Сирия – арена ирано-саудовского противостояния

16:48 14.03.2018 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: censoo.com

Сирийский кризис носит многоуровневый характер. От гражданской войны Сирия перешла к региональному конфликту. За влияние в Сирии начали бороться Иран и Саудовская Аравия. К последней присоединились страны НАТО во главе с США. Когда российские войска по приглашению сирийского правительства вступили на территорию Сирии, кризис перешел на глобальный уровень, став площадкой для российско-американского противостояния. Антиправительственные протесты 15 марта 2011 года в крупных городах (Дамаске, Алеппо и других) принято считать началом войны в Сирии. О ее развитии в преддверие седьмой годовщины рассказал в рамках круглого стола в пресс-центре МИА «Россия сегодня» Александр Кузнецов, замдиректора Института прогноза и политического урегулирования.

Сирийский кризис начался как внутриполитический. Протестные выступления возникли не на пустом месте, как утверждает Александр Кузнецов. Часть сирийцев была недовольна политическим режимом, экономическим курсом (либеральными реформами), произволом спецслужб и обнищанием населения. Уже через год внутриполитический кризис стал вторичным, на первый план вышел геополитический региональный конфликт, прежде всего между Ираном и Саудовской Аравией. Политические круги Саудовской Аравии были обеспокоены иранской гегемонией в регионе. После свержения Саддама Хусейна Иран укрепил свои позиции в Ираке, Сирии, Ливане и начал влиять на события в Йемене. Поэтому основная цель Саудовской Аравии – сократить иранское влияние на Ближнем Востоке. По словам Александра Кузнецова, она пыталась свергнуть правительство Башара Асада «любыми средствами» (вплоть до финансирования самых экстремистских джихадистских группировок), чтобы привести к власти лояльного лидера. Эксперт привел слова бывшего короля Саудовской Аравии Абдаллы ибн Абдул-Азиза: «Ничто не может ослабить Иран так, как потеря Сирии». Саудовские власти поддерживали совершенно разные силы: от умеренной оппозиции до «Джабхат-ан-Нусры». Высший комитет по переговорам сирийской оппозиции сейчас размещается в Эр-Рияде и находится на обеспечении королевства. Хотя «Джабхат-ан-Нусра» запрещена, в самой Саудовской Аравии предусмотрено уголовное наказание для людей, которые сражаются на ее стороне. Тем не менее, как считает Александр Кузнецов, в рядах террористической организации находятся кадровые офицеры саудовской армии (что не афишируется). Также выделяются средства для поддержки вооруженной оппозиции в Сирии. Эксперт отметил, что Саудовская Аравия использует вышеперечисленные силы для продвижения своего влияния: «Нет других способов добиться своих политических целей». Ситуация меняется с приходом к власти в королевстве более умеренного и выступающего против джихадизма наследного принца Мухаммеда ибн Салмана. К тому же внимание и ресурсы Саудовской Аравии отвлекает на себя Йемен. Поддержка сирийских организаций сократилась, но не прекратилась совсем. «В Эр-Рияде понимают, что, пока эти организации существуют на сирийской земле, можно будет выторговать какие-то выгодные для Саудовской Аравии уступки», – заключил Александр Кузнецов.

«В попытках свергнуть сирийскую элиту была разрушена целая страна» (Александр Кузнецов)

Сирия стала ареной не только ирано-саудовского противостояния. Кроме Саудовской Аравии подобные амбиции были у Турции и Катара. Александр Кузнецов считает, что они пытались привести к власти движение «Братья-мусульмане»: «Если тогда какую-то силу в Сирии оно из себя представляло, то сейчас о нем уже никто и не помнит – исламистские группировки полностью вытеснили его с политического поля». США и другие страны НАТО тоже прикладывали усилия, чтобы свергнуть правительство Сирии. По мнению эксперта, Сирия, одна из немногих стран на Ближнем Востоке, проводила самостоятельную внешнюю политику. Башар Асад поддерживал альянс с Ираном, вел переговоры с США и сохранял контакты с Россией. Такая самостоятельность и связи с Россией, как полагает Александр Кузнецов, сделали сирийского лидера неудобным партнером для США. Другим очагом напряженности стало ирано-израильское соперничество. В первое время гражданской войны в Сирии Израиль занимал взвешенную выжидательную позицию и соблюдал нейтралитет. После того, как в Сирии появились иранские военные советники и начала действовать «Хезболла», Израиль стал беспокоиться из-за присутствия Ирана на Голанских высотах и в провинции Кунейтра. Израильские ВВС начали бомбардировать аэродромы и линии коммуникаций. В этом году Израиль нанес авиаудар по сирийской ПВО после того, как в ходе атаки «иранских целей» на территории Сирии был сбит израильский истребитель (впервые с 2006 года). «Несмотря на то, что крупномасштабный конфликт был бы невыгоден обеим сторонам, напряженность дошла до того, что непроизвольные действия могут привести к необратимым последствиям», – подчеркивает Александр Кузнецов.

С началом в 2015 году операции российских вооруженных сил в Сирии кризис вышел на глобальный уровень. Сейчас на первом плане противостояние России и США, которые поддерживают разные стороны конфликта. Согласно оценкам эксперта, США будут сопротивляться мирному урегулированию, так как им нужна раздробленная Сирия, которая будет источником напряженности на Ближнем Востоке. «Практика показала, в частности переговоры Сергея Лаврова и Джона Керри в 2016 году, что никакого соглашения с США достичь невозможно», – уверяет Александр Кузнецов. На его взгляд, администрация Дональда Трампа еще менее склонна к компромиссу.

Ключевые слова: США Россия Иран Сирия Саудовская Аравия НАТО Израиль Йемен Джабхат-ан-Нусра Высший комитет по переговорам Хезболла Александр Кузнецов Мухаммед ибн Салман Абдалла ибн Абдул-Азиз

Версия для печати