Электоральный выбор России: международный ракурс

13:44 20.04.2018 В. Лихачев, Член Центральной избирательной комиссии РФ, Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор юридических наук, профессор


По официальной информации Организации Объединенных Наций, Мировая повестка 2018 года включает проведение более 80 национальных избирательных кампаний (выборов и референдумов). Для каждого без исключения государства подобное мероприятие носит суверенно реализующий характер, определяет прежде всего содержание и функции внутренних институтов власти. Одновременно оно затрагивает и сферу внешней субъектности страны, его международную политику. Поэтому совершенно закономерна рефлексия интернационального сообщества на происходящее в международной и внутренней электоральной среде. Примером такого концентрированного внимания, причем разноформатного (от системного до эпизодического), с коллизионными мотивами (от дружеского, партнерского до агрессивного, русофобского), стали выборы Президента Российской Федерации 18 марта 2018 года.

В процессе всей избирательной кампании, включая ее финальную стадию, международный фактор (в единстве всех его составляющих элементов - политических, юридических, географических, культурных и т. д.) не просто присутствовал в избирательных основах и технологиях России, а был в них эффективно интегрирован. Его позитивное обозначение способствовало, наряду с другими моментами (высокий организационный уровень выборов, создание условий для реализации активного и пассивного избирательного права, предусмотренного в Конституции РФ, современные технологические новеллы, интенсивное и точечное информирование и, конечно, адекватное законодательство), политической и функциональной легитимизации выборов, объявлению В.В.Путина избранным Президентом Российской Федерации. Наличие этого фактора оттенило (совершенно объективно) достижения страны на пути идентификации перед вызовами XXI века, развития как международно-авторитетной личности и, наконец, формирования современной электоральной дипломатии.

Международное измерение российских выборов состоит из нескольких сюжетов. Их знание необходимо в целях совершенствования национальной и международной практики избирательных процессов и действий, подготовки будущих федеральных выборов в Государственную Думу VIII созыва (2021 г.) и, естественно, разработки новых юридических инициатив, включая международно-правовой спектр. Первый сюжет касается нормативной базы президентских выборов 2018 года. Логично, что ее главные составляющие части - внутригосударственные акты. Среди них - Конституция Российской Федерации 1993 года, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации (№67-ФЗ), Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации» (№19-ФЗ).

Значение имеют и другие документы, например Постановление Центральной избирательной комиссии РФ (№120/996-7) от 28 декабря 2017 года «О рекомендациях по организации голосования на избирательных участках, образованных за пределами территории Российской Федерации, при проведении выборов Президента Российской Федерации». Наряду с ними в ходе состоявшейся кампании учитывались и применялись (в том числе как международно-правовые обязательства России) основные и общие принципы международного права и Устава ООН (суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету; неприменение силы или угрозы силой; невмешательство во внутренние дела; уважение прав человека и основных свобод; равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой; сотрудничество; добросовестное выполнение международных обязательств и т. д.).

На такой подход, подчеркнем особо, организаторов выборов императивно нацеливали конкретные положения Конституции РФ. Так, соответственно п. 4 ст. 15, «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». А в п. 1 ст. 17 зафиксировано: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».

Российские выборы явили пример системного уважения таких источников международного правопорядка, как Всеобщая декларация прав человека 1948 года, пакты о правах человека, принятые ООН в 1966 году, Конвенция о защите прав человека и основных свобод Совета Европы 1950 года, Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 года, Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 года и др. Такой подход, помимо его прикладного значения в электоральном процессе, имел звучание и в ином смысле. Без всякого сомнения. Вытекая из Концепции внешней политики РФ 2016 года, он показал авторитетное восприятие страной современного международного права, необходимость его соблюдения и борьбы с распространением ныне в международных отношениях актов юридического нигилизма.

Политически и практически важным в ходе выборов Президента Российской Федерации следует считать и другой тренд, связанный с эффективным применением специализированного нормативного материала, электоральной ориентации, накопленных международным сообществом. Прежде всего речь идет об общепризнанных стандартах в области демократии и голосования на выборах и референдумах. В основе этой группы - принципы всеобщности, равенства, конкурентности, открытости, периодичности, общественного наблюдения, иные. Самый критический взгляд на процедуру и итоги мартовских выборов Президента России не может отрицать приверженность РФ международным электоральным императивам.

Достаточно провести мониторинг применения таких документов, как Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества независимых государств 2002 года, Декларация о критериях свободных и справедливых выборов, принятая Советом Межпарламентского союза в 1994 году, Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года, Руководство по наблюдению за финансированием избирательных кампаний БДИПЧ ОБСЕ 2015 года, Декларация глобальных принципов непартийного наблюдения и мониторинга выборов общественными организациями и Кодекса поведения непартийных общественных наблюдателей за выборами, провозглашенными ООН в 2012 году, и иных источников, в частности разработок Венецианской комиссии Совета Европы. Результаты будут положительными. Подтверждение тому - итоговые заключения, которые сделали миссии наблюдателей на выборах из таких организаций, как Содружество независимых государств, ШОС, МПА СНГ, Союзное государство России и Белоруссии, Лиги арабских государств.

Так, в заявлении Миссии наблюдателей от Шанхайской организации сотрудничества сказано (среди основных выводов), что «выборы Президента Российской Федерации соответствовали требованиям избирательного законодательства Российской Федерации и принятым страной международным обязательствам». По мнению наблюдателей от Межпарламентской ассамблеи СНГ, состоявшиеся 18 марта 2018 года выборы Президента Российской Федерации были проведены в соответствии «с требованиями национального законодательства и международными избирательными стандартами». Еще один пример - заявление группы наблюдателей от Республики Абхазия. В нем делается принципиальный вывод: «Выборы Президента Российской Федерации полностью соответствовали общепризнанным мировым избирательным стандартам подготовки, проведения свободных и справедливых выборов, международным обязательствам Российской Федерации по обеспечению прав и свобод всех участников избирательного процесса, а также национальному законодательству».

Второй сюжет касается практики организации голосования на выборах Президента Российской Федерации за пределами территории России. Он является стабильно-традиционным и присутствует во всех прошлых федеральных кампаниях. В нынешней, 2018 года кампании, также связанной с выполнением Российским государством его обязательств по имплементации конституционных правоположений человека и гражданина (2-я глава), сложившаяся картина имеет свои краски и спецификации.

Начнем со статистики. По данным МИД РФ на 1 января 2018 года, на консульском учете в РЗУ (посольства и консульства) состояло 1 866 888 человек. Для ЦИК России эта цифра - главный ориентир при организации выборов за рубежом. Конечно, учитывались и другие информации. Так, по данным Ростуризма, 18 марта за границей могло быть 300-500 тыс. российских туристов. Более 20 тыс. человек - по линии Росатома. Город Байконур официально ориентировал численность в 14 575 человек. Исходя из этого Центризбирком по представлению МИД Российской Федерации создал в 145 иностранных государствах 401 избирательный участок. Наибольшее число было открыто в Абхазии (20), Белоруссии (13), Германии (15), Израиле (15), Казахстане (18), Молдавии (27), Южной Осетии (13), Франции (13).

В выборах Президента Российской Федерации за рубежом участвовало 474 616 человек, в голосовании - 474 366 человек. Это самые высокие уровни в истории президентских кампаний в современной России. Процент принявших участие в выборах-2018 - 25,42 (для сравнения: 2012 г. - 24,75; 2008 г. - 20,31; 2004 г. - 20,80). Значимость достигнутого определяется особой, сложной по многим векторам, геополитической линией, наличием сегодня в международных отношениях вызовов и угроз в адрес суверенной России, ее партнеров и союзников. Однако эта «критическая масса» вызвала одновременно дух патриотизма в «русском мире», появились дополнительные стимулы к позитивному поведению в формате участия в голосовании 18 марта 2018 года. И этот социально-политический и психологический дуализм, его формы выражения следует учитывать в дипломатической деятельности РФ как в двустороннем, так и многостороннем вариантах.

