Порошенко «подчищает хвосты» в ожидании президентских выборов-2019

12:23 14.05.2018 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Подготовка к выборам президента Украины идет полным ходом. В этот процесс вовлекаются все новые темы и ситуации. Большой темой для действующего президента Украины Петра Порошенко является конфликт на юго-востоке и начатая в связи с этим и.о. президента Александром Турчиновым в 2014 году АТО (антитеррористическая операция). Объявленная по законам "революционного" времени АТО изначально была и оставалась вне законодательного и конституционно поля Украины, несмотря на то, что в украинском законодательстве существует закон «О борьбе с терроризмом», на основании которого Верховная Рада Украины приняла решение о проведении АТО. Основанное на упомянутом законе решение никак не соответствовало данному закону и принималось властью, легитимность которой была под вопросом.   

Неясная структура командования АТО и система ответственности, незаконные воинские формирования в виде неких национальных и добровольных батальонов и еще многое вызывали массу вопросов, которые задавали и задают Киеву как внутри Украины (и оппозиция, и граждане), так и на международном уровне. 

Борьба с терроризмом – это прерогатива специальных служб, то есть, Службы безопасности Украины (СБУ), что и отражено в законе «О борьбе с терроризмом», однако участие в АТО приняли сотрудники МВД и армейские подразделения. Кроме того, командование АТО было возложено на министра внутренних дел, что превращало антитеррористическую операцию в операцию полицейскую, что вновь ставило вопрос ее легитимности.  Ну и наконец, АТО, согласно закону,  подразумевает локальный характер операции на территории района или населенного пункта, освобождение захваченного здания или транспортного средства, на что широкомасштабные действия украинской армии с использованием артиллерии совсем не похожи.

С 30 апреля 2018 года Киев проводит на Донбассе так называемую «Операцию объединенных сил» (ООС). Уже в самой формулировке названия операции заложена попытка обоснования сборной солянки силовых структур, задействованных в операции. Командование ООС возложено на Объединенный оперативный штаб, возглавляемый командующим Объединенными силами, который подчиняется непосредственно Главнокомандующему Украины, то есть президенту страны. Так же, «отец» АТО Александр Турчинов, возглавляющий в настоящее время Совет национальной безопасности и обороны Украины, заметил, что ООС не исключает «точечное проведение АТО», фактически говоря о намерении проведения спецопераций  на территории ДНР и ЛНР.

Надо сказать, к переформатированию АТО Киев готовился давно. Среди необходимых действий, чтобы придать операции против ДНР и ЛНР некоторую легитимность, было необходимо - указать, от кого исходит так называемая «террористическая угроза». По этой причине ‪(в том числе) 18 января Верховной Радой Украины был принят закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях». Согласно упомянутому закону Россия якобы является «страной агрессором», при этом украинские политики и медиа заявляют, что  на юго-востоке Украины на стороне ополченцев якобы воюют российские военные. Поэтому, Киев не признает ДНР и ЛНР и не  считает их (делает вид, что не считает) сторонами конфликта. За всеми этими ложными обвинениями камуфлируется основная цель. Задача для Порошенко и его режима - придумать виновника дезинтеграции Украины и попытаться ввести действия постмайданной власти, даже постфактум, в рамки легитимности. При этом Порошенко не ставит перед собой задачу  изменить ситуацию на юго-востоке. Для него главной остается внешнеполитическая задача – по мере сил способствовать противостоянию России и Запада, получить благодаря этому курсу экономическую и политическую поддержку. Как итог этих усилий - представить некие достижения уже в самой Украине, пусть даже они будут из области виртуальной легитимации и декларируемых успехов. (russian.rt.com)

Происходящее – это во многом еще и процесс борьбы за власть. Согласно закону о «реинтеграции Донбасса», вся власть в зоне конфликта на юго-востоке передается военным (в том числе и контроль над силовиками из других ведомств – СБУ и МВД), а через них – главнокомандующему президенту Петру Порошенко. (strana.ua) Благодаря закону о смене формата операции на юго-востоке Петр Порошенко нарастил свои полномочия и юридически, и фактически. Под его прямым командованием теперь все силовики, находящиеся в состоянии боевой готовности на линии соприкосновения. С одной стороны - это ответственность (о чем Порошенко думал четыре месяца со времени принятия закона «о реинтеграции» и до начала ООС), с другой стороны - исключительные полномочия и новые силовые возможности высшего должностного лица за год до президентских выборов.

Учитывая, что Киев фактически держит в состоянии военного положения ДНР и ЛНР,  изменение структуры командования операцией –  тестирование возможности введения военного положения во всей стране, а в этом случае выборы проводиться не могут. Намек потенциальным кандидатам в президенты и оппонентам на выборах-2019 весьма прозрачный.

Упомянутый закон, а также изменение формата операции позволят Порошенко в ходе избирательной кампании задекларировать еще одну «перемогу»  - теперь Киев  отправляет силовиков на борьбу с «оккупантами», а не с «террористами-сепаратистами». Наличие неведомых «оккупантов» и «агрессоров» снимает с украинских силовиков, а значит и украинского государства вопрос компенсации и ответственности за ущерб, нанесенный своим гражданам в ходе АТО и будущих операций ООС.

Таким образом, судя по всему, перед выборами Порошенко хочет внести в политический процесс максимум легитимности с учётом особенностей современной украинской политической логики. Это и демонстрация Западу приверженности закону, но одновременно и приверженности политической целесообразности. Это и попытка выбить у политических оппонентов-конкурентов на выборах  политические козыри, темы для критики, попытка навязать свою  политическую повестку и монополизировать ее обсуждение. 

Является ли введение ООС намерением обострить ситуацию на Донбассе, в качестве составляющей избирательной кампании Порошенко? Масштабная операция на Донбассе сомнительна, память котлов под Иловайском в 2014 году и Дебальцево в 2015 году свежа для украинских военных. Поэтому введение ООС можно скорее считать управленческим решением в рамках политической кампании Порошенко, а не началом полномасштабной военной операции. (ukraina.ru)

Однако острых ситуаций исключать не стоит.  Это могут быть провокации, направленные против России, в связи с вводом в эксплуатацию Крымского моста, а также в районах добычи  углеродов в западной части Чёрного моря, на которых работают буровые платформы  крымской государственной компании «Черноморнефтегаз».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Ключевые слова: Украина Порошенко АТО Операция объединенных сил ООС выборы президента Украины

Версия для печати