МИД: Россия выступает за дипломатическое урегулирование кризиса вокруг КНДР

13:56 02.10.2017 Ксения Симак, журналист


26 сентября отмечается учрежденный Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций Международный день борьбы за полную ликвидацию ядерного оружия. Тем временем, из Вены вернулся директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России Михаил Ульянов, который в составе российской делегации принимал участие в 61-й Генеральной конференции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), где заявил о необходимости дипломатического урегулирования ситуации, возникшей вокруг КНДР.

По словам Михаила Ульянова, Генеральная конференция МАГАТЭ прошла успешно: все резолюции, закладывающие основу деятельности агентства на предстоящий год, были приняты консенсусом. Тем не менее, велись активные споры по резолюции МАГАТЭ «Осуществление соглашения между агентством и КНДР о применении гарантий в связи с ДНЯО».

«Группа единомышленников, в основном западных, представила свой проект, который, на наш взгляд, выходит далеко за рамки компетенции агентства, которое имеет отношение к ядерным делам, но никакого – к ракетам, - заявляет Михаил Ульянов, - И пытаться через МАГАТЭ высказывать неприятие ракетных пусков, которые осуществляет КНДР, - это не совсем уместно и профессионально».

После долгих дискуссий участникам конференции удалось «вычистить» проект и даже усилить политическую составляющую документа, а именно подчеркнуть важность дипломатических усилий с целью урегулирования нынешней ситуации. Директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД уверен, что военный метод разрешения конфликта грозит катастрофическими последствиями не только для Южного региона, но и для всего международного сообщества.

«Военный путь для нас исключен, - утверждает Михаил Ульянов. – Мы его не примем и обсуждать не будем. Что касается российской позиции, то мы исходим из того, что в этой ситуации нужно искать решение путем политико-дипломатических усилий. Опыт Ирана показал, что это возможно. У нас есть с Китаем своего рода “дорожная карта” урегулирования, которая была опубликована, в том числе, и в МАГАТЭ. Там все прописано».

В качестве первого шага российская сторона предлагает снизить накал вокруг волнующей все мировое сообщество проблемы путем проявления «взаимосдержанности»: КНДР прекращает испытание ядерного оружия, а США и Южная Корея, в свою очередь, должны воздержаться от проведения крупномасштабных маневров вблизи территории Северной Кореи, что лишь провоцирует дальнейший рост напряженности. «Такая работа по нашей линии уже ведется, но она непубличная, по понятным причинам», - отмечает российский политик.

Санкции - тоже не выход. В качестве удручающего примера Михаил Ульянов привел санкционные режимы 90-х годов, когда всеобщее эмбарго на военное снаряжение и оборудование было введено в отношении бывшей Югославии и Ирака. Пользы эти режимы не принесли, зато повлекли за собой страдания миллионов людей, а также нанесли невозмещенный ущерб соседям упомянутых государств. «Поэтому санкции – не панацея, и то, что наши американские партнеры делают однозначную ставку на метод санкционного давления, - это путь в никуда. Значит, что они не могут ничего придумать в ситуации, когда требуются творческие и неординарные решения», - убежден директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России.

Кроме того, на данный момент существует реальная угроза выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), ядерного соглашения шести мировых держав с Ираном, заключенного в 2015 году. Арбитром для вынесения оценок о соблюдении Ираном соглашения выступает МАГАТЭ, и за два года не было выявлено ни одного нарушения. Тем не менее, Вашингтон планирует выйти из соглашения, что также может стать причиной усугубления корейской ситуации.

«Если США пойдут по этому пути, у нас будет много головной боли, - уверен Михаил Ульянов. - Это будет очень нехорошим примером для Северной Кореи. Они покажут Пхеньяну, что попытка договориться может быть легко сорвана одной из ключевых сторон без какого бы то ни было повода».

Помимо прочего, Михаил Ульянов сообщил, что сейчас полным ходом идет подготовка к обзорной конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Значительное большинство стран выражает недовольство слишком медленными, по их мнению, темпами ядерного разоружения. Также поддержанию целостности и жизнеспособности ДНЯО угрожает отсутствие прогресса в реализации решений о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ. Напомним, что в мае 2015 года в ходе последней обзорной конференции ДНЯО США, Великобритания и Канада не приняли условия итогового документа именно по причине отсутствия этой зоны. Одним из последствий этого решения стало появление на свет Договора о запрещении ядерного оружия, противоречащего национальным интересам России. Проект договора был одобрен 7 июля в Нью-Йорке, а 20 сентября - открыт для подписания. Документ вступит в силу через 90 дней после того, как его ратифицируют 50 государств. Уже в 2018 году договор может стать действующим международным соглашением. Существуют разные оценки того, насколько вредным является соглашение. Некоторые считают договор проходным документом, имеющим больше символическое значение. Другие считают, что он может иметь очень серьезные негативные последствия.

«К числу негативных моментов я бы отнес несколько вещей, - говорит Михаил Ульянов. - Во-первых, действительно происходит углубление и цементирование водораздела между ядерными государствами с одной стороны, и неядерными – с другой. Для целостности режима ядерного нераспространения это плохо. Кроме того, некоторые положения договора сформулированы очень двусмысленно: нельзя исключать того, что участники попытаются наделить функциями так называемого компетентного международного органа, который будет контролировать процесс ядерного разоружения и надзирать за ним, МАГАТЭ. Между тем, разоружение не входит в число уставных функций агентства – МАГАТЭ заниматься этим не должно и не имеет для этого достаточной компетенции. Поэтому, если такая попытка будет предпринята, то на площадке МАГАТЭ произойдет серьезное дипломатическое сражение: много стран, в том числе большинство участников Совета управляющих, включая Россию, выступят против, и все это будет отравлять международную атмосферу и атмосферу МАГАТЭ».

Также по мнению политика 18 статья договора («Осуществление настоящего договора не наносит ущерба обязательствам государств-участников в отношении существующих международных соглашений, в которых они участвуют, если эти обязательства согласуются с договором о запрещении ядерного оружия» - ред.) предоставляет легальные основания для выхода из того или иного международного соглашения. Таким образом, в отношении этого договора Россия выступает в унисон с США: ни одна из пяти ядерных держав не приняла участия в переговорах.

Ключевые слова: ООН МАГАТЭ Генеральная Ассамблея ООН ДНЯО ядерное оружие КНДР МИД СВПД ядерное разоружение Северная Корея Договор о запрещении ядерного оружия

Версия для печати