На этом фоне понятны и приоритеты в пользу В.В.Путина. За него отдали голоса 403 306 человек (85,02%). Впечатляют и результаты голосования в разрезе отдельных стран. Среди стран бывшего СССР: Молдавия - 95,48%, Таджикистан - 95,32%, Туркменистан - 94,83%, Киргизия - 92,78%, Узбекистан - 92,53%, Абхазия - 90,65%, Казахстан - 88,81%, Армения - 86,55%, Азербайджан - 82,53%, Южная Осетия - 82,79% и т. д.

Страны Евросоюза (за исключением Латвии, Литвы и Эстонии): Австрия - 62,82%, Бельгия - 72,51%, Болгария - 89,08%, Венгрия - 72,77%, Германия - 81,30%, Греция - 91,59%, Италия - 77,86%, Кипр - 76,83%, Словакия - 74,75%, Хорватия - 83,21%, Франция - 63,03% и т. д.

Интересны показатели в трех прибалтийских странах. Все они существенно выше выборов 4 марта 2012 года. Латвия - 94,44%, Литва - 85,50%, Эстония - 93,69%.

Лидерствующие позиции В.В.Путина подтверждены и в других регионах Земли. Перу - 87,07%, Куба - 83,28%, Парагвай - 83,72%, Уругвай - 82,22%, Бразилия - 70,65%, Пакистан - 90,17%, Индия - 70,42%, Афганистан - 87,00% и т. д.

Приведенные примеры коррелируют с результатами высокой явки в целом граждан России, оказавшихся в день выборов за рубежом. Их беспрецедентность очевидна. Приведем несколько примеров. Процент от численности избирателей, по данным МИД России на 1 января 2018 года, составил: Австрия - 58,54, Ангола - 59,66, Бангладеш - 434,23, Армения - 51,78, Афганистан - 83,68, Боливия - 88,53, Венесуэла - 83,13, Вьетнам - 170,68, Дания - 85,10, Индия - 166,98, Индонезия - 122,05, Иран - 100,45, Италия - 63,34, Кипр - 325,40, Китай  - 55,02, Киргизия - 58,19, Латвия - 108,29, Люксембург - 110,28, Монголия - 68,32, Нидерланды - 82,44, Республика Корея - 265,83, Сербия - 76,62, Сирия - 87,57, Таиланд - 671,59, Турция - 131,94, Швейцария - 54,48 и др.

Эти цифры надо анализировать с разных позиций дипломатии, социологии, политологии, видеть в них разные подходы, в том числе и искренние позитивы ожидания от России как одного из мировых лидеров, в том числе в правозащитной сфере. Также принципиально следует отнестись и к другим фактам в процессе голосования. Например, ответить на вопрос по ситуации в Украине. Почему при цифре 74 459 человек консульского учета только 375 российских граждан приняли участие в выборах, что составило 0,5%? Это самый низкий показатель кампании 2018 года. Он - следствие многочисленных нарушений со стороны киевских институтов власти общепризнанных прав человека (граждан РФ, обладающих конституционной свободой), общих норм международного дипломатического и консульского права, наконец, основных принципов Устава ООН, членом которой Украина является. Антигуманное воспрепятствование нашим соотечественникам проголосовать 18 марта 2018 года в Киеве, Одессе, Харькове и Львове - акт злоупотребления властью, символ кризиса украинской государственности и правовой системы.

На этот факт обратили внимание структуры ООН, ОБСЕ, СНГ, ШОС и других международных организаций. О неправомерности такого поведения неоднократно говорили в ходе президентской кампании Центральная избирательная комиссия и МИД РФ, постпредства России при ОБСЕ, Евросоюзе и Совете Европы. Назрела необходимость в международно-правовом оформлении обязанности стран - членов ОБСЕ содействовать реализации избирательных прав и свобод физических лиц. Такая оферта вытекает из требований основных принципов современного международного права.

Критически следует оценить и полученные итоги в США, где было образовано четыре избирательных участка. При всей позитивности самого факта состоявшегося голосования, которое проходило в атмосфере русофобии, системных и не подкрепленных доказательствами обвинений РФ во вмешательстве во внутренние дела Соединенных Штатов, нелегитимных шагов Вашингтона в сфере санкций, незаконного изъятия российской собственности в Нью-Йорке, Сан-Франциско, сколачивания, другого слова не подберешь, вопреки Уставу ООН антироссийского концерта из союзников США по НАТО, Евросоюзу, из числа геополитических марионеток, типа Украины, Грузии и других стран, результаты могли быть иными. Тем более заметно падение процентного участия. Если в 2012 году он составлял 12,24, то в 2018 году - 8,03. Даже этот пример электорального свойства говорит в пользу требования реального восстановления и прагматичного развития российско-американских отношений. Сотрудничество в области электоральной дипломатии может и должно работать на миропорядок, на их двусторонний диалог.

Возвращаясь к тренду высокоактивного и ответственного голосования за рубежом, следует назвать еще ряд важных факторов и обстоятельств. Среди них - своевременные поправки в избирательное законодательство, которые, например, юридически оформили концепцию «мобильного избирателя», расширили компетенцию общественных палат в сфере наблюдения за голосованием. Много полезного дала практика современного правоприменения. Один только пример: основанное на законе проведение досрочного голосования всех избирателей (Австралия, Алжир, Египет, Иордания, Кувейт, Сирия и др.) или отдельных групп избирателей (Абхазия, Ангола, Аргентина, Болгария, Великобритания, США, Германия, Дания и др.). В целом оно охватило 97 стран и позволило реализовать досрочно (в силу разных причин) право голоса 53 482 российским гражданам.

Исключительно позитивную роль сыграла во всей кампании согласованная работа, взаимодействие Администрации Президента России, Центральной избирательной комиссии, МИД, Минобороны, Россотрудничества, МВД, Ростуризма, ФСБ, СВР, Генеральной прокуратуры, Верховного и Конституционного судов, Пограничной службы ФСБ России, других заинтересованных министерств и ведомств друг с другом. Этот опыт целесообразно обобщить на площадке Совета безопасности России, имея в виду задачу повышения эффективности властных институтов Российской Федерации.

Особо позитивный вклад в успешное проведение выборов - 2018 внесли организации и структуры российских соотечественников (ВКСРС, региональные (страновые) отделения), фонд «Русский мир», Всемирная ассоциация русской прессы и другие формирования.

Конструктивно выполнили свои задачи многие российские и иностранные СМИ. Вместе с ЦИК РФ, МИД РФ, другими официальными структурами они содействовали программам информирования электората о всех стадиях и деталях выборной кампании.

Но главную содержательную функцию, конечно, сыграли те, кто образует креативный массив электоральных акторов Российской Федерации. Не затрагивая тему их избирательной правосубъектности (она реальна и самодостаточна), хочется обратить внимание на исключительно обостренное отношение граждан в условиях зарубежья к исполнению своих конституционных прав и обязанностей. Возросшая политическая и правовая культура российских граждан была продемонстрирована глубоко и публично. Подтверждение тому - официальная переписка Центральной избирательной комиссии РФ с гражданами РФ, лицами, имеющими ее гражданство и желающими получить информацию о порядке и логистике голосования накануне и в день выборов в условиях заграницы.

Мы сохранили эту переписку, которая включает тысячи адресатов. Со временем надо сделать серьезный анализ этих документов, олицетворяющих признание электоратом РФ принципов демократии, законности, ответственности за свою страну. Во многих из них, об этом тоже надо сказать, содержатся интересные и перспективные предложения по совершенствованию российского законодательства. Одно из самых фиксируемых - внедрение интернет-голосования с учетом масштаба территории России, мобильности ее избирателей, сложностей логистики голосования за рубежом.

Третий сюжет, связанный с внешними факторами и трендами выборов Президента Российской Федерации, представлен практикой международного наблюдения. Этот институт в современных международных отношениях, в рамках межгосударственного сотрудничества играет, при соблюдении требований невмешательства во внутренние дела, уважения суверенитета страны пребывания, политической нейтральности, беспристрастности, иных положений, вытекающих из общепризнанных норм международного права, весьма позитивную роль. При отходе от этих критериев, как подсказывает электоральная история, негативные последствия - необъективность оценок, атмосфера неуважения и политическое разочарование - в конце концов неизбежны. Примером такой двусмысленности, противоречивости служат, к сожалению, отдельные аспекты наблюдения миссий БДИПЧ ОБСЕ в РФ, Азербайджане, Казахстане, других странах СНГ в процессе практически всех президентских и парламентских кампаний. Предвзятость к государствам к «востоку от Вены» уже нельзя скрывать.

Заметим, что много вопросов вызвал и предварительный отчет миссий БДИПЧ/ОБСЕ и Парламентской ассамблеи ОБСЕ по наблюдению за выборами Президента России 18 марта 2018 года. Он резко контрастирует по вектору объективности, непредвзятости, ясности анализа с соответствующими декларациями миссий СНГ, ШОС, групп национальных наблюдателей из многих других стран. Проблемы перестройки работы Варшавской структуры, формирование новой методологии мониторинга должны стать задачей высших органов ОБСЕ. Иначе кризис международного наблюдения в исполнении Бюро по демократическим институтам и правам человека будет принимать разрушительные последствия, отражаясь на европейской безопасности.

Сказанное оттеняется в целом высоким уровнем организации международного наблюдения в ходе выборов - 2018. Отметим, прежде всего, соблюдение Российской Федерацией в этой сфере своих международных обязательств. Ведущее положение - п. 8 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года. Согласно ему, «государства-участники считают, что присутствие наблюдателей, как иностранных, так и национальных, может повысить авторитетность избирательного процесса для государств, в которых проводятся выборы. Поэтому они приглашают наблюдателей от любых других государств - участников СБСЕ и любых соответствующих частных учреждений и организаций, которые пожелают этого, наблюдать за ходом их национальных выборов в объеме, допускаемом законом».

Россия выполняет и другую позицию, изложенную в ст. 15 Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества независимых государств 2002 года. В этом единственном на сегодня международно-правовом документе сказано: «Стороны подтверждают, что присутствие международных наблюдателей способствует открытости и гласности выборов, соблюдению международных обязательств государств. Они будут стремиться содействовать доступу международных наблюдателей к избирательным процессам, проводимым на более низком, чем общенациональный, уровне, вплоть до муниципального (местного) уровня».

Эффективный пример имплементации этих принципов и норм показали последние российские выборы. В соответствии с действующим законодательством и Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации «О разъяснениях порядка деятельности иностранных (международных) наблюдателей при проведении выборов Президента Российской Федерации» от 9 января 2018 года приглашения могут быть направлены Президентом Российской Федерации, палатами Федерального Собрания, Правительством России, Центральной избирательной комиссией РФ после официального опубликования (публикации) решения о назначении выборов Президента Российской Федерации.

Заметим, что после 18 декабря 2017 года все компетентные структуры начали работу по организации международного наблюдения. Она продолжалась вплоть до дня голосования. Как проведенное смотрится в цифрах? Скажем сразу: итоги впечатляют. Не каждая современная электоральная кампания притягивает осознанное внимание такого числа различных государств и неправительственных организаций. О какой-либо пассивности мирового общественного мнения в отношении России, политических процессов и событий, происходящих в ней, говорить не приходится.

Итак, статистика. Общее число иностранных (международных) наблюдателей - 1513. Число стран, граждане которых вошли в корпус наблюдения, - 115. Это серьезное достижение, если сравнить его, например, с членами ООН (193 государства). Отсюда и авторитетность, и универсализм участия.

Географическая всеобщность налицо. Активным представительством отмечены такие страны, как Армения (46), Азербайджан (26), Белоруссия (93), Болгария (28), Великобритания (22), Германия (92), Дания (22), Казахстан (226), Киргизия (64), Польша (50), Сербия (27), США (56), Узбекистан (22), Франция (88), Чехия (26), Швеция (24). Не остались в стороне от работы в коллективных миссиях и проблемные для нас по многим международным аспектам страны, как Эстония (13), Литва (7), Латвия (11) и Украина (2). С этой точки зрения, остракизма, публичного игнорирования и тем более подрыва избирательной кампании в России не произошло. Хотя кое-кому на Западе такого поворота событий хотелось. А активный мониторинг - сигнал к здравомыслию в международных отношениях с участием России. Еще несколько интересных фактов. 14 международных организаций направили в РФ 977 наблюдателей. В том числе:

• БДИПЧ ОБСЕ - 481

• Парламентская ассамблея ОБСЕ - 117

• Исполком СНГ - 256

• Межпарламентская ассамблея СНГ - 40

• Шанхайская организация сотрудничества - 26

• Парламентское собрание Союза Беларуси и России - 26

• Парламентская ассамблея Организации Договора о коллективной безопасности - 9

• Парламентская ассамблея Черноморского экономического сотрудничества - 5

• Межпарламентская ассамблея православия - 2

• Всемирная ассоциация избирательных комиссий - 2

• Ассоциация организаторов выборов стран Европы - 2

• Арабская ассоциация избирательных органов - 4

• Организация американских государств - 2

• Лига арабских государств - 5

Нельзя не обратить внимание на число дипломатических работников иностранных посольств и представительств в Москве, аккредитованных ЦИК России в качестве иностранных наблюдателей - 104 из 51 страны (без учета дипломатов - краткосрочных наблюдателей в составе миссии БДИПЧ ОБСЕ).

Следует отметить многогранную работу в этом направлении Государственной Думы и Совета Федерации. По приглашению Федерального Собрания 232 человека получили статус международного наблюдателя или эксперта. Последняя группа, проявившая себя особо позитивно в единый день голосования 10 сентября 2017 года, требует внимания со стороны законодателя и юридической регламентации. Ее прикладной потенциал в избирательных процессах будет только возрастать.

Авторитетно проявила себя и сама Центральная избирательная комиссия РФ, которая направила 49 приглашений партнерским зарубежным органам и международным организациям об участии в наблюдении за выборами 18 марта 2018 года. В процедуре приняли участие многие авторитетные структуры из Белоруссии, Монголии, Боснии и Герцеговины, Доминиканской Республики, Боливии, Южной Осетии, Киргизии, Азербайджана, Абхазии, Камбоджи, Эквадора, Туркменистана, Филиппин, Таджикистана, Республики Корея, Парагвая, Мексики, Молдовы, Армении, Венгрии, Иордании, а также Ассоциация арабских избирательных органов, Ассоциация организаторов выборов стран Европы и другие институции. Полученный нами опыт становится серьезным вкладом в динамичное развитие электоральной дипломатии в мире.

Миссии наблюдения (долгосрочные и краткосрочные, по оценке потребностей, анализу) действовали в 53 российских регионах. По традиции концентрированное внимание было уделено Москве. В ней присутствовали, в частности, наблюдатели от ОБСЕ, СНГ, МПА СНГ, ШОС, Национального Собрания Армении, Сената Парламента Таджикистана, Сената Парламента Республики Казахстан, многих диппредставительств.

В Санкт-Петербурге наблюдение осуществляли миссионеры из ОБСЕ, МПА СНГ, ШОС, Национального Собрания Армении, иностранные дипломаты. Акценты были сделаны и на другие субъекты, например Республику Татарстан, Владимирскую, Тульскую, Ростовскую области и другие регионы. Все необходимые условия для участников миссий в регионах были созданы. Об этом говорится, например, в письме на имя председателя ЦИК РФ Э.Памфиловой председателя Государственной избирательной комиссии Польши В.Хермелиньского, полученном Посольством России в Польше 27 марта 2018 года.

