Вспоминая Чехова, или палата № 6

15:56 13.06.2018 Михаил Леонов, журналист


29 мая 1768 года на Правобережной Украине началось крестьянско-казацкое восстание против польской власти, названное историками Колиивщиной[1], воспетое впоследствии в народном творчестве песнями и в украинской литературе стихами и повестями. Решив почтить память восставших Киевский городской совет принимает решение торжественно отметить 250-летие данного события, за что проголосовало 83 депутата[2]. 29 мая состоялось всенародное празднование 250-летия того события, когда на территории современной Украины, люди поднялись против угнетателей, а это восстание стало одним из последних «гвоздей в гроб» Речи Посполитой.

Ну и что же знаменательного в этом праздновании? Зачем мы вспоминаем об этом? – удивится читатель, но об этом чуть позже.

Как всегда, не все так просто и однозначно в истории. Героизм и подвиг восставших, к сожалению, совмещался еще и с тем, что совершались чудовищные зверства по отношению к полякам, униатам (греко-католикам) и даже собратьям-православным, если их подозревали в симпатиях к польским панам. К сожалению, отдельной страницей в деяниях этого восстания, вписаны зверства и убийства еврейского населения, которые совершались во время Колиивщины с запредельной жестокостью.

«Уманская резня», устроенная бунтовщиками 21 июня 1768 года, даже в нынешнем 21 веке, считается одним из самых страшных эпизодов в истории еврейского народа. Вот как эти события описывает историк Семен Маркович Дубнов: «Прежде всего,  бросились на евреев, метавшихся в ужасе по улицам: их зверски убивали, топтали копытами лошадей, сбрасывали с крыш высоких зданий; детей поднимали на концы пик, женщин мучили. Масса евреев, числом до трёх тысяч человек, заперлась в большой синагоге. Гайдамаки приставили к дверям синагоги пушку, двери были взорваны, разбойники проникли в синагогу и превратили её в бойню. Покончив с евреями, гайдамаки принялись за поляков; многих они перерезали в костёле; губернатор и все прочие паны были убиты. Улицы города были усеяны трупами или изувеченными, недобитыми людьми. Около двадцати тысяч поляков и евреев погибло во время этой «Уманской резни».

А вот как описывает «Уманскую резню» современник: "Резня была так велика и ужасна, что кровь зарезанных стояла в синагоге повыше порогов… Потом буяны вынесли из синагоги все свитки Торы, разложили их по улицам города и верхом проезжали по ним… Резня эта продолжалась восемь дней… "[3]

Конечно, ни в коей мере нет оснований утверждать, что описываемые события имели своим корнем голый антисемитизм со стороны украинского казачества (похожие страницы бывали в истории многих государств).  Колиивщина возникла и понималась современниками, и последующими поколениями исследователей сугубо, как следствие несправедливой внутренней политики католической польской шляхты по отношению к малороссийскому населению, в большинстве своем православной бедноте. Как и во все последующие бунты и революции в истории, ненависть вызывало, чаще всего, то  обстоятельство, что кто-то был чуть зажиточнее или состоятельнее самих «пролетариев». И не важно, что эту «зажиточность» они приобретали собственными трудами. Еврейское же население, в большинстве своем состоявшее из держателей питейных заведений и торговцев, попало, что называется «под горячую руку», т.к.  к тому времени обнищавшее и бесправное украинское казачество пропивало и закладывало все, что только можно было,  из своего имущества. А как при таких сложившихся обстоятельствах избавиться от долговых обязательств? Страшно говорить, но нет заимодавца – нет и долга! Так было и  это история….

Но применительно к нашему времени возникают вопросы: в современных условиях все более растущих антисемитских и антипольских настроений на Украине, при том, что она так рьяно стремится в ЕС, стоило ли придавать годовщине восстания такую память и честь, если его участники уничтожали жителей Правобережной Украины только за их национальную и религиозную принадлежность?

Человеку  мало-мальски здравомыслящему в вопросах политики и дипломатии, ответ очевиден — нет, было бы лучше промолчать. Однако на постмайданной Украине, такие слова как «здравомыслие» и «дипломатия» не в почете. Страной управляет даже не политическая, а националистическая целесообразность, не замечающая того, что празднование Колиивщины — это еще и пощечина еврейской и польской общинам Украины. Главное — не вызвать недовольства радикалов, а значит в «незалежной» будут чествовать националистов,  ксенофобов, оправдывать палачей ОУН и УПА,  притеснять все языки, кроме украинского. Такая идеологическая политика уже привела к конфликту Киева с Будапештом. То ли еще будет…

И вот, в стране победившего Майдана предпринимаются попытки создать новый знаменательный день из национальной истории -  Колиивщины. Так, главный редактор финансируемой правительством Украины газеты «Культура і життя» Евгений Букет в своей статье «Коліївщина: міфи і факти»[4] утверждает, что в Умани в 1768 году было убито… несколько десятков человек! А еврейское население Правобережной Украины уменьшилось не в результате действий повстанцев, а от чумы. Иначе говоря: многочисленные историки и летописцы того времени должны кардинально изменить свое мнение и факты, идущие вразрез с «фактами» и мнением сего безусого редактора. А может он просто не читал  Тараса Григорьевича Шевченко?

."О том, что творилось на Украине в 1768 году, рассказываю так, как слышал от старых людей…", — писал Шевченко в предисловии к поэме «Гайдамаки», в которой поэт живописал, каким мучениям повстанцы подвергали своих врагов во времена Колиивщины. Наверное, именно исходя из этого, школьникам рекомендуют читать поэму в сокращении, чтобы описания зверств бунтовщиков не травмировали детскую психику. Отношение же Шевченко к зачинщикам и совершителям сего бунта и резни было весьма положительным. Но что делать, он жил в то время и видел мир таким.

Но к чему мы об этом рассказываем? А вот к чему.

 

***   ***   ***

Промолчала Польша, но наконец, мы услышали возмущенный глас представителя Украинского еврейского комитета. Его руководитель – Эдуард Долинский посмел написать на Facebook[5], что во время Колиивщины были убиты десятки тысяч евреев: "Как будут рассказывать про память десятков тысяч жестоко убитых во время Колиивщины евреев - в решении Киеврады не говорится".

И все? А что же другие еврейские организации?

А в это же самое время, другие организации и лица, как например днепропетровская Еврейская просветительская организация «Шиурей Тора Любавич» становится меценатом «XVIII Міжнародного конкурса знавців української мови імені Петра Яцика[6]» и вручает премии победителям!

Иначе говоря: наравне и одновременно с ярой националисткой и нацисткой И. Фарион еврейский образовательный фонд «Шиурей Тора Любавич» становится спонсором конкурса[7] имени деятеля УПА, один из основателей которого заявлял: «Москва и жидовство — это самые большие враги Украины... Поэтому стою на позициях истребления жидов и целесообразности перенести на Украину немецкие методы экстерминации жидовства (исключая ассимиляцию и т. д.)»[8].

Мы ничего не перепутали и не упустили? В год юбилея этой резни (из истории этого факта не выкинешь) еврейская организация становится спонсором конкурса имени участника УПА?

Какое произведение написал бы сейчас Антон Павлович Чехов, глядя на события, происходящие в палате № 6 украинского дома?

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[1] Такое название происходило от слова «колий» (укр.) от слова «колоть», «закалывать» — так на Украине до сих пор называют специалиста по закалыванию (забою) свиней.

[6] Пётр Дми́триевич Я́цык (1921-2001) — канадский предприниматель украинского происхождения, меценат и филантроп, бывший во время ВОВ боевиком сотрудничавшей с гитлеровцами УПА.

Ключевые слова: Украина история

Версия для печати