В борьбе с будущими американскими санкциями у Ирана может быть много друзей (Нил Бхатия (Neil Bhatiya), World Politics Review)

00:01 27.09.2017 Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, эксперт журнала «Международная жизнь»


Комментарий. Предлагаемый  вниманию читателей перевод статьи из достаточно авторитетного западного аналитического ресурса, де-факто, подтверждает собственное расширенное исследование автора этих строк, представленное на страницах данного журнала в виде двух материалов [1;2]. Тем не менее, когда исследование подготовлено сторонником многополярного мира и «пост-Западного» миропорядка, это одно, но когда об этом вынуждены (по объективным причинам) говорить представили противоположного лагеря – это совсем другое.

Важно отметить, что если еще весной в защиту ядерного соглашения с ИРИ, а также иранской политики Евросоюза активно выступали, прежде всего, представители политико-журналистского пула стран ЕС, то уже осенью в защиту ИРИ от логики намерений США все активнее выступает непосредственно политическое руководство как ЕС, так и отдельных его стран: 

Политическое прикрытие Тегерана Евросоюзом на фоне «ястребиной» логики намерений США
в отношении соглашения по Иранской ядерной программе

Официальная позиция ЕС и его членов на фоне заседания ГА ООН

1) 14 сентября Могерини снова выступила в защиту ядерного соглашения с ИРИ –

крупной победы дипломатии в борьбе с терроризмