АСЕАН и АТЭС – реперные точки на карте мира

14:50 30.11.2017 Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, эксперт журнала «Международная жизнь»


1. АСЕАН: саммит, в частности, и ситуация в регионе в целом

 

1.1. АСЕАН и США: обзор «Азиатского турне» Трампа

 

Как и положено, логика намерений Трампа была, как говорят в США, «размером с Антарктику». Громкие заявления накануне, попытка вести себя как «хозяин тайги» в регионе: визит в Японию начался не со встречи с политическим руководством Страны восходящего солнца, а с высадки на американской военной базе. Далее все же была встреча с Синдзо Адэ, в ходе которой Трамп под объективы камер заявил, что торговая сделка с Японией «очень плохая». Ощущение громкой поступи американской силы в подконтрольном регионе.

 

Далее министр торговли США Уилбур Росс сделал грозное заявление о масштабном характере сделок, подписанных Трампом в ходе его визита в КНР.

 

Однако это логика намерений. Какова же логика обстоятельств?

 

И если российский прогосударственный нарратив[i]

 

Азиатское турне Д.Трампа: большие ожидания или большие разочарования

Его результаты будут иметь серьёзные последствия для экономической и политической безопасности в Азии

 

могут быть рассмотрены как заранее предвзятая точка зрения, позиции западных экспертов таковыми назвать вряд ли можно:

 

Американский нарратив

Накануне визита[ii]

Идеологема
«Слон в Посудной лавке»)

Трамп может разрушить мир Азии

Слон собирается влезть в посудную лавку – с ядерным оружием, аккуратно уложенным на полки.

Антидипломатический стиль президента рискует разрушить «плавкий предохранитель» в напряженном регионе.

... Трамп должен прекратить флирт с ядерной войной и разработать долгосрочный план.

... В то время как события в Юго-Восточной Азии вызывают обеспокоенность, одни лишь действия Трампа являются самой тревожной тенденцией на повестке региона. Без устойчивого, сильного и принципиального политического курса США по Азии, регион может разразиться конфликтами, которые будут влиять на жизнь всех американцев.

После визитов в Японию, Южную Корею и Китай

Трамп уехал из Японии и Южной Кореи, в основном, с пустыми руками[iii], тогда как эти визиты фокусировались на укреплении связей в сфере безопасности.

 

Меморандумы о взаимопонимании, которые были подписаны после визита Трампа в Китай, отразили аналогичную волну соглашений, не имеющих обязательной силы, подписанных в ходе визита президента Южной Кореи Луи Чэ-в в Белый дом в июне[iv]. Газовый оператор Korea Gas Corp. объявил, что рассмотрит потенциальные инвестиции в проекты СПГ на Аляске, Техасе и Луизиане, а энергокомпания SK Group подписала соглашение с General Electric Co. и Continental Resources Inc. по разработке месторождений сланцевого газа.

Японский нарратив[v]

Визит Дональда Трампа доминировал в японском Интернет-пространстве до тех пор, пока Трамп не покинул Японию

Главной целью «Азиатского турне» Трампа был Китай, с которым, как заявляли в Белом доме, была заключена «супер-сделка» на 250 млрд долл. Тем не менее, логика обстоятельств (с позиции американских же экспертов) носит несколько удручающий характер:

 

Общеэкономический трек

1) Громкая сделка Трампа на 250 млрд долл. имеет незначительную практическую ценность[vi]

...  15 соглашений являются в основном необязательными меморандумами о взаимопонимании, а на их практическое наполнение могут потребоваться годы (если такое наполнение вообще произойдет)

... необязательный характер многих сделок отражает отсутствие планирования или предварительной работы перед визитом Трампа, чтобы зафиксировать значительные соглашения или уступки Китая, по словам двух должностных лиц администрации Трампа, которые просили не называть себя.

Должностные лица указали на то, что не было соглашений о том, чтобы предоставить компаниям США больше доступа к китайским рынкам или открывать китайские финансовые рынки - то, что инвесторы требовали годами.

... Компания China Aviation Supplies Holding Co. согласилась приобрести у Boeing Co. 300 самолетов на сумму приблизительно 37 млрд долл. Тем не менее, было непонятно, сколько из них были новыми заказами.

Макс Бокус (бывший посол США в Китае), сказал в эфире Bloomberg Television: «Это классический китайский прием, который они примееняют уже тысячи лет». «Это их методика: высосать из вас все соки вас, - сказал Бакус, - я думаю, что вся эта церемония здесь разработана китайцами, чтобы предотвратить серьезную беседу. Чем больше пышности и обстоятельств, тем меньше времени для разговора».

... Отсутствие конкретики во время поездки рискует подорвать одну из основных целей Трампа в Азии: заключить сделки, которые эффективно сокращают торговый дефицит США с некоторыми из крупнейших экономик региона.

 

2) Нюансы «супер-сделки» с «Боингом» похожи на «продажу воздуха» в духе оружейной «супер-сделки» с Саудовской Аравией (подробнее см. в Примечаниях).

 

По словам официальных лиц, знакомых с вопросом, «китайская сделка» компании Boeing Co. на сумму 37 млрд долл., состоит в основном из ранее согласованных сделок[vii].

... «Мы не уверены на 100%, что эта сделка не включает то, о чем в Boeing уже сообщали», - сказал Корни Пнг (генеральный директор Crucial Perspective и специалист по азиатским транспортным компаниям).

 

Углеводородный трек

1) Китай продемонстрировал аппетит к крупным инвестициям в добычу энергоносителей и их импорт из США, но оставил все сделки практически без каких-либо обязательств[viii].

... «Такое не имеющее обязательной силы коммерческое соглашение позволяет Трампу представлять себя в качестве ведущего «дельца», отводя внимание от отсутствия прогресса в структурных реформах двусторонних торговых отношений», - написал в электронном письме Хьюго Бреннан (аналитик по делам Азии компании Verisk Maplecroft). «Сделка является политически целесообразной, но ее необязательный характер дает компании Sinopec гибкость, чтобы спокойно выйти из нее».

... Одним из единственных контрактов было соглашение между American Ethane Co. и Nanshan Group стоимостью 26 млрд долл. о поставках этана с побережья Мексиканского залива на новый завод по производству этилена в Китае сроком на 20 лет..

... Китай уже подписал сделки с поставщиками в Катаре, Австралии и других странах более чем на 40 млн тонн в год СПГ до 2030 г., но по-прежнему нуждается в более чем 20 млн тонн для удовлетворения спроса к концу этого периода, согласно Bloomberg New Energy Finance. Китайские покупатели СПГ еще не подписали долгосрочные соглашения о покупке или инвестиционные сделки с экспортерами СПГ в США.

Подписание долгосрочного соглашения о поставках СПГ с Аляски «маловероятно», поскольку проект не имеет разрешения на экспорт, поставки газа не были законтрктованы, а общая стоимость строительства неизвестна, сказал Ларри Персили (уходящий в отставку глава администрации мэра округа Кенай, где будет расположен терминал).

2) Китай согласен инвестировать 83 млрд дол. в добычу сланцевого газа в Западной Вирджинии, но это соглашение является необязательным меморандумом о взаимопонимании[ix], хотя оно и предполагает инвестиции в производство электроэнергии, химическое производство и подземное хранение жидкостей природного газа.

На этом фоне:

«Газпром» представил новый документ для инвесторов. В нем российская энергетическая компания допускает[x], что поставки газа по трубопроводу «Сила Сибири» могут начаться раньше запланированного срока. «Поставки по контракту, как ожидается, начнутся в декабре 2019 года или ранее. 

 

Напомним, что: 


1) Летом КНР, Южная Корея и Япония начали работать над новыми условиями рынка СПГ, ориентированными на конечных потребителей (офтейкеров), не на реэкспортеров (байеров), а не наоборот, как сейчас работает рынок СПГ.

 

2) У КНР в принципе есть пространство для маневра в вопросе формирования цены: на регион Южно-Китайского моря приходится 40% мирового рынка СПГ[xi].

 

3) У США до сих пор есть лишь 2 работающих экспортных СПГ-терминала[xii], что при имеющемся у американских поставщиков СПГ портфеля заказов лишает их пространства для маневра в вопросах удовлетворения растущих потребностей КНР в природном газе, которые в нынешний отопительный сезон могут вырасти на 40%!

 

Важный момент: рассматривать эту сделку как аргумент Пекина о снижении цены на трубный газ из РФ не стоит, поскольку, по словам генерального директора Engie Global Филиппа Оливера, в начале 2020х гг. на мировом рынке СПГ будет дефицит[xiii].

 

Резюме «Азиатского турне Трампа»:

 

Филиппинский прогосударственный нарратив

Трамп и Си поменялись ролями[xiv]: готовы ли мы к этому?

Глобализация, по словам Си, является «необратимой исторической тенденцией». Однако философия, стоящая за ней, должна быть «пересмотрена в сторону более открытой, сбалансированной, более справедливой и более выгодной для всех. Мы должны поддерживать многосторонний торговый режим и практиковать открытый регионализм, чтобы позволить развивающимся странам больше выиграть от международной торговли и инвестиций ».

Это знакомый текст, который мы слышали от президента США в качестве лидера «Свободного мира». Теперь об этом говорит президент Китая, в то время как американский президент говорит прямо противоположное.

Похоже, что мир, который мы знали, закончился, а на его место пришел мир новый. Готовы ли мы к этому?

Американский нарратив

Си обходит Трампа в гонке за Юго-Восточную Азию[xv]

Ситуация с Китаем набирает обороты в регионе, поскольку президент Си Цзиньпин продвигает переговоры о заключении соглашения о свободной торговле и продвигает крупные проекты инфраструктуры в рамках своей амбициозной инициативы «Пояс и дорога».

... В другом углу: Дональд Трамп. Азиатское турне президента США в середине ноября станет самым длинным из всех лидеров США в регионе через 25 лет. Но правительства региона после выхода Трампа из Транс-Тихоокеанского партнерства пытаются пересмотреть свою торговлю с Вашингтоном.

... Китай значительно расширил свою торговлю со странами региона по сравнению с США; 10 лет назад их подсчеты были почти равны.

... Однако необходимо учесть нюанс: некоторые из прямых заграничных инвестиций Китая могут быть отправлены через Гонконг [прим. наше: О Гонконге см. также ниже], что маскирует влияние Китая в АСЕАН, согласно докладу Института ИСЕАС-Юсуф Ишак в Сингапуре.

... В Юго-Восточной Азии существует, по меньшей мере, одна категория, в которой доминирует США. Согласно данным, собранным Всемирным банком, жители Юго-Восточной Азии, проживающие в США, отправили в прошлом году более 19 млрд долларов домой, в том числе 10,5 млрд долларов на Филиппины и 6,7 миллиарда долларов во Вьетнам.

 

Похоже на «иронию»: пока Поднебесная наращивает объем торговлю с регионом, тем самым наращивая денежные поступления ИЗ региона, из США капитал выводится.

 

На американско-китайском уровне «Азиатское турне» Трампа де-факто зафиксировало «войну» между США и КНР:

 

Война
торгово-экономическая

Главный вывод саммита АТЭС: президент США Дональд Трамп и президент Китая Си предложили резко отличающиеся взгляды на будущее торговли и глобализации. И на данном этапе вероятность их сближения отсутствует[xvi]

Война информационная

Комиссия США по обзору экономики и безопасности США (USCC) обвинила ведущее в Китае государственное информационное агентство  «Синьхуа» в том, что оно превратилось в нечто большее, чем СМИ. «Синьхуа» выполняет некоторые функции разведывательного ведомства путем сбора информации и подготовки секретных отчетов для китайского руководства как на внутренних, так и на международных мероприятиях».

Поскольку агентство «Синьхуа» проводит эти «разведывательные действия», сообщает USCC, его следует рассматривать как иностранного агента[xvii], а не источник новостей. China Daily (еще одно государственное издание КНР)
уже зарегистрировано в качестве иностранного агента.

Однако на этом «Азиатские приключения» Трампа не закончились: впереди его ждали саммит АСЕАН и АТЭС, а также наращивание импульса КНР в регионе.

1.2. АСЕАН: саммит в частности и ситуация в регионе в целом

 

Началом переговорного процесса о ЗСТ между АСЕАН и ЕАЭС[xviii] дело не ограничилось. Фиаско Трампа проявилось не столько через переговорный процесс АСЕАН с ЕАЭС и усиление «сцепки» АСЕАН-КНР
(о чем подробнее см. ниже), сколько через отношение АСЕАН к самим США:

 

Сингапурский прогосударственный нарратив

Одной из ключевых тем 20-го саммита АСЕАН-КНР стала необходимость того, чтобы члены АСЕАН оставались едиными[xix] по ключевым вопросам, затрагивающим регион.

 

 

Филиппинский прогосударственный нарратив

1) АСЕАН и АТЭС давлению Трампа не поддались[xx]

 

«АТЭС и АСЕАН вместе – это правильный путь вперед»

... Поразительный вывод о саммите АТЭС заключается в том, что большинство региональных лидеров «не купились» на «месседж» Трампа. Вместо принятия национализма в качестве своей политики большинство стран АТЭС стремились к более открытой торговле.

Только Дутерте повторил националистическую линию Трампа, однако уже на следующий день он призвал к более тесному сотрудничеству между АТЭС и АСЕАНв целях содействия более открытой торговле.

Он предположил, что АСЕАНможет служить «проводником» и «центром» для Азиатско-Тихоокеанского региона в соответствии с усилиями по содействию региональной экономической интеграции.

Дутерте прав, подчеркивая, что настоящее время является важным периодом для АТЭС и АСЕАН. В этом году АСЕАНотмечает свой 50-летний юбилей, в то время как АТЭС в 2019 г. отметит 30-летний юбилей.

АТЭС и АСЕАН должны изучить способы усилить кооперацию. Таким образом, Азиатско-Тихоокеанский регион мог бы найти путь вперед после резкого столкновения видений будущего на саммите АТЭС.

 

Ранее мы зафиксировали де-факто торговую войну КНР и США. Ситуация получила развитие:

 

Главный вывод саммита АТЭС: президент США Дональд Трамп и президент Китая Си предложили резко отличающиеся взгляды на будущее торговли и глобализации. И на данном этапе вероятность их сближения отсутствует

В выступлениях лидеров, обращенных к бизнесу, Си и Трамп соревновались в экономических аспектах региона, предлагая различные схемы, на основании которых должна быть построена экономика 21-го века.

В речи Трампа были перечислены проблемы глобализации, в которых говорилось, что слишком многие страны безнаказанно нарушают правила в течение многих лет, нанося ущерб американским рабочим и американским компаниям.

С другой стороны, Си сказал, что «концепция глобализации должна уделять больше внимания открытости и терпимости, одновременно сосредоточившись на балансе». Китай будет «продолжать строить открытую экономику и прилагать все усилия для достижения взаимной выгоды».

 

2) АСЕАН + Сингапур = СИЛЬНЫЙ ТАНДЕМ[xxi]

В кулуарах саммита АТЭС между АСЕАН и Гонконгом были подписаны торговые и инвестиционные соглашения.

Речь идет о Соглашении о свободной торговле (AHKCFTA) и Инвестиционном соглашении между АСЕАН и Гонконгом (AHKIA). Данные соглашения являются частью продолжающихся усилий АСЕАН по расширению внешнеэкономических связей и развитию торговых возможностей Экономического Содружества АСЕАН (AEC).

AHKCFTA придерживается аналогичных принципов, что и с другими внешними партнерами, такими как Китай, Южная Корея, Япония, Индия, Австралия и Новая Зеландия.

Соглашение охватывает торговлю товарами, правила происхождения, нетарифные меры, таможенные процедуры и упрощение процедур торговли, торговые средства правовой защиты, технические барьеры для торговли, санитарные и фитосанитарные меры, торговлю услугами, права интеллектуальной собственности и экономическое и техническое сотрудничество.

... В случае с Филиппинами Лопес сказал, что сделки предоставят больше возможностей для микро-, малых и средних предприятий (MSME), а также крупных экспортеров, учитывая роль Гонконга в качестве «шлюза» на китайский рынок.

 

На этом фоне важно отметить наращивание позиций КНР в диалоге с важнейшими странами АСЕАН – Сингапуром (финансовым центром региона) и Вьетнамом (государством с одной из мощнейших армий, что НОАК очень хорошо известно).

 

Сингапур

Для начала небольшой экскурс в китайско-сингапурский диалог (лето 2017 г.)

Американский нарратив

Китай и Сингапур: сотрудничество в сфере торговли товарами
как признак оттепели

Китай и Сингапур пообещали сотрудничать в области торговых и региональных инфраструктурных проектов, в знак того, что страны начали восстанавливать связи, напряженные на фоне споров в области безопасности в Юго-Восточной Азии.

Министр иностранных дел Китая Ван Йи и его сингапурский коллега Вивиан Балакришнан 12 июня на брифинге в Пекине договорились о более тесном взаимодействии с китайской инициативой «Один пояс, один путь» (ОПОП) по торговле и инфраструктуре. Балакришнан назвал связи «сильными» и сказал, что отношения Китая с Юго-Восточной Азией были «стабильными, спокойными и позитивными».

Балакришнан описал Сингапур как «сильного сторонника» инициативы ОПОП и пообещал создать платформу финансового сотрудничества с Китаем. «Китайско-сингапурские отношения находятся в хорошем рабочем состоянии», - сказал он. «Они сильны, и потенциал может расти еще сильнее».

Встреча состоялась после того, как премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лун сказал австралийскому радио ABC в интервью 11 июня, что инициатива китайского президента Си Цзиньпина ОПОП была конструктивным способом расширения деловых связей со своими соседями.

Ван сказал, что Сингапур является важным клиринговым центром для юаня.

«Для продвижения инициативы ОПОП нам необходимо финансирование», - сказал он. «Мы надеемся, что сотрудничество с Сингапуром будет основываться на сильных сторонах Сингапура в качестве финансового центра».

 

В то же время

Сингапур не получил официального приглашения от Китая для участия в саммите «Пояс и дорога» в мае, сообщал BloombergNews. Сингапурские транспортные средства, которые использовались в военных учениях на Тайване, были изъяты и удерживались в Гонконге в течение двух месяцев, прежде чем была выпущена в январе.

Нарратив КПК

Сингапур сотрудничает с Китаем в продвижении инициативы «Один пояс, один путь»[xxii] (ОПОП), заявил 4 июня министр обороны Сингапура Нг Энг Хен.

Выступая на пленарном заседании в рамках продолжающегося диалога Shangri-La, Нг Энг Хен заявил, что его страна сотрудничает с Китаем в рамках совместной разработки нового южного транспортного коридора, который связывает Чунцин на юго-западе Китая с Сингапуром через юго-западный район Гуанси-Чжуанского автономного района Китая.

Сингапур благодаря своему географическому положению, может служить стратегическим узлом на морском шелковом пути 21-го века, согласно Нг Энг Хену.

«Сингапур будет связан с экономическим поясом Шелкового пути с морским шелковым путем 21-го века», - сказал министр обороны.

 

По результатам последних контактов на высшем уровне:

Сингапур – КНР: сингапурский прогосударственный нарратив

После 19-го Съезда КПК сотрудничество Сингапура с КНР не только углубляется по линии экономики:

 

... Сингапур (нынешний координатор стран по диалогу АСЕАН-Китай) также с нетерпением ожидает более глубокого и более существенного сотрудничества между АСЕАН и Китаем по Южно-Китайскому морю[xxiii], добавил премьер-министр Ли.

Лидеры официально объявят о начале переговоров по кодексу поведения в Южно-Китайском море на саммите в АСЕАН в 13 ноября.

«Также важно продолжать проводить практические меры укрепления доверия между нашими вооруженными силами для деэскалации напряженности и минимизации риска просчетов», - сказал премьер-министр Ли.

Премьер-министр Сингапура также призвал страны продолжать работу по достижению соглашения о Региональном всеобъемлющем экономическом партнерстве [с КНР].

 

Но и открывается на дополнительных треках (с учетом ситуации в регионе, о чем речь пойдет ниже):

 

Министр обороны Китая Чжан Ваньцюань и его сингапурский коллега Нг Энг Хен встретились в кулуарах саммита АСЕАН по безопасности на Филиппинах, и обсудили «дальнейшие практические инициативы по продвижению отношений АСЕАН и КНР», а также планы проведения первых совместных военно-морских учений.

 

Сингапур – США

Близкие отношения США и Сингапура сталкиваются с реальными вызовами в эпоху Трампа[xxiv]

Для Сингапура усложнение внутриполитического ландшафта и региональной повестки осложнят его способность управлять связями с Вашингтоном.

.... правящая Партия Народного Действия основателя государства Ли Куан Ю, которая правила страной после обретения независимости, по-прежнему пользуется большой популярностью. Но как только действующий глава через несколько лет уйдет в отставку, внутриполитическая обстановка станет более сложной; эта перспектива, скорее всего, усложнит сохранение единой и стратегической внешней политики Сингапура. Это тема, которую официальные лица Сингапура неоднократно подчеркивали.

 

Вьетнам

 

Немного истории взаимоотношений Ханоя с Пекином:

 

Напряженность?

Вьетнам недавно прекратил работы по бурению газового месторождения, расположенного на расстоянии около 400 км от своего юго-восточного побережья после получения угроз из Китая[xxv]. В то время как Вьетнам арендовал этот район для одной компании, Китай сдал ее в аренду другому. Согласно сообщению, Китай угрожает атаковать вьетнамские базы на островах Спратли, если бурение не прекратится.

«Китай призывает соответствующую сторону прекратить свои односторонние действия, которые ущемляют права Китая и безоговорочно защищают сложившуюся ситуацию в Южно-Китайском море, которая не проходит легко», - заявил сегодня на очередном брифинге официальный представитель МИД КНР Лу Канг.

Кооперация

Детали «напряженности»:

 

Карлейл Тайер (почетный профессор Академии обороны Австралии и известный эксперт по Вьетнаму), сказал, что ему несколько раз говорили, что фактические угрозы были преувеличением, хотя Китай попросил Вьетнам прекратить бурение и он выполнил[xxvi].

Инцидент вокруг месторождения «Керфаффле» не был поднят в контролируемой государством прессе Вьетнамской; имело место лишь вероятные рассуждения британской «Би-Би-Си». Министерство иностранных дел Вьетнама не отреагировало на просьбы о разъяснении предполагаемой угрозы. Однако интересно то, что от Китая не последовало немедленного опровержения.

Китай ранее запугивал многие другие транснациональные и государственные нефтяные и газовые компании (за исключением Exxon-Mobil в США), действующие в этом спорном морском районе.

Однако примечательно то, что Китай использовал подход «кнута и пряника» непосредственно к компаниям, а не к Вьетнаму, предлагая свои интересы в Китае и с Китаем, если хотели они продолжать геологоразведку с Вьетнамом.

Несмотря на то, что отношения Вьетнама и Китая так же сложны, как и прежде, обе стороны стремятся поддерживать связи на «сердечном уровне», чем говорит непрекращающийся поток двусторонних встреч и соглашений.

Китай и Вьетнам имеют совместное всестороннее стратегическое партнерство – «образчик» дипломатических связей, что является на одну ступень выше, чем аналогичные отношения с Ханоя с Россией и Индией. Китай также является крупнейшим торговым партнером Вьетнама, крупным инвестором (хотя все еще отстает от Южной Кореи) и все более важным рынком туризма.

В апреле и мае этого года отношения, казалось бы, поднимались различными встречами на высшем уровне, в том числе в рамках саммита инициативы «Один пояс, один путь».

Президент Вьетнама Тран Дай Куанг также встретился с китайскими лидерами Ли Кэцяном и Си Цзиньпинем; в ходе одной из таких встреч Хи высоко оценил двусторонние отношения, сравнив номинально коммунистические страны как «товарищей».

 

Последний же саммит АСЕАН показал, что постепенное углубление кооперации между Ханоем и Пекином демонстрирует тренд:

 

Вьетнам и Китай 13 ноября договорились избегать конфликтов в горячо оспариваемом Южно-Китайском море[xxvii], поскольку новый путь к диалогу по ослаблению напряженности был открыт с другими странами Юго-Восточной Азии.

... Ханой и Пекин договорились сохранить мир на море, отмечается в совместном заявлении в ходе государственного визита президента Си Цзиньпина в Ханой.

... Стороны согласились «хорошо управлять спорами касательно [Южно-Китайского] моря, не предпринимать никаких шагов, которые могут осложнить ситуацию, или расширить споры, (и) поддерживать мир и стабильность в Восточном [Южно-Китайском по вьетнамской терминологии] море», - говорится в заявлении вьетнамской версии.

 

Как можно увидеть, инициатива «помочь решить ситуацию в Южно-Китайском море» поддержки реальной (вербальные интервенции рассматривать не стоит) не получила.

 

В этой связи считаем важным указать следующие: Китай медленно, но уверенно (а главное – стабильно) выигрывает долгосрочную игру в Юго-Восточной Азии: коммюнике саммитов АСЕАН 2016 и 2017 гг. не содержали ни одного «упрека» в адрес Пекина, несмотря на наличие разногласий с КНР у отдельных его членов, в частности у Вьетнама (подробнее см. в Примечаниях).

