ГЛАВНАЯ > Народная дипломатия

Самозванная украинская церковь претендует на признание

14:28 17.04.2018 • Михаил Леонов, журналист

В пасхальный понедельник, 9 апреля, президент Украины Петр Порошенко во время визита в Турцию посетил Константинопольскую патриархию, где встретился с Патриархом Варфоломеем и членами Синода Константинопольского патриархата[1].

Президента сопровождали заместитель премьер-министра Украины Геннадий Зубко, министр иностранных дел Павел Климкин, посол Украины в Анкаре Андрей Сибига, другие должностные лица, которых встретил Патриарх Варфоломей.

Президент Украины, как по нотам, рассказал о своей поездке в Мариуполь и Волноваху накануне Пасхи, где люди "требуют мира и прекращения «российской агрессии»"[2].

Однако об истинной причине вояжа господина Порошенко сайт Президента Украины скромно упомянул ниже: «Президент Украины также отметил важность внедрения Единой Поместной Православной Церкви в Украине…[3]» Иначе говоря – пользуясь случаем, Порошенко опять проталкивает Вселенскому Патриархату идею признания филаретовской самозваной «церкви» в семью Православных Церквей мира, что по его замыслу, вероятно, должно сделать изгоем на Украине Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата.

Раскольники из «киевского патриархата», отвечая на вопросы о том, почему их организация не признана ни одной из 15 поместных православных церквей, обычно говорят, что, мол, и Русская Православная Церковь полтора столетия не признавалась Вселенским Патриархатом – вот «и мы подождём». Сторонники же т.н. «канонического» отделения УПЦ от Московского патриархата из числа автокефалистски настроенной части епископата УПЦ МП (есть такая группировка) поясняют, что Московскому патриархату самостоятельность была предоставлена потому, дескать, что возникло «Московское государство». Следовательно, и государство Украина должно иметь «собственную» церковь.

Что ж, стоит ответить на эти утверждения, тем более, что не далее как в пасхальную пятницу Церковь чествовала память первого русского автокефального предстоятеля – митрополита Московского и всея России чудотворца Ионы, первоначально митрополита Киевского.

Святитель Иона родился в 1390-х годах на Галичской земле, но не на Червленой Руси, к тому времени уже сданной Польше, а на севере, куда ушли те же южнорусские галичане, спасаясь от окатоличивания. Ещё в юношестве он принял постриг, в московском Симоновом монастыре нёс послушание пекаря.

В 1431 году, после смерти митрополита Киевского Фотия, Иона был поставлен в епископа Рязанского и Муромского. Через год он уже именуется «нареченным в Святейшую митрополию Русскую[4]». Однако в 1436 году Константинопольский патриарх, который вёл переговоры с Ватиканом об унии, поставил на Русскую митрополию болгарского митрополита Исидора.

Недолго пробыв в Киеве и Москве, Исидор отправился на Ферраро-Флорентийский собор, где и принял вместе со своим покровителем унию.

Вернувшись в 1441 г. в Москву уже католическим кардиналом, Исидор вознёс на службе имя папы римского. И тогда через три дня по указу великого князя Василия II Тёмного он был взят под стражу, после чего осуждён на соборе русского духовенства. Однако вскоре бежал, и объявился в Константинополе, но как!

Вскоре после подписания унии, константинопольское духовенство начало приходить в сознание от содеянного и стало отказываться сослужить с теми, кто эту унию подписывал. Народ, в свою очередь «бойкотировал» службы с униатами-католиками. И в итоге участник Ферраро-Флорентийского собора митрополит Ираклийский принёс публичное покаяние и даже отказался от патриаршества, т.к. большинство константинопольских синодалов продолжали стоять на позициях Рима. Но это не помогло – уния с католиками в Константинополе все-таки восторжествовала, и в декабре 1452 года объявил об этом… кардинал и легат Исидор!

Эти восемь волнительных лет на Киево-московскую кафедру униаты пытались продвинуть ученика кардинала Исидора Григория Болгарина, но, в 1448 году последовало событие: ввиду отпадения в ересь униатства с Римом Контсантинопольской Церкви, Собор русских епископов самолично ставит в митрополита Киевского и всея Руси епископа Иону.

Вот, вроде бы как  параллель с Филаретом киевским! Но, так ли это?! Поскольку РПЦ МП ни в какую ересь не впадала, речь о прецеденте никак идти не может! Собор русских епископов поступил так после восьми лет ожидания  по причине впадения самого Константинополя в ересь!

Тем более, что унией беды Константинопольской Церкви не закончились – в мае 1453 года Константинополь был захвачен  турками-османами!

А учитывая правило 15 Константинопольского Собора 861 года,  автокефалия Русской Церкви была не просто законной, но и канонической[5]!

Это совсем не то же самое, о чем нам вещают «самостийныки» из Украины!

Ещё одно необходимое условие дарования автокефалии: она предоставляется «цветущей ветви Церкви». А о сборище самозваных «иерархов» и враждебному  ко всему русскому «украинском православии» этого не скажешь!

Филаретовский лозунг «Незалежной державе – незалежную церковь» врет, ибо тогда более двухсот государств обязаны были бы иметь свои церкви, однако, поместных православных церквей всего пятнадцать!

Святитель Иона скончался 13 апреля (н.с.) 1461 года и почивает в Успенском Соборе Московского Кремля. Но именно благодаря его стойкости в вере, раздробленная Русь не только устояла в Православии и усилилась, но и осталась единственным суверенным православным государством, единственной православной империей после крушения Византии, единственной защитницей всех православных Европы и Востока. И у Российской империи достало сил через четверть тысячелетия воссоединить Русскую Церковь, собравшей воедино земли исторической Руси.



[3] Там же

[4] местоблюстителем, выражаясь современным языком

[5] правило 15 Двукратного Константинопольского Собора 861 года гласит: «Отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденной святыми Соборами или отцами, когда он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом прежде соборнаго разсмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство Церкви, но потщились охранити Церковь от расколов и разделения».

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати