Новый передел границ на Балканах: путь в преисподнюю

11:52 10.08.2018 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Спустя более десяти лет после одностороннего провозглашения независимости сербского края Косово на Балканах вновь встала на повестку дня тема перекройки границ. Продолжающиеся переговоры между Белградом и Приштиной по урегулированию взаимных отношений под эгидой Европейского союза могут привести к неожиданному результату – отделению от Сербии трех южносербских областей Прешевской долины с преобладающим албанским населением и их присоединением к Косово – которое, в свою очередь, будет поделено на сербскую и албанскую части. Подобный сценарий, в свою очередь, способен сыграть роль «спускового крючка» для дезинтеграционных процессов в Македонии, Боснии и Герцеговине, Черногории и даже Греции (где в северных районах компактно проживают албанцы).

С заявлением о том, что в случае заключения соглашения между Белградом и Приштиной прилегающая к косовской границе Прешевская долина также присоединится к Косово, выступил президент самопровозглашенной «Республики Косово» Хашим Тачи. По его словам, «просьбы албанского населения Прешевской долины о присоединении к Косово институционализированы», и, если соответствующее соглашение будет достигнуто между Белградом и Приштиной, его выполнению «никто не сможет помешать - ни ЕС, ни НАТО, ни США». По словам косовского лидера, проблема Прешево так или иначе вскоре будет обсуждаться в Брюсселе.

Одновременно он вновь исключил возможность раздела самого Косово на сербскую и албанскую части (о чем все более настойчиво говорят в сербских политических и общественных кругах), хотя и использовал весьма расплывчатую формулировку о возможности «корректировки косовско-сербской границы». Со своей стороны, в поддержку идеи раздела выступил президент Сербии Александар Вучич, обосновав это необходимостью избежать нового конфликта: «Территория, если неизвестно, как к ней относиться и кому она принадлежит, - это всегда источник потенциальных конфликтов и проблем». «Я выступаю за, и не скрываю этого. Всячески выступаю и представляю это как свою политику, получит ли она поддержку народа или нет, но выступаю за разграничение с албанцами», - заявил он. rts.rs

Одним из первых на высоком уровне идею раздела Косово несколько лет назад высказал нынешний министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич, назвавший подобный шаг долгосрочным компромиссным решением косовского конфликта. В бытность первым вице-премьером и министром внутренних дел Ивица Дачич в интервью выходящей в Приштине албаноязычной газете Zёri заявил, что, по его мнению, «единственное реальное решение – оставить сербов в Сербии, а другую часть, где живут албанцы, отделить. Это будет действующий механизм, позволяющий быстро решить проблему. Другие варианты станут пустой тратой времени».

Однако сейчас идея раздела Косово может стать частью более широкого «пакетного» соглашения о нормализации отношений между Белградом и Приштиной. На достижении подобного «юридически обязывающего соглашения» все более жестко настаивает руководство Еврокомиссии, считающее подобный документ ключевым условием принятия Сербии в Евросоюз – которое в этом случае может состояться в 2025 году.

Ряд средств массовой информации считают раздел Косово и обмен территориями весьма вероятным. Хорватское издание Jutarnji list даже утверждает, что соответствующий вопрос уже «решен» и предупреждает о возможных негативных последствиях: «На самом деле речь не только о Косово. Может открыться «ящик Пандоры». Произойти эффект домино. Представим на минуту самый негативный из возможных сценариев, к которым мог бы привести раздел Косово. Следующей сразу же стала бы Босния и Герцеговина, а затем - Македония. Вполне возможно, что этот «вирус» подхватила бы и Черногория». jutarnji.hr

Сами лидеры албанцев южносербской Прешевской долины, где в трех общинах проживает смешанное сербо-албанское население, заявляли о возможности «обмена территориями» по итогам договоренностей Белграда и Приштины еще в 2012 году. Председатель общины Прешево и лидер Демократической партии албанцев Сербии Рагми Мустафа подчеркивал, три общины (Прешево, Медведжа и Буяновац) «должны присоединиться к Косово», в то время как «север Косово должен присоединиться к Сербии». По его словам, соответствующее предложение должно лежать на столе брюссельских переговоров: «Я думаю, что в этом заключается будущее нашего региона».

За год до этого - весной 2011 года - в косовском городе Гнилане прошло совещание политических представителей албанцев Косово и Прешевской долины с участием все того же Рагми Мустафы, принявшее резолюцию о том, чтобы «содействовать возвращению» общин Прешевской долины «независимой Республике Косово», – в том числе путем привлечения к этому вопросу международного сообщества. Последнее, по мнению участников совещания, должно заставить сербское правительство «не препятствовать свободному волеизъявлению населения Прешевской долины».