 

в августе настоянию Китая АСЕАН также согласилась, что любой будущий кодекс [поведения в Южно-Китайском море] не будет юридически обязательным, несмотря на сильное давление со стороны Вьетнама.

После того, как Филиппины поддержали позицию Китая, АСЕАН согласилась с тем, что она не будет иметь юридической силы.

 

Нормализация отношений с Вьетнамом открывает Пекину дорогу вглубь своего ближнего зарубежье, в частности в Лаос, который следует в фарватере Ханоя. В свою очередь Лаос имеет важнейшее значение для геостратегии КНР в отношении (ранее описанного) Сингапура и ЮВА в целом (подробнее см. в Примечаниях).

 

Разумеется, все это не означает, что Китай полностью формирует повестку в регионе (ни одна из стран региона не будет полностью в фарватере Пекина, а будет преследовать собственные национальные интересы, какие бы выгоды Поднебесная не озвучивала), однако квинтэссенцией является очередное свидетельство усиления позиций Пекина на фоне сдачи позиций Вашингтоном.

 

1.3. АСЕАН и Юго-Восточная Азия в целом с точки зрения геостратегии

Геоэкономическое значение данного региона увеличивается еще и геостратегическим фактором, в частности вопросами безопасности, которые могут усилить экономический потенциал региона или обвалить его.

 

На фоне завершения «активной» стадии войны с запрещенным в РФ ДАИШ в САР и Ираке возникает угроза переноса деятельности этой террористической в группировки в другие регионы мира. Одним из таких регионов (как показывают события на Филиппинах) может стать Юго-Восточная Азия (ЮВА): в странах региона присутствуют мусульманские общины и даже целые регионы с компактно проживающим мусульманским меньшинством. В лучших традициях либеральной повестки местные мусульмане представляются «жертвами режимов», нуждающимися в защите и предоставлении особых прав (включая политические). Опасность заключается в том, что, как в свое время в странах Магриба и Машрека, мусульманский (точнее, суннитский) фактор оставался без должного внимания, а либерализация государств и обществ (как Тунис и Сирия) или ослабление (как Ирак) способствовали пассионаризации суннитов – идеологической базы такфиристского ДАИШ.

 

Важность данного региона для мировой экономики объясняется следующим: выходом из ЮВА в Мировой океане является Малаккский пролив, а это

 

1) годовой товарооборот в 5 трлн долл.;

2) 40% мирового рынка СПГ.

 

Поэтому вопрос безопасности в регионе в виду завершения войны с ИГИЛ в САР и Ираке, а также на фоне ситуации в Афганистане становится для стран региона краеугольным:

 

Российский прогосударственный нарратив

Страны ЮВА обеспокоены нарастающей террористической угрозой[xxviii]

Прошедшие с 24 по 26 октября 2017 г. в Маниле (Филиппины) встречи министров обороны АСЕАН (СМОА) и АСЕАН+ (СМОА+) показали, насколько важен регион Юго-Восточной Азии в обеспечении мирового порядка и стабильности. Само событие привлекло большой интерес ввиду тех проблем, которые есть в регионе. Прежде всего, это территориальные споры в Южно-Китайском море и нарастание террористической угрозы.

Для обсуждения проблемы терроризма, радикализма и экстремизма в странах ЮВА на полях СМОА было собрано специальное совещание. Его участники признали, что терроризм и экстремизм представляют общую угрозу для всех стран ассоциации. Эта угроза усиливается наличием так называемого “трехграничья” – района между Малайзией, Филиппинами и Индонезией, характеризующегося скоплением большого количества малых островов и отсутствием четкого разделения национальных границ между этими тремя странам, что создает большие трудности при патрулировании и контроле данной территории. Такие условия делают трехграничье местом наиболее удобным для базирования боевиков, в том числе тех, которые в настоящее время фактически начали перемещение в район из стран Ближнего Востока.

Сингапурский прогосударственный нарратив

По мере того, как ИГИЛ теряет позиции на Ближнем Востоке, он призывает сторонников совершать нападения по модели «Одиноки волк», поэтому Юго-Восточная Азия вскоре столкнется с возрастающим потоком возвращающихся боевиков.

«Мы должны продолжать проявлять бдительность и добиваться более глубокого сотрудничества в борьбе с терроризмом[xxix]», - сказал премьер-министр Сингапура [на открытии 20-го саммита АСЕАН-КНР].

 

И вот страны ЮВА в целом и АСЕАН в частности демонстрируют синергию усилий в решении вопросов безопасности в регионе:

 

Обращаясь к другим лидерам стран Юго-Восточной Азии перед открытием 31-го саммита АСЕАН, премьер-министр Сингапура призвал АСЕАН продолжать призывать Северную Корею выполнять свои международные обязательства и обязательства.

«В вопросе Южно-Китайского моря мы приветствуем более спокойную атмосферу и коллективные усилия всех сторон по укреплению взаимного доверия и уверенности», - сказал он на пленарном заседании.

 

Филиппины, Индонезия и Малайзия уже проводят совместные морские и воздушные патрули[xxx] в Сулу, но эксперты заявили, что необходимо сделать больше, чтобы остановить поток боевиков и финансирование терроризма путем обмена разведывательной информацией и ресурсами.

 

Страны АСЕАН на ноябрь запланировали первые совместные военно-морские учения.
Вашингтон данная ситуация явно не радует:

 

1-е многоаспектные военно-морские учения АСЕАН (AMNEX), несомненно, являются значительным событием, поскольку представляет собой первое в истории многостороннее военно-морское учения, проводимое государствами Юго-Восточной Азии между собой. Учения были утверждены на совещании совещания начальников штабов АСЕАН в Мьянме.

 

Причина такого отношения заключается в том, что помимо сплочения ЮВА и вытеснения США услуги по обеспечению безопасности в регионе предлагают КНР и РФ:

 

Карта КНР

1) Вооруженные силы КНР должны предпринять решительные шаги в направлении формирования сильной армии[xxxi], поскольку социализм с китайской спецификой вступил в новую эпоху, заявил генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин, встречаясь со старшими офицерами в Пекине.

Си, который также является китайским президентом и председателем Центральной военной комиссии, призвал армию оставаться верной своему первоначальному стремлению, памятуя при этом о новой миссии.

Он попросил армию изучить и реализовать дух XIX съезда КПК, следуя по пути создания сильной армии с китайской спецификой и содействия модернизации национальной обороны и армии.

… Вооруженным силам также предлагается планировать будущую работу в соответствии с руководящими принципами, изложенными на 19-м Национальном конгрессе партии.

 

2)Возможно, самым важным посланием Си[xxxii] [на 19-м Съезде КПК] стало то, что в его довольно агрессивной внешней политике не будет послаблений. В своем выступлении на предыдущем конгрессе в 2012 г.
Ху сказал, что задача армии - «выиграть локальную войну в эпоху информации». Си отказался от слова «локальную».

 

3) Министр обороны Китая Чжан Ваньцюань и его сингапурский коллега Нг Энг Хен встретились в кулуарах саммита АСЕАН по безопасности на Филиппинах, и обсудили «дальнейшие практические инициативы по продвижению отношений АСЕАН и КНР», а также планы проведения первых совместных военно-морских учений.

Сингапур является координатором отношений АСЕАН и КНР с 2015 по 2018 гг.

… детали, включая подходящее место, будут разработаны позже.

…наблюдатели заявили, что это, вероятно, будут не-боевые учения, такие как навигация, оповещение угрозы и поисково-спасательные операции.

Ни Лексионг (военный эксперт из Шанхая), сказал, что страны АСЕАН постепенно поворачиваются к Пекину в силу укрепления, экономической и военной мощи Китая.

«Политика Китая в отношении мирного роста все больше завоевывает доверие стран Юго-Восточной Азии, и будущая траектория заставит их продолжать отвергать усилия США по сдерживанию Китая, устанавливая более тесные связи с Пекином», - сказал он.

Чин-Хао Хуан (руководитель исследований по глобальным вопросам в колледже Йельского университета), отметил что эти учения, скорее всего, приведут в действие Кодекс незапланированных столкновений на море (CUES) - соглашение, достигнутое в 2014 г. для сокращения инцидентов в море Южно-Китайское море в первый раз.

По его словам, эти учения также покажут более активный и последовательный подход АСЕАН к Пекину.

Наблюдатели говорят, что это указывает на новое видение АСЕАН: Китай «не враг»[xxxiii].

 

Нюансы учений[xxxiv]: они были проведены 31.10.17 г.  Участие в них приняли Бруней, Камбоджа, Лаос, Филиппины, Таиланд и Мьянма.

 

 

Карта РФ

АСЕАН проявляет большой интерес к опыту России по борьбе с терроризмом

… понятен большой интерес стран АСЕАН к докладу о результатах российской военной операции по борьбе с терроризмом в Сирии, с которым перед региональными министрами обороны выступил С.К. Шойгу.

Складывающаяся ситуация способствует расширению сотрудничества России со странами АСЕАН по линии борьбы с терроризмом и экстремизмом в интересах обеспечения региональной безопасности и стабильности.

Большое внимание в ходе встреч СМОА и СМОА+ также уделялось нетрадиционным угрозам безопасности, а именно кибербезопасности, проблеме энергетической безопасности, угрозам, связанным с миграционными и демографическими процессами, риском повторения глобальных финансово-экономических кризисов и т.д.

Что касается позиции АСЕАН по проблеме Корейского полуострова, то каких-либо изменений в ней не было. Однако на прошедших встречах обсуждение этого вопроса отошло на второй план, что еще раз подтверждает четкую ориентированность стран ассоциации на решение, прежде всего, проблем, угрожающих внутренней безопасности ЮВА.

 

Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу призвал страны "СМОА плюс", Шанхайской организации сотрудничества и Организации Договора о коллективной безопасности более тесно координировать действия по линии военных ведомств[xxxv].

"Считал бы важным налаживание эффективного сотрудничества между ОДКБ и АСЕАН. Ключевым направлением их совместной работы могло бы стать противодействие распространению международного терроризма, в том числе его проникновению в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР)", - сказал Шойгу во вторник, выступая на Четвёртом совещании министров обороны стран-членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и диалоговых партнёров ("СМОА плюс").

Он также высказался "за более тесную координацию действий по линии военных ведомств стран "СМОА плюс" и партнёрских организаций АСЕАН, в первую очередь Шанхайской организации сотрудничества".

 

Китай со своей стороны призывает АСЕАН отказаться от «гуманитарной интервенции» акторов, не относящихся к данному региону:

 

«Если в регионе все еще есть нерегиональные силы, они не хотят видеть стабильности в Южно-Китайском море, и они все еще хотят разжечь неприятности в Южно-Китайском море, нам нужно стоять вместе, и нам нужно сказать «Нет» им вместе»[xxxvi], - сказал на пресс-конференции в столице Филиппин Маниле министр иностранных дел Китая Ван Йи.

... Ван отметил, что споры могут быть решены в рамках Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

«Этот факт показывает миру, что Китай и страны АСЕАН обладают всеми возможностями и мудростью, чтобы преодолеть разницу между нами и поддерживать стабильность в Южно-Китайском море», - говорится в сообщении GMA News.

 

Мьянмарский кризис как кейс-стади и «экзамен» для региона

 

Особое место в безопасности ЮВА в целом и АСЕАН в частности занимает Мьянмарский кризис.
Он идеально вписывается в вышеуказанную геостратегическую установку: пассионарное мусульманское население и центральная власть, ранее проводившая политику «демократизации» при поддержке США.

 

В последние годы санкции в отношении Мьянмы были смягчены, поскольку страна сделала шаги в сторону демократии[xxxvii].

 

Госсекретарь [США] подтвердил твердую приверженность Соединенных Штатов успешному переходу Бирмы к демократии[xxxviii]

 

Тем не менее, государства региона демонстрируют активное участие в решение этого вопроса без приглашения тех самых «нерегиональных акторов»:

 

Филиппины объяснили, что целевой фонд Ассоциации стран Юго-восточной Азии (АСЕАН) может быть использован для оказания помощи преследуемым представителям народа рохинджа, бежавшим в Бангладеш из Мьянмы[xxxix].

Каталино Куй из министерства внутренних дел и местного самоуправления Филиппин, который возглавляет совещание министров стран АСЕАН по транснациональной преступности (AMMTC), объявил об этом намерении после закрытия сессии в Маниле 22 сентября.

 

Учитывая, что и Северная Корея, и Мьянма – это сфера интересов КНР (Мьянма – де-факто «Второй обходной маршрут» Малаккского пролива (подробнее см. в Примечаниях), а Северная Корея – «мягкое подбрюшье» Пекина, которое он намерен защищать всеми возможными средствами (о чем «громко» заявил в сентябре, «испугав» даже Генсека НАТО [1]), попытку АСЕАН перехватить миротворческую повестку по Мьянме  и Северной Корее можно рассматривать как шаг в рамках «китайского вектора».

Вашингтон, понимая, что в данном регионе он стремительно теряет позиции, вынужден разыгрывать свою любимую карту – повышение ставок:

 

Сначала КНДР объявляется «государством-спонсором, а теперь в Мьянме (по заявлению Госдепа) происходят «этнические чистки»:

 

Соединенные Штаты заявляют, что насилие против мусульман Рохинджа в Мьянме представляет собой «этническую чистку»[xl].

Государственный секретарь Рекс Тиллерсон говорит, что «никакая провокация не может оправдать ужасающие зверства, которые произошли». Он обвиняет силы Мьянмы и «местные прокси-силы Мьянмы».

Тиллерсон говорит, что ответственные «должны быть привлечены к ответственности».

Законодатели и правозащитные организации США призывают администрацию Трампа назвать ее этнической чисткой.

Заявление Тиллерсона, вероятно, усилит давление на администрацию Трампа и Конгресс, чтобы перейти к новым санкциям в отношении Мьянмы.

 

На этом фоне в СМИ начинается кампания по «освещению» созданного в 2016 г. военизированного крыла «мусульманских общин» Рохинджа:

 

Араканская армия спасения Рохинджа (ARSA) –это группировка повстанцев, первоначально известная как Харака аль-Якин, или «Движение веры», о которой впервые стало известно 9 октября 2016 г. после серии скоординированных нападений со смертельным исходом на пограничную стражу Мьянмы (BGP).

С октября прошлого года ARSA ведет партизанскую войну низкой интенсивности в регионе Рохинджа

Отмечается, что некоторые из боевиков ARSA скрываются среди беженцев на территории соседнего Бангладеш. 

... Мало что известно о ARSA и ее общей стратегии. По данным Международной кризисной группы, руководство [ARSA] формируется в комитете в Саудовской Аравии. Ее лидер, Аттах Улла, родившийся в Пакистане и вырос в Саудовской Аравии.

... Хотя народ Рохинджа проявляет мало склонности к вооруженной борьбе в течение более двух десятилетий, появление ARSA является прямым следствием угнетения, от которого этот народ долгое время страдал.

... ARSA не проводила серьезных акций с августа 2017 г., даже после того, как 9 октября завершила одностороннее прекращение огня, длившееся в течение месяца.

 

Справка о мусульманском вопросе в Мьянме (турецкий нарратив[xli]): официальные власти Мьянмы не признают народ рохинджа одним из 8 официальных народов страны, лишая их права на государственное образование и работу госслужащими.

 

Как в ситуации с сирийскими курдами, которые с момента начала правления семьи Асадов де-факто не имели гражданства: отличная почва для реваншизма!

 

Однако при этом крайне важно указать на логику обстоятельств:

 

1) Отношение среди представителей народа Рохинджа к группировке ARSA:

 

 Хотя невозможно предсказать следующий шаг группировки или оценить ее способность организовать еще одну скоординированную атаку, одинаково трудно понять, насколько популярна поддержка, которой она пользуется[xlii].

Некоторые беженцы, опрошенные журналистами Asia Times в Бангладеш, обвинили ARSA в своем отчаянном положении, в то время как другие заявили, что считают группировку борцами за их свободу. В любом случае, жуткие условия в лагерях беженцев в Бангладеш – благодатная почва для ARSA, чтобы укрыться и вновь появиться, набрав новобранцев из огромного и растущего пула разочарованных, злых молодых людей.

 

2) Китайский фактор: КНР работает с обоими «участниками конфликта» (не только со своими буддистскими протеже), предлагая конкретные дипломатические и экономические инструменты:

 

Мусульмане Рохинджа и Бангладеш[xliii]

Китай готов помочь Бангладеш и Мьянме решить кризис в Ракхайне, сказал министр иностранных дел Китая Ван Йи после встречи с его бангладешским коллегой в Дакке 19 ноября. «Это сложная ситуация и требует комплексного решения. Необходимо экономическое развитие штата Ракхайн. Китай готов помочь ».

 

Крайне важным считаем указать на следующее: Пекин не только предлагает свои услуги как посредника (мы помним, что на дипломатическом уровне важно даже не столько разрешение кризиса, сколько то, кто помог кризис разрешить), но и лоббирует институт СБ ООН как единственный международный орган, в компетенции которого разрешение подобных вопросов:

 

«Действия Совета Безопасности ООН должны помочь двустороннему сотрудничеству между Бангладеш и Мьянмой для мирного решения проблемы».

 

Напомним, что СБ ООН не принял санкции против КНДР в редакции Вашингтон, тем самым заставив Белый Дом прибегнуть к отыгрышу в виде односторонних экстратерриториальных санкций. Де-факто это стало является признанием поражения дипломатического корпуса США в организации, являющейся гарантом современного миропорядка.

Буддисты Мьянмы[xliv]

В начале этого года китайская НКО «Благородность» наряду с другой китайской НКО «Юньнаньское международное сообщество» пожертвовало 100 телевизоров в 100 храмов в Янгоне (к большому удовольствию детей).

Цзян Цюин (директор учебного центра в Янгоне) приветствовал роль культурных обменов между двумя странами. Она выразила надежду, что эта программа внесет огромный вклад в судьбу менее удачливых детей.

Инициатива «ОПОП», защищаемая Китаем, в основном касается развития инфраструктуры и торговли, но также касается создания «мостов дружбы» через границы.

 

При этом помним, что не только Мьянма, но и Бангладеш является важными участником ОПОП в частности и китайской экономической стратегии в целом.

 

Может быть, поэтому Вашингтон уже начал разыгрывать карту отыгрыша[xlv]:

 

Термин «этническая чистка» не определяется в контексте международного права или внутреннего законодательства. … это описательный термин и выражает чувство обеспокоенности. Поэтому он не требует каких-либо новых обязательств, но он подчеркивает нашу обеспокоенность по поводу ситуации и важности реабилитации, а также осуждает этническую чистку и гарантирует, что люди могут добровольно вернуться домой и достойно прожить свою жизнь.

 

Однако Мянмарский конфликт, похоже, закрывается через диалог внутри региона:

 

23 ноября Мьянма и Бангладеш подписали соглашение, открывающее путь для возможной репатриации мусульман[xlvi] Рохинджа, которые бежали из-за насилия в штате Ракхайн, заявили чиновники обеих стран

 

Пока это лишь меморандум о намерениях, однако, как говорят дипломаты, это – «прорыв», учитывая запредельно напряженные отношения двух стран, прежде всего, на конфессиональной почве.

 

2. Саммит АТЭС

 

Если ЮВА и АСЕАН являются важными регионами, то АТЭС следует рассматривать как важный макрорегион.

 

Выход США из Транс-Тихоокеанского партнерства  зимой 2017 г., казалось, поставил крест на экономической интеграции региона, о чем в массовом порядке сообщали западные СМИ

 

…агрессивная оппозиция избранного президента США Дональда Трампа, по словам премьер-министра Японии Синдзо Абэ, сделала это партнерство «бессмысленным».

Транс-Тихоокеанское партнерство, скорее всего, находится «на смертном одре»[xlvii]

 

В течение года Япония неоднократно предпринимала попытки реанимировать сначала ТТП с США, так и с членами региона без США. За первый год пребывания Трампа на посту президента международная обстановка в целом и в регионе в частности претерпела существенных изменений. И вот на прошедшем саммите АТЭС 11 его членов подписали соглашение о ЗСТ («Комплексное прогрессивное соглашение о Транс-Тихоокеанском партнерстве (CPTPP)) без США!

 

При этом случилось это на фоне» все того же «Азиатского турне Трампа.

 

В регионе же факт данного подписания считают знаковым событием!

 

Оценки представителями региона:

 

Сингапурский прогосударственный нарратив

Министр экономики Японии Тошимицу Мотеги сказал, что CPTPP вступит в силу после ратификации его не менее шестью членами. Его членами являются Австралия, Бруней, Канада, Чили, Япония, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур и Вьетнам.

... Бизнес-группы приветствовали сделку, в том числе Сингапурская федерация бизнеса, главный исполнительный директор которой, Хо Менг Кит, сказал, что «с нетерпением ожидает скорейшей ратификации и последующей реализации реструктурированного соглашения».

Исполнительный директор Азиатского торгового центра [Сингапура] д-р Дебора Элмс сказала в комментарии французскому информационному агентству AFP, что даже без США CPTPP является «самым важным торговым соглашением, подписанным за последние 20 лет»[xlviii]. «Компании полностью отказались от ТТП после вывода Соединенных Штатов», - сказала она. «Теперь фирмам нужно приложить усилия, чтобы понять, как это имеет отношение к их бизнесу».

 

Одновременно «китайская карта»:

 

... Семь членов ТТП также ведут переговоры по еще одному торговому соглашению  Региональному всеобъемлющему экономическому партнерству (RCEP). Его 16 членов включают в себя все 10 стран АСЕАН, а также Китай, Японию, Индию, Южную Корею, Австралию и Новую Зеландию.

Официальный представитель МИД КНР Чжан Цзюнь 11 ноября заявил журналистам в Дананге, что CPTPP не повлияет на перспективы RCEP.

 

Премьер-министр Сингапура приветствовал подписание соглашений о свободной торговле и инвестициях между АСЕАН и Гонконгом

«Пока мы остаемся едиными, устойчивыми и адаптируемыми, я уверен, что АСЕАН будет продолжать процветать, и мы будем продолжать укреплять более сильное сообщество», - добавил он.

Премьер-министр Сингапура также призвал страны продолжать работу по достижению соглашения о Региональном всеобъемлющем экономическом партнерстве [с КНР][xlix].

 

Важно обратить внимание, что широкие консультации по китайской инициативе RCEP возобновились после исторического 19-го Съезда КПК.

Филиппинский прогосударственный нарратив

Второй главный вывод саммита АТЭС[l]: после того, как Трамп вывел США из торгового соглашения по Трансихоокеанскому партнерству,
11 оставшихся членов ТЭС настояли на подписании и подписали новое соглашение о ЗСТ без США

 

Важно: подписантами CPTPP являются, в том числе, Канада и Мексика, которые в настоящий момент завершили 4-й раунд очень сложных переговоров с США по реформированию Североамериканской ЗСТ «НАФТА». Не вдаваясь в подробности (во избежание размывания идеологемы данного исследования), отметим лишь следующее: за 4 месяца переговоров США не смогли навязать Оттаве и Мехико свой внешнеэкономический нарратив, в результате чего переговоры продолжатся в 2018 г.

Данный факт является серьезным поражением Трампа, обещавшем пересмотреть условия «НАФТЫ» (особенно на фоне вереницы побед Демократической партии накануне выборов в Конгресс в 2018 г.).
Теперь же, с подписанием Мексикой и Канадой CPTPP (а в случае с Мексикой проведения консультаций с Китаем о присоединении к инициативе «Один пояс, один путь» и создании ЗСТ[li]) у этих стран появляется дополнительное пространство (в том числе) для «ястребиных» маневров в переговорах с США по североамериканской ЗСТ.

Указанная ситуация является свидетельством еще одного просчета администрации Трампа, что не может не учитываться участниками международных отношений (в том числе и в АСЕАН и АТЭС) при формировании своих отношений с Вашингтоном.

 

Заключение

 

Подводя итоги предложенного исследования, отметим, что общее ослабление позиций США на мировой арене в целом и в странах АСЕАН И АТЭС в частности в сочетании с действиями Трампа по модели ранее указанной модели «Слон в посудной лавке» указывает на:

 

1)       Формирование в регионах ЮВА и АСЕАН, а также в макрорегионе АТЭС осознания необходимости внутрирегиональной кооперации. Первыми положительными результатами этого осознания стали соглашение о разрешении Мьянмарского кризиса без участия «нерегиональных акторов», а также подписание членами АТЭС обновленного соглашения о ТТП без участия США
с одновременной проработкой китайской инициативы RCEP;

2)       Обновленное соглашение о ТТП может иметь значительные последствия для ситуации на Американском континенте ввиду участия в его подписании Канады и Мексики, которые последнее время еще до подписания не позволили США навязать императив по линии североамериканской ЗСТ «НАФТА», одновременно (особенно в случае Канады) углубляя кооперацию с партнерами по АТЭС.

3)       Усиление позиций КНР за счет сбалансированного использования политических и экономических инструментов (арсенал последних у США основательно сократился из-за внутриэкономической ситуации);

4)       Рост значения РФ как реальной «третьей силы», способной «выровнять» дихотомию США-КНР.

 



Список использованной литературы:

I. Список работы автора по данной теме

  1. Бакалинский М. Безрассудная игра над Корейским полуостровом рискует настоящей войной: Экономическое восстановление Сирии как признак формирования «пост-Западного» миропорядка. [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/18121 (Дата обращения: 28.11.2017).

 

II. Список источников иллюстративного и фактического материала

 

[i] https://riss.ru/analitycs/45117/

[i] https://www.usnews.com/opinion/world-report/articles/2017-11-02/donald-trumps-asia-trip-could-shatter-the-regions-fragile-peace

[li] http://www.shanghaidaily.com/business/finance/Xi-stresses-an-open-world-economy/shdaily.shtml

 

Примечания:

1. Имеется ввиду обвинение Трампа в том, что все сделки, заключенные с Саудовской Аравией в ходе первой заграничной поездки Трампа в мае, были подписаны еще при президенте Обаме:

 

Внимательное прочтение официальных заявлений правительства о договоренности с саудовцами показало, что сделка была гораздо меньше, чем на первый взгляд. В своем официальном заявлении Агентство по сотрудничеству в области безопасности при Государственном департаменте, которое должно одобрить продажи иностранных вооружений, включило столько оговорок, что, похоже, вообще лишило возможности совершать какие-либо сделки.

Оговорки относятся к «потенциальным будущим возможностям обороны» и «предполагаемым продажам», которые могут оказаться «потенциально поддерживающими десятки тысяч новых рабочих мест в США». Кроме того, оказалось, что сумма контракта в 110 млрд долл. далека от окончательной. Фактически, согласно отчету Агентства, указанная сумма представлял собой «максимально допустимое значение».

5 июня Пентагон объявил еще один шаг вперед в реализации саудовской сделки, сообщив, что была одобрена «потенциальная продажа» оборудования для ПРО и партию учебных ракет на сумму 1,4 млрд долл.. Это около 1,3% от суммы 110 млрд, заявленной Трампом во время посещения Эр-Рияда.

Кроме того, 5 июня Брюс Ридель (старший научный сотрудник и директор проекта разведки Института Брукингса) опубликовал короткую статью на веб-сайте своей организации, в которой усомнился в масштабах сделки Трампа с КСА. Ридель – ветеран ЦРУ, который на протяжении многих лет служил на Ближнем Востоке;  он утверждает, что договоренность с саудитами - это «фейк», который основывается на преувеличении администрацией Трампа способности КСА платить США за вооружения и которые были одобрены не Трампом, а администрацией Обамы.

«Я говорил с контактами в оборонном бизнесе и на Капитолийском холме, и все они говорят одно и то же: никакой сделки в 110 млрд нет. Вместо этого есть куча писем о намерениях, но не контрактов. Многие из них предлагают, чтобы оборонная промышленность считала, что саудовцы будут «интересоваться когда-нибудь купить».

Некоторые из предметов большого контракта находились на обсуждении в течение двух лет или более, прежде чем Трамп отправился на Ближний Восток в прошлом месяце. Продажа четырех фрегатов для ВМС КСА была объявлена ​​Госдепартаментом в 2015 г. И, как отмечает Ридель, суда, предлагаемые для продажи, представляют собой версию существующих фрегатов ВМС США, которые никогда не производились.

1) Продажа 150 боевых вертолетов для саудовцев – это, опять же, старые контракты. Сделка проводится в различных формах с 2010 г.

2) Продажа системы ПРО (THAAD)  была одобрена администрацией Обамы в 2015 г.

Ридель также указывает, что есть еще один очень серьезный вопрос, который не рассматривается: могут ли саудовцы это себе позволить.

«Маловероятно, что саудовцы могли бы заплатить за сделку 110 млрд дол ввиду низких цен на нефть и двухлетней войны в Йемене», - пишет он. Это особенно верно, учитывая то, что они уже потратили в последние годы. «Президент Обама за 8 лет продал королевству оружия на сумму 112 млрд; большая часть этой сделки была оформлена одним огромным контрактом в 2012 г, согласованным тогдашним министром обороны Бобом Гейтсом», - отмечает он.

 

Об этом также сообщалось и в российских СМИ:

Как утверждает  директор Бруклинского разведывательного проекта, бывший сотрудник ЦРУ Брюс Ридель (Bruce Riedel), Трамп привез из Эр-Рияда  не контракты, а всего лишь пачку заявлений о намерениях. Это список пожеланий того, что США готовы продавать саудитам в ближайшие годы, но еще неизвестно, будут ли способны саудиты за эти покупки заплатить. Снижающиеся цены на нефть и расходы на войну в Йемене делают их не такими кредитоспособными, как раньше. На день подписания Трампом этой сделки конгрессом было официально одобрено только шесть контрактов стоимостью в 23,7 миллиарда долларов. При этом пять из них были поданы на рассмотрение в период правления президента Барака Обамы. Ещё три были поданы в последние недели и касаются продажи тренировочного оборудования и радаров стоимостью 1,7 миллиарда.

 

2. Пока Трамп выводил США из Транс-Тихоокеанское соглашения, грозился «Армадой» и угрожал странам ЮВА заклеймлением их в качестве валютных манипуляторов, Поднебесная заручалась поддержкой стран АСЕАН:

 

В заявлении после саммита АСЕАН Китаю был дан «пропуск» по спорам вокруг Южно-Китайского моря со странами Юго-Восточной Азии.Заявление председателя Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) было опубликовано спустя примерно 12 часов после окончания саммита, и в нем были исключены ссылки на «территориальные претензии и милитаризацию», включенные в коммюнике прошлогоднего саммита, а также в рабочую версию коммюнике нынешнего саммита.Это заявление в отношении Китая не носило никаких отягчающих последствий, поскольку его составителя избегали негласных ссылок на намывание Пекином искусственных островов и их военное обустройство.В заявлении также отмечалось «улучшение сотрудничества между АСЕАН и Китаем» и не включались ссылки на «напряженность» или «эскалацию деятельности», рассмотренные в предыдущих проектах коммюнике и ​​в прошлогоднем тексте. В коммюнике без каких-либо уточнений отмечалась обеспокоенность некоторых лидеров по поводу «недавних событий» в этом стратегической акватории, богатой природными ресурсами. Дипломат АСЕАН сказал, что это заявление является подлинным отражением атмосферы встречи в Маниле. «Мы уважали взгляды Филиппин и сотрудничали», - сказал дипломат. «Это ясно отразило то, как обсуждался этот вопрос».

 

Китай получил одобрение лидеров Юго-Восточной Азии в субботу на встрече, где союзники США в Азии ранее критиковали Пекин за его действия в спорной акватории.

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии, которая некоторое время находилась в трениях с Китаем, завершила в Маниле саммит заявлением, в котором отмечается «улучшение сотрудничества между АСЕАН и Китаем» в Южно-Китайском море.

Руководители также приветствовали «прогресс по завершению разработки Кодекса поведения в Южно-Китайском море» к середине этого года и признали «долгосрочные выгоды» для мира, стабильности и устойчивого развития в регионе.

Родриго Дутерте заявил, что недавние действия Китая в Южно-Китайском море не обсуждались на встрече лидеров в субботу, описав любые разговоры на эту тему как «бесполезные».

 

Китай медленно выигрывает долгосрочную игру в Юго-Восточной Азии. По мере того, как администрация Трампа посылает неоднозначные сообщения о своей приверженности региону, Китай добивается расположения все большего числа стран своим «коктейлем» из инвестиций и торговли. Возьмем саммит в эти выходные в Маниле. Региональные лидеры, похоже, были довольны тем, что отложили напряженность, вызванную претензиями Пекина в Южно-Китайском море, отметив «улучшение сотрудничества» в спорных водах.

Улучшение настроений совпадает со стремлением Китая заключить с азиатскими странами торговую сделку к концу года, которая исключает США. Это происходит через несколько месяцев после того, как Трамп вызвал глубокое раздражение в регионе, выйдя из торгового соглашения, которое разрабатывалось многие десятилетия. Его администрация также включила Индонезию и Таиланд в список стран, за которыми нужны наблюдения в связи с их злоупотреблениями в торговле. Это дает преимущество Си Цзиньпину, который часто говорил о возвращении Китаю к статуса великой державы. Трамп был необычайно щедр в своей похвале Си в интервью за помощь ему в Северной Корее. Но он также должен будет привыкнуть к тому, что Китай отменит послевоенное военное и экономическое господство Америки в регионе.

 

В этой ситуации важным является тот факт, что члены АСЕАН второй саммит подряд выражают консолидированную поддержку сотрудничеству с КНР и (что главное) выносят за скобки те вопросы, на которых США пытается строить свою региональную политику. В качестве подтверждения наших слов ниже приводим фрагменты коммюнике саммита АСЕАН-2016, относящихся к КНР:

 

73. Мы приветствовали результаты улучшения наших соглашений о свободной торговле АСЕАН плюс один (ЗСТ), включая вступление в силу третьего протокола о внесении поправок в Соглашение о торговле товарами между АСЕАН и Корей и в Протокол о внесении поправок в Рамочное соглашение о всеобъемлющих экономических Сотрудничества и некоторых соглашений между АСЕАН и Китаем. Мы были довольны заключением переговоров об услугах и инвестициях в рамках всеобъемлющего экономического партнерства АСЕАН-Япония и отметили важность запланированного пересмотра Соглашения АСЕАН-Индия о торговле товарами, важнголсть начала переговоров о дальнейшей либерализации в рамках АСЕАН-Корея, Соглашения о торговле товарами, одобрения Положения об обязанностях в отношении комментария к общим положениям ЗСТ АСЕАН-Австралия-Новая Зеландия и прогресса переговоров по линии АСЕАН-Гонконг, и ЗСТ с Китаем. Мы также приветствовали одобрение обновленной «Дорожной карты» 10-летнего стратегического экономического партнерства АСЕАН-Япония, АСЕАН-США. Сотрудничество в вопросах содействия прозрачности и надлежащей практике нормативного регулирования, а также по линии АСЕАН-США. Сотрудничество в содействии международным инвестициям.

... 128. Мы приветствовали принятие Совместного заявления министров иностранных дел государств-членов АСЕАН и Китая о полном и эффективном осуществлении Декларации о поведении сторон в Южно-Китайском море, а также приветствовали Совместное заявление о применении Конвенции Кодекса для незапланированных встреч на море (CUES) в Южно-Китайском море и Руководящих принципов для обмена горячей линией между высокопоставленными должностными лицами министерств иностранных дел государств-членов АСЕАН и Китая в ответ на чрезвычайные ситуации на море при осуществлении Декларации о поведении Сторон Южно-Китайского моря, которые будут приняты на 19-м саммите АСЕАН-Китай в ознаменование 25-й годовщины установления отношений между АСЕАН и Китаем.

 

3. КНР-Лаос

 

Цель КНР:

... Как и другие коммунистические армии, лаосские военные строго придерживаются модели партийного контроля. Поэтому построение отношений между военными имеет решающее значение для развития интересов Китая.

... Хотя медицинская миссия НОАК в Лаосе может рассматриваться как попытка изолировать Вьетнам, особенно когда две страны участвуют в сложных переговорах по спорным территориям в Южно-Китайском море, Китай играет большую игру в Лаосе с инвестициями в инфраструктуру, целью которых является углубление своей торговли и влияние в Юго-Восточной Азии. В то время как «Поезд мира» НОАК нацелен конкретно на улучшение связей с лаосскими военными, его более широкая цель заключалась в том, чтобы построить мосты, которые помогут Китаю расширить свою мощь далеко за пределами небольшого Лаоса.

... Предлагаемая ж/д Куньмин-Сингапур, предназначенная для прохождения через Лаос и в континентальную Юго-Восточную Азию, предположительно предоставит не имеющим выхода к морю юго-западным районам Китая еще один выход к океану при одновременном усилении регионального влияния Пекина.

... Таким образом, в интересах Пекина быть в хороших отношениях с правящей элитой Лаоса, чтобы проект шел плавно. В декабре прошлого года началось строительство участка лаосской ж/д стоимостью 5,56 млрд долл, который, как ожидается, займет 5 лет. Проект будет финансироваться на 70% Китаем и является крупнейшим в Лаосе инфраструктурным предприятием.

 

Инструментарий достижения цели:

С 27 июля по 6 августа команда доброй воли НОАК распределила 20 000 грузов медицинской помощи, обследовала 6500 пациентов и выполнила более десятка операций для старших лаосских командиров, а также младших офицеров, при чем бесплатно.

Расположенная в столице Лаоса Вьентьяне и северном муниципалитете Луанг Намта на границе с Китаем, миссия обслуживала сначала членов Лаосских народных вооруженных сил и их семей. В частности, врачи НОАК совершили специальные туры в 11-й полк лаосской армии, 703-й полк и команду гарнизона Вьентьяна.

…Кроме того, чтобы позволить военнослужащим НОАК понять Лаоса «из первых рук», миссия «Поезд мира» также предполагала создание личных связей между китайскими и лаосскими вооруженными силами, которые могут быть использованы в будущем.

 

«Препятствие» – «вьетнамский» фактор:

Особые отношения между лаосскими и вьетнамскими вооруженными силами были скреплены во время лаосской гражданской войны, в которой тогдашняя северная вьетнамская армия сыграла незаменимую роль в оказании помощи лаосским революционерам в их победе.

... Сегодня лаосская армия по-прежнему в значительной степени опирается на поддержку Вьетнама, наблюдаемую в частых обменах между высокими командами. На протяжении многих лет тысячи лаосских офицеров прошли обучение в военных академиях Вьетнама.

По мере того, как китайская власть расширяется на юг, Лаос и Вьетнам одновременно борются с тем, как сбалансировать все более уверенно и экономически доминирующий Китай. Хотя Лаос приветствует помощь отовсюду, его коммунистические лидеры, как известно, устали от чрезмерной зависимости от одного донора. В настоящее время Китай является крупнейшим иностранным донором и инвестором Лаоса.

 

Лаос важен для КНР по двум причинам:

Внутрикитайский фактор

Внешнеполитический фактор

Развитие сотрудничества с Лаосом в логистической сфере предоставит доступ к морю (читаем, к внешним рынкам) внутренних регионов КНР

Лаос тесно сотрудничает с Вьетнамом – главным и (что важно) опасным соперником КНР в данном регионе, который (к тому же в свете антисинских настроений партийного руководства Вьетнама) тесно работает с США, а также имеет хорошие отношения с РФ.

 

4. Китай-Мьянма

 

Мьянма для экономики Китая

Мьянма для геостратегии Китая

4 августа стало известно, что Китай вскоре может начать поставлять в Мьянме электроэнергию; это последнее свидетельство того, что двусторонние отношения «оттаивают». Отношения между Китаем и Мьянмой напряжены с 2011 года, когда правительство Мьянмы заблокировало проект по гидроэнергетике, поддержанный Китаем.

Теперь, как сообщает Reuters, энергетические потребности Китая не столь актуальны, как 6 лет назад, поскольку он смещается от промышленного производства к услугам, в то время как новый лидер Мьянмы Аун Сан Су Чжи продемонстрировала, что она намерена улучшить отношения с Пекином.

Согревание соответствует инициативе «Один пояс один путь», в которой основное внимание уделяется международным инвестициям в инфраструктурные проекты и внешнюю торговлю. Фактически, уже есть 3 китайские коммунальные предприятия, которые разработали планы подключения энергосистемы Мьянмы к сети в провинции Юньнань, сообщили источники в Reuters.

Юньнань генерирует почти все свое электричество из гидроэнергетики и передает излишки продукции в восточный Китай, а также в Лаос и Вьетнам. Тем временем Мьянма страдает от серьезного дефицита электроэнергии. Только 1/3 из почти 55-миллионного населения имеет доступ к энергосети, а отключения в крупных городах – не редкость.

Через глубоководный порт Мьянмы на острове Мадэ по планируемому трубопроводу Китай намерен поставлять нефть в свою провинцию Юньнань. Запуск трубопровода был отложен на несколько лет, пока Мьянма не согласилась снизить пошлины за транзит.

Согласно докладу PwC, Мьянма участвует в
2 из 6 экономических коридоров инициативы Китая «Один пояс, один путь» (ОПОП): морско-сухопутный «Бангладеш-Китай-Индия-Мьянма» морской «Китай-ИндоКитай» .

Участие страны в этих 2 коридорах подчеркивает ее геополитическое преимущество в содействии связности между Китаем и Южной Азией, а также в содействии интеграции в рамках блока АСЕАН.

 

 

Коридор Бангладеш-Китай-Индия-Мьянма (BCIM) (наряду с другими подобными инициативами) на востоке должен быть связан с вышеупомянутыми тремя коридорами на западе. Это приведет к огромным выгодам Индии. Это обеспечит современную инфраструктуру и экономическую связь всем странам-участницам Южно-Азиатской ассоциации регионального сотрудничества, которые сегодня являются самым густонаселенным и наименее интегрированным регионом в мире.

Ключевые слова: АТЭС АСЕАН

Версия для печати