В обращении нашего коллеги подчеркивается, что «во время нашего пребывания в Москве и подмосковном округе Истра мы посещали избирательные участки и имели возможность ознакомиться с ходом голосования избирателей, техническим оснащением помещений, в том числе электронной системой онлайн трансляции с избирательных участков - задачей, которая стоит перед нами в связи с новым польским избирательным законодательством. В ходе всех контактов и переговоров мы отметили исключительную доброжелательность, а также профессионализм людей, которые предоставляли нам информацию о принципах функционирования отдельных избирательных учреждений Российской Федерации».

Подобные письма приходят в адрес ЦИК РФ сегодня из разных стран Европы, Азии, Латинской Америки, арабского мира. Сотрудничество продолжается. Особо следует обратить внимание на ориентации международных наблюдателей и экспертов по избирательным технологиям на российские субъекты - Крым и Севастополь. Эта тенденция позитивная, и она расширяется. Несмотря даже на официальный отказ миссии БДИПЧ мониторить эту территорию. В завершившуюся кампанию в двух новых субъектах РФ работали 43 иностранных наблюдателя из 20 стран (в том числе из США, Франции, Швеции, Норвегии, Израиля).

Среди особенностей голосования за рубежом следует назвать достаточно заметный тренд подключения, более активного, чем раньше, разных групп наблюдателей (от кандидатов в президенты Российской Федерации, общественных палат, НПО). Так, в Казахстане, на избирательных участках в Караганде и Петропавловске, работали наблюдатели от П.Грудинина. Представители Г.Явлинского осуществляли мониторинг за голосованием в США (Вашингтон, Сан-Франциско и Сан-Хосе), Болгарии (София), Литве (Вильнюс). Наблюдатели от К.Собчак действовали в США (Вашингтон, Майями), Болгарии (София, Варна, Пловдив), Литве (Вильнюс). Не стояли в стороне и международные наблюдатели от международных организаций. Так, МПА СНГ направило четыре человека в Баку (Посольство РФ в Азербайджане), три человека - в Ереван (Посольство РФ в Армении), одного человека - в Минск (Посольство РФ в Беларуси), три человека - в Бишкек (Посольство РФ в Киргизии), четыре человека - в Кишинев (Посольство РФ в Молдавии).

Приведенный обзор международного наблюдения в ходе выборов Президента Российской Федерации 2018 года говорит о его демократичности, открытости, уважении российским государством общих и основных принципов международного права и общепризнанных избирательных стандартов. Накопленная практика значима не только для политико-правовых процессов внутри России, но и для внешней сферы, в международном пространстве. Эта практика закономерно может служить информационным источником для будущих электоральных кампаний в течение 2018 года. Среди них - промежуточные в Конгресс США, президентские в Бразилии, Азербайджане, Венесуэле, Камеруне, парламентские в Австрии, Швеции, Камбодже, Люксембурге и других странах.

Есть еще один позитивный аспект достижений России по итогам президентских выборов - 2018. Его суть - формирование потребности в разработке международно-правовых императивов международного наблюдения в национальных государствах. Массив политических регуляторов этой проблемы солиден (включая резолюции Генеральной Ассамблеи ООН). Нужен юридически обязательный инструмент в лице солидной платформы суверенных акторов (государства и межправительственные организации). Политические импульсы согласования воли государств на этом треке уже нельзя не замечать. Важнейший вклад в заявленную проблематику прагматично внесла и президентская кампания 18 марта 2018 года. Она в целом системно и аргументированно показала статус и потенциал Российской Федерации как международной личности, гаранта фундаментальных прав человека, гражданина и государства.

Вот почему Постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 23 марта 2018 года (№152/1255-7) «О результатах выборов Президента Российской Федерации, назначенных на 18 марта 2018 года» носит внутрироссийский и международный характер.

Ключевые слова: ЦИК РФ выборы Президента РФ

Версия для печати