Никарагуа: очередная победа сандинистов?

15:54 09.08.2018 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Более ста десяти дней интенсивных атак оппозиционных групп и криминала на сандинистские власти в Никарагуа, судя по всему, завершились полным фиаско. Президент Даниэль Ортега и его соратники одержали очередную победу и начинают восстанавливать страну после разрушительных действий «возмущенных граждан».

Но чем же они возмущены?

Протесты начались 18 апреля на фоне предложенной властями реформы, которая предполагала увеличение суммы отчислений работодателей и трудящихся в фонды социального страхования до 22%. Подчеркнем: было не произвольное повышение суммы отчислений, а только предложенное. Сразу же после начала протестов президент Даниэль Ортега отменил это решение. Хотя ввести реформу в действие предполагалось лишь с 1 июля.

Проправительственные союзы «Национальный рабочий фронт» и «Национальный союз рабочих» реформу поддержали. А вот Верховный совет частного предпринимательства - нет, поскольку не достиг у себя консенсуса.

Основная причина - дефицит Никарагуанского института социального обеспечения (Instituto Nicaragüense de Seguridad Social, далее INSS), который со временем только усугублялся. Правительство Даниэля Ортеги подготовило план реформ на основе доклада МВФ. Но некоторые из предлагаемых Международным валютным фондом мер (в частности, увеличение пенсионного возраста), были восприняты крайне болезненно. Это и неудивительно, поскольку пожилые люди имеют меньше возможностей для трудоустройства.

В начале апреля 2018 года Верховный совет частного предпринимательства объявил, что начал переговоры с правительством по реформированию INSS, и что для этого необходимо также реформировать и налоговую систему, что негативно должно сказаться на малых и средних предприятиях.

Реформы были официально объявлены 16 апреля 2018 года и подтверждены двумя днями позднее указом президента, который был опубликован в официальной газете Никарагуа La Gaceta. Вот после этого и начались выступления «возмущенных граждан», хорошо подготовленные, подкрепленные деньгами и оружием и детально продуманные с точки зрения перемещения «мирных протестующих» по стране. Чтобы создавалось впечатление, что вся страна поднялась на войну против президента Д.Ортеги и его правительства.

Дальнейшие события показали, что эта реформа властей явилась лишь поводом для начала свержения неугодного оппозиционерам и их американским покровителям сандинистского правительства.

Сразу же стали появляться объяснения недовольства граждан. Оказывается, еще несколько лет назад панамским властям и их кураторам в США не понравилась идея сооружения межокеанского канала через территорию Никарагуа. По мнению протестующих, он мог бы «навредить окружающей среде и ущемлял бы права коренных народов и граждан страны в целом». И в феврале 2018 года проект был фактически заморожен, хотя законодательных оснований тому не было и до сих пор нет.

В апреле 2018 года на сандинистские власти посыпались в недостаточном внимании к проблеме лесных пожаров: к тому моменту ими было уничтожено свыше пяти тысяч гектаров леса в районе Индио-Маис, где проживают коренные индейские народности. И никто не выяснял – были ли это поджоги, или леса сами воспламенялись. Тем не менее, частные СМИ эту проблему раздули и стали преподносить ее как «антинародную акцию» правительства. Был даже организован марш протеста на Манагуа. Как снежный ком, на Никарагуа обрушилась вся мировая медийная мощь.

Манипулирование противников президента Д.Ортеги недовольством «возмущенных граждан» достигло небывалых размеров. Глобальные СМИ, Национальный демократический институт во главе с его президентом, небезызвестной Мадлен Олбрайт, в прошлом работавшей госсекретарем США, начали действовать по «заранее разработанному плану». Какому? Прежде всего, к протестам были подключены студенты из так называемого Студенческого движения 19 апреля (М-19). Как сообщают источники в правительстве Никарагуа, Национальным фондом за демократию (USAid) им было выделено свыше 10 миллионов долларов. Часть средств в фонд борьбы с правительством Ортеги поступила от так называемого Обновленного сандинистского движения и Гражданского альянса за справедливость и демократию. Также были профинансированы и СМИ Никарагуа, 95% которых находятся в частных руках. Особенно резко против властей выступила наиболее влиятельная в стране газета «Пренса» («La Prensa»), издавна находящаяся в руках семейства Чаморро.

В первый же день протестов, 18 апреля, по версии журнала Forbes, самый богатый и влиятельный деятель Никарагуа и всей Центральной Америки Пьеро Коэн появился в Политехническом университете Манагуа, где призвал студентов выступить с протестами против сандинистской власти и предложил им свою финансовую и юридическую поддержку. И очень скоро у радикалов М-19 и сторонников Обновленного сандинистского движения появились оружие, деньги и логистическая поддержка.

В то же время на средства, полученные от спонсоров в Никарагуа и в США к совершению убийств, пытка и запугиванию семей сандинистов подключились и члены преступных банд «марас», наиболее кровавые и беспощадные в расправах над сторонниками властей.

Кстати, в спонсировании «оранжевой революции» в Никарагуа, как отмечает сандинистская пресса, причастные также старые противники «диктатуры Ортеги» американские сенаторы Тед Крус и Марко Рубио, а также ряд представителей Госдепа США.

Не осталась в стороне и католическая церковь Никарагуа. Вместо того, чтобы активно выступить за мирное решение конфликта, за диалог, как к тому призывал их верующий католик президент Даниэль Ортега, епископы скомпрометировали себя как точно такие же заговорщики. Группа священников во главе с кардиналом Леопольдо Бренесом прибыла на встречу с Ортегой в Дом народов в Манагуа, где фактически потребовала от президента изменить принципы работы судебной и исполнительной власти, демонтировать ряд государственных институтов, отправить в отставку правительство и назначить новые президентские выборы.

По словам самого Ортеги, ультимативная позиция епископов напомнила ему стратегию оппозиции во время неудачного госпереворота против Уго Чавеса в Венесуэле в 2002 году. К тому же, как впоследствии стало известно, многие католические храмы в Никарагуа были попросту превращены в настоящие штабы контрреволюции, где хранилось оружие, бомбы, и откуда оппозиционеры выходили на улицы, чтобы громить, поджигать и убивать.

По разным данным защитников прав человека в Никарагуа и за ее пределами сообщают, что в стране были убиты от 260 до 280 человек, и сотни человек были ранены. Приводятся сведения и о «мирных протестующих». Здесь цифры колеблются от 10 до 100 тысяч. Наверное, потому, что группы самых рьяных «противников режима Ортеги» постоянно перевозили из Манагуа в Масайя, из Леона в Эстели, из Никоономо в Боако…

Даниэль Ортега не раз обращался к жителям Масайи и других городов с призывом к спокойствию: «Любимые никарагуанские семьи, мир - это путь и единственная дверь в сосуществование, спокойствие и безопасность для всех. Мы просим Бога, чтобы он дал нам силы добиться этого». Президент пытался достучаться до разума оппозиционеров.

И многие государства его в этом поддерживали.

Кубинское правительство выступило в защиту Д.Ортеги, называя протесты «попытками дестабилизировать Республику Никарагуа, страну, которая живет в мире и в которой достигнуты замечательные успехи в социальной и экономической области, и в области безопасности». И действительно, в последние годы Никарагуа постоянно росла экономически, считалась самой спокойной страной в Центральной Америке.

Тем временем, в Государственном департаменте США чуть ли не каждый день заявляли, что «Никарагуа ... идет в неправильном направлении», а правительства Кубы и Венесуэлы, мол, являются «тем же лагерем, что и Никарагуа».

Выступая недавно перед своими соратниками, президент Д.Ортега вновь подтвердил, что он не уступит власть своим противникам и что судьбу Никарагуа должен решить народ на выборах в 2021 году. А досрочной отставки президента в стране не будет.

В интервью телеканалу «Телесур» Ортега опроверг существование так называемых незаконных вооруженных формирований, поддерживающих правительство в конфликте внутри страны. И напротив, если и существуют такие вооруженные формирования, то они относятся к правым силам. А у Никарагуа есть конституционные вооруженные силы, армия и полиция. И они стоят на страже мира, порядка и законности в стране.

Член Европейского комитета солидарности с Сандинистской революцией Хауме Солер-и-Пастелльс, недавно побывавший в Никарагуа, рассказал испанской газете «Ребельон»: «Я провел чуть больше пяти дней в Никарагуа, за это время там произошло достаточно много событий, и все они – достаточно значимые. Главное же состоит в том, что обстановка в стране нормальная, гораздо лучше, чем можно было бы ожидать»…

Что же увидел Хауме Солер-и-Пастелль? Он убедился, что в столице страны сохраняется свобода передвижения. От баррикад не осталось и следа, торговля потихоньку возвращается к обычному ритму, а уровень полицейского контроля не выходит за пределы обычного.

Об актах насилия, по его словам, свидетельствуют лишь следы поджогов, а также сильно разрушенные здания, в которых располагались радиостанция «Radio YA», и кредитный кооператив «CARUNA», которому был причинён особенно большой ущерб. 

«Пересекая столицу, Манагуа, по пути к рынку Майорео, я смог убедиться в том, что жизнь постепенно возвращается в нормальное русло, - сообщает Хауме. - Я с радостью отметил оживлённую деятельность никарагуанцев, торгующих продуктами на своих прилавках, на тротуарах и перекрёстках в городе. Понимаю всю глубокую общественную значимость этого слоя населения и вклад в экономику, который они привносят – это один из тех символов, по которому можно судить о том, что жизнь течёт нормально: народ вернулся к своей обычной жизни… Автобусы, которые направляются в самые разные части страны, работают по расписанию. Я взял билет на экспресс из Манагуа до Эстели. Мы ещё не доехали до Сан-Бенито, как я уже спал, и ничего необычного не потревожило и не разбудило меня до самого города. В автобусе ехало много семей с детьми, которые безмятежно играли друг с другом»…

Все люди, с которыми общался Хауме Солер-и-Пастелльс, подтвердили, что жизнь входит в спокойное русло. Они также рассказали об ощущении гнетущего страха, которое преследовало их на протяжении последних трёх месяцев из-за ожесточённого насилия так называемых «самоорганизованных мирных протестующих» и возникновения реальной опасности уничтожения всех достижений Сандинистской народной революции. В Эстели, городе менее затронутым протестами, мнения относительно ситуации были такие же, как те, что испанец услышал в Манагуа. 

Об этом же свидетельствуют и другие источники. И особенно показателен день 39-й годовщины Сандинистской революции 1979 года, которую недавно торжественно отметила страна.

«Это было нечто неописуемое! – сообщают свидетели. – И по числу людей, и по духу, которым всё дышало в этот день, по содержательности речи президента Ортеги. Не было другого такого 19 июля, какой был в этом году!»

В этот день весь мир увидел, что придуманный оппозицией и противниками Никарагуа в США искусственный кризис и попытки свержения сандинистского строя провалились.

Конечно, сандинистские власти должны извлечь уроки из минувших кровавых событий. Безусловно, необходима коррекция внутренней политики Никарагуа.

Лично мне, конечно, не нравится, что вице-президент и первая леди страны сеньора Мурильо демонстрирует на фото в СМИ свои руки с брильянтовыми перстнями на каждом пальце. Это непременно смущает наиболее бедные слои населения, а многих и просто возмущает. В таких случаях скромность только украшает. Хотя… Возможно, и такие снимки были сделаны на заказ оплаченных политтехнологов, чтобы очернить законную власть. Но ведь многих жителей республики наверняка коробит то, что наивысшие поста в Никарагуа занимают муж и жена. В стране, где еще хорошо помнят печальной памяти времена семейства Сомоса, это воспринимается весьма чувствительно. Не учитывать такой важный фактор в политике - значит плодить себе лишних врагов.

Все это, однако, больше относится к внешним признакам, которые у всех на виду. Существуют и другие аспекты внутренней политики, которые нам вряд ли стоит затрагивать публично, дабы не вмешиваться во внутренние дела дружественной нам Никарагуа.

Сандинистский фронт освобождения Никарагуа вновь одержал победу. Потому, что этот строй поддерживает народ. Напомним тем, кто забыл: на всеобщих выборах в ноябре 2016 года Ортега получил 72,5% голосов против 15%, отданных за его соперника. Команданте Даниэль баллотировался в паре с супругой, претендовавшей на пост вице-президента. Средний ежегодный рост ВВП страны был не ниже 4%. А число бедных в стране за время правления Ортеги сократилось почти в два раза…

Разве можно поверить в то, что подавляющая часть Никарагуа может выступить с требованием отставки нынешней сандинистской власти?