Силовой выбор: националистические батальоны как фактор президентской кампании на Украине

11:17 09.08.2018 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Бешеные псы украинской демократии существовали давно. Они жили под присмотром спецслужб, от них же кормились и от них же откупались. С 1991 года это были попытки создания неких боевых отделений ОУН-УПА (запрещена в России), и других организаций, названий которых не осталось даже на страницах новейшей истории Украины. 2014 год, «евромайдан» и «революция достоинства» - позволил им вырваться из радикальных закоулков украинской политики на свет, дал в кормление войну на юго-востоке страны, обеспечил оружием и сорвал с поводка спецслужб.

С этого времени националисты стали нужны украинской власти в формате добровольческих батальонов, псов украинской демократии для того, чтобы устанавливать революционную законность, поддерживать в обществе высокий градус гражданской активности. Возбужденное националистической риторикой общество, перед глазами которого пример «самоотверженной борьбы за Украину» националистов в ходе конфликта на юго-востоке, хорошо воспринимает (либо принимает, не желая иметь дело с националистами) и антироссийскую риторику. Удобный негосударственный инструмент, который может быть использован как в интересах государства, так и отдельных лиц во власти. И одновременно это неудобный инструмент, так как лидеры добробатов быстро задумались о своей политической карьере и стали депутатами Верховной Рады Украины, поняли свою политическую и экономическую ценность, начали продаваться и торговаться.

Для понимания сути происходящего стоит отметить особенности генезиса вооруженного украинского добровольчества. Политические деятели «революции достоинства» готовы были становиться лидерами революции, но не были готовы брать в руки оружие, или ответственность за управление плохо обеспеченной и обученной украинской армией. Поэтому добровольчество было ими горячо поддержано, поэтому олигарх Игорь Коломойский, ставший в 2014 году губернатором Днепропетровской области заправлял топливом военную технику за свой счет, и спонсировал добробат «Азов». Одобрение данных формирований властью было основано как на отсутствии законодательных основ для такого обеспечения, так и на неспособности организовать снабжение появившихся отрядов, которое взяли на себя различные спонсоры и волонтеры, в том числе и простые украинцы, поддержавшие «революцию достоинства». Таким образом, незаконные силовые структуры появились, были одобрены властью де факто, получили боевой опыт, материальную поддержку из разных источников, затем получили представительство во власти в лице своих командиров, оставаясь, при этом, незаконными формированиями.

Прецеденты конфликтов между военными и добровольцами, а также прецеденты использования этих незаконных силовых структур в бизнес конфликтах, для оказания давления на политических деятелей, журналистов и т.д. зафиксированы с 2014 года. Одна из первых громких историй произошла в 2015 году в Закарпатье – участие боевиков «Правого сектора» (организация запрещена в России) в перестрелке с криминалитетом и полицией: погибли четыре человека, более 10 получили ранения, у неизвестных были, в частности, гранатометы РПГ-​7, автоматы Калашникова, пулеметы ДШК. (https://interaffairs.ru/news/show/13481) Комментируя ситуацию, Губернатор Закарпатской области Василь Губаль тогда заявил в телеэфире, оговорившись, практически по Фрейду, что «перераспределение контрабандных потоков на Закарпатье должно происходить законным способом».

Последний прецедент зафиксирован в конце июля текущего года и стал известен благодаря источникам из ДНР: «Силовики обстреляли позиции движения «Правый сектор» (запрещен в РФ) и нацбатальона «Азов» в районе подконтрольного Киеву села Лебединское, сообщил начальник пресс-службы оперативного командования самопровозглашенной Донецкой народной республики Даниил Безсонов. Уточняется, что обстрел вели артиллеристы 36-й отдельной бригады морской пехоты. В результате трое бойцов из нацбатальонов погибли, пятеро ранены». (ria.ru)

Исходя из понимания генезиса незаконных вооруженных формирований, их нынешних отношений с властью, возникает вопрос – какова будет роль этих националистических организаций и их лидеров в грядущих выборах президента Украины? Как признаются лидеры националистических вооруженных организаций, кандидата из своей среды на президентские выборы -2019 они выдвигать не будут – нет значимой идеологической поддержки, нет единства в стане националистов.