Точные и достоверные данные о составе населения трех общин отсутствуют, однако, если сопоставить оценки, то картина выглядит следующей: в Прешево проживают 90% албанцев и 10% сербов, в Буяноваце – 60% албанцев и 30% сербов, в Медведже – 30% албанцев и 60% сербов. Таким образом, албанцы уже сейчас составляют абсолютное большинство населения общин Прешево и Буяновац.

Как предупреждал еще в середине 1990-х годов президент Турецкого агентства международного сотрудничества в Анкаре Умут Арик, нельзя говорить о создании на Балканах системы безопасности до тех пор, пока «решения, касающиеся национальных государств, могут приниматься и пересматриваться в одностороннем порядке». Именно это и происходило в последние годы вокруг Косово. Очевидно также взаимосвязанное развитие дезинтеграционных процессов на Балканах. Это может вынудить ведущие мировые державы и международные институты отказаться от исповедуемой ими в последние годы – говоря словами профессора публичного права Университета в Приштине Энвера Хасани – «политики, сфокусированной на государстве» (а не на территории). Подобная политика предусматривает решение проблем каждой из стран балканского региона изолированно друг от друга. Такой подход лежал, в частности, в основе Пакта стабильности для Юго-Восточной Европы, разработанного Европейским союзом и введенного в действие в 1999 году.

Одностороннее провозглашение независимости Косово в 2008 году означало внесение в данную концепцию положения об «уникальности косовского случая». Однако в настоящее время, с учетом тупиковой ситуации вокруг косовских сербов и нарастания активности албанских националистов, можно прогнозировать переход международных кураторов балканского урегулирования – и в первую очередь исповедующей «бизнес-подход» в его наиболее откровенном и циничном виде администрации президента США Дональда Трампа – именно к «политике, сфокусированной на территории», рассматривающей регион не как совокупность уже сложившихся государств, а как систему территорий, находящуюся в динамическом равновесии и потому способную к переформатированию.

«Разговоры о разделе территорий и перераспределении карт действуют на некоторых балканских политиков, как адреналин», - весьма справедливо отмечает в данной связи хорватская газета Jutarnji list и продолжает: «Встает вопрос: что тогда будет с федерацией Боснии и Герцеговины? Не затронет ли Хорватию этот катастрофический распад Боснии и Герцеговины, или с присоединением «хорватских частей» наконец-то появится мирная Босния?! Также возникает вопрос, как на это отреагировали бы боснийцы и их защитники, такие как Турция?! Возможно, для Сербии дело не ограничилось бы Прешево, и процессы затронули бы и Санджак, и далее самый север Сербии». «С другой стороны, обмен территориями с Косово может поднять вопрос о «консолидации албанской нации», что возродило бы к жизни старые идеи о разделе Македонии. И если бы начался процесс албанской консолидации, то после Республики Сербской в качестве части Сербии сербские аппетиты, возможно, распространились бы если не на всю Черногорию, то по крайней мере на ее «сербские части», - прогнозирует издание и делает драматический вывод: «Несмотря на кажущуюся простоту («мы - вам, вы - нам»), это решение ведет в преисподнюю». jutarnji.hr

Объективно любые новые изменения ситуации на Балканах – и прежде всего, конфигурации границ в регионе – означает повышение международного уровня дискуссий и их потенциальное возвращение в стены ООН и его Совета Безопасности, где Россия располагает правом вето. Одновременно подобные сценарии вынуждают Белград более активно взаимодействовать с Москвой как с одним из ключевых международных союзников. «Сербские политики прекрасно понимают, что не смогут двигаться вперед, если не будет прогресса в решении давней косовской проблемы. Но чтобы не утратить популярность и авторитет среди избирателей, сербскому руководству необходимо придумать такое решение, чтобы Сербию не считали полностью проигравшей косовский спор. В этих целях Сербии в переговорном процессе нужен сторонник из числа великих держав», - справедливо отмечает в данной связи американское издание The American Interest и продолжает: «А поскольку на Западе покровителей у нее нет, Россия весьма полезна в этом качестве. Пока будет сохраняться косовский фактор, и пока сербское руководство не найдет приемлемое для общественного мнения решение проблемы, Россия будет занимать важное место во внешнеполитических соображениях Сербии. Запад должен понять это». «Евросоюз и Соединенные Штаты должны понять, что тесные связи между Россией и Сербией в значительной степени являются результатом того, что Запад не ценит в должной мере Сербию и Балканы», - подчеркивает издание. the-american-interest.com

Задача России в сложившейся ситуации - оперативно просчитать возможные варианты подобного переформатирования Балкан и выбрать те из них, которые в наибольшей степени отвечают ее геополитическим интересам и интересам ее союзников и партнеров на Балканах и за пределами региона.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции