений с Австралией, но чьё стратегическое значение в Индокитае повышается в связи с ростом влияния Пекина.

Позиция Канберры в рамках диалога с АСЕАН устраивает Бангкок. Она повышает его значимость для Канберры и способствует распределению геополитического авторитета между участниками диалога. Таиланд при этом рассматривает АСЕАН как важный инструмент обеспечения национальной безопасности.

Австралийские эксперты осознают важность диалога с Таиландом в сложившейся ситуации, о чем свидетельствует появление профессиональных работ, посвящённых внешней политике Таиланда и его армии  (3,4).

Канберра и Бангкок осознают необходимость приспособить двусторонние отношения к условиям формирующегося многополярного мира. Таиланд пребывает в перманентном поиске выверенного баланса сил с сохранением возможности быстрой смены союзников. Эта геополитическая традиция определяет взгляд таиландских властей на многополярность.

Две присутствующие в ЮВА ведущие державы, США и Китай, рассматриваются одновременно и как партнёры, и как потенциальная угроза. Геополитическая цель Бангкока – не многополярность сама по себе, а возможность посредством контрмер и противовесов влиять на сам процесс формирования многополярного мира в его региональном контексте.

Бангкок поддерживает многополярность в той мере, в какой она способствует взаимному уравновешиванию геополитического потенциала Вашингтона и Пекина, и стремится к предотвращению концентрации чрезмерного влияния в руках одной из держав или блока государств.

Этим вызвана некоторая дистанция, которую держит Таиланд в последнее время по отношению к Вашингтону, и наметившееся сближение Таиланда с Пекином. Дистанцирование от Вашингтона не означает прекращения сотрудничества с США, сближение с Пекином не означает вовлечение Таиланда в орбиту влияния КНР.

Это один из многочисленных аспектов поиска геополитического баланса на определённом историческом этапе, повторение ситуации XIX в., когда Сиаму приходилось балансировать между европейскими державами, претендовавшими на Индокитай, и своими соседями, находившимися в разных отношениях с европейцами.

Значение Австралии, как весомого регионального партнёра Таиланда, будет возрастать. Австралия – дополнительное звено в американо-таиландских отношениях, учитывая союзнические отношения между Бангкоком, Канберрой и Вашингтоном.

Австралия идёт встречным курсом и демонстрирует готовность углублять отношения с Таиландом. Ближайшие годы станут периодом оживлённого диалога по линии Канберра – Бангкок, в первую очередь, в экономике и политике.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1)     https://sydney.edu.au/dam/corporate/documents/sydney-southeast-asia-centre/thailand-in-australia.pdf

2)    https://www.lowyinstitute.org/publications/asean-australia-relations-suitable-status-quo

3)    http://sdsc.bellschool.anu.edu.au/experts-publications/publications/5774/tipping-balance-southeast-asia-thailand-united-states-and

4)    http://www.niaspress.dk/books/thai-military-power

Версия для печати