Тем не менее, о политических планах вооруженных националистов свидетельствует заявление командира «Азова», лидера созданной на его базе партии «Национальный корпус» (организация запрещена в России) Андрея Билецкого, что «государство не имеет монополии на насилие»: «Но эта проблема не относится к общественным организациям, к нашему движению. Это проблема, в первую очередь, власти. От чего она родилась? Она родилась от того, что эти люди морального права на насилие не имеют. В глазах обыкновенных людей. Так, к сожалению, уже сложилось. То есть, должны прийти люди, которые будут иметь право говорить, как в Америке: "мы власть", "я коп"». (daily.rbc.ua)

Под подобными людьми Билецкий понимает бойцов «Азова» и своих однопартийцев. Публичная стратегия националистов следующая: «Я [Билецкий] уверен, что сейчас впереди активность молодежи. Мы направляем ее во вполне конкретное русло, в политику прямых и добрых дел». (daily.rbc.ua)

Необходимо пояснить, что понимает под «прямыми делами» сам Билецкий: «Мы… за несколько недель поучаствовали более чем в 10-ти, так сказать, акциях прямого действия. Что это такое? Это вещь, которая восстанавливает справедливость здесь и сейчас…» (ukraina.ru) То есть, справедливость в понимании Билецкого вершится на месте, без суда и следствия.

Кроме того, существует тренд формирования неких «частных армий» за спинами разных политиков. Так, украинский эксперт Сергей Слободчук отмечает: «Известно, что основные игроки сейчас готовят свои частные армии. Это нужно для того, чтобы одна из партий власти ими воспользовалась. Там четко будут поставлены задачи, например, чтобы боевые отряды могли взять каждый избирательный участок в стране под контроль в день выборов. А там они уже с автоматами в руках нарисуют любые цифры и расклад, который им надо». (commentarii.ru)

Второй вариант развития ситуации с влиянием частных армий на выборы - если ими воспользуется не одна из «партий власти», а несколько партий, каждая из которых направит свою армию взять каждый участок в стране, или в ряде регионов под контроль в день выборов. Сценарий, когда частные армии будут противостоять друг другу – имеет низкую вероятность реализации. Во-первых, исход такого развития событий непредсказуем, во-вторых, каждый из кандидатов будет рассчитывать на поддержку Запада, а в случае реализации подобного силового варианта она вряд ли будет получена.

Для Порошенко возможностей применить «частные армии» больше, чем у любых других его конкурентов за президентский пост. Кроме упомянутых ранее вариантов контроля бойцами «частных армий» непосредственно избирательного процесса, самым удобным вариантом использования добробатов для Порошенко было бы встраивание этих структур в сценарий военного положения, при котором выборы проводиться не могут (https://interaffairs.ru/news/show/19848). Такой вариант также пришелся бы по душе и самим добробатам. Политика прямых дел в условиях военного положения и активного участия в его установлении и контроле развернется во всей красе. Кроме того, этот сценарий предоставит военизированным формированиям реальное поле для деятельности и презентации своей нужности, как украинскому государству, так и гражданам, и политическим деятелям. Однако, сценарий введения военного положения на основании «российской гибридной угрозы», вряд ли будет реализован, так как не найдет одобрения на Западе, которому нужно соблюдение демократических формальностей в виде выборов. Сейчас одобрение Западом введения военного положения в Украине, как еще один способ реализации антироссийской политики, видится маловероятным.

Каков же наиболее вероятный сценарий участия добробатов и их лидеров в процессе президентских выборов? Регионализация действий добробатов, частных армий, их участие там, где нужно будет подтягивать результаты в интересах того или иного кандидата, обеспечивать явку избирателей. То есть, каждый из кандидатов будет определять приоритетные регионы, и количество голосов, и с помощью частных армий, или добробатов, стараться добиться нужных результатов.

Конфликт на юго-востоке продолжается, добровольческие батальоны продолжают существовать, ряд их лидеров уже пришли во власть, стали депутатами. Каждая из структур накануне президентских выборов будет определять - кого и как поддерживать, а кандидаты будут вести переговоры с комбатами и что-то обещать, намереваясь как минимум, не иметь конфликта с вооруженными националистами, как максимум – использовать их в своих интересах в нужное время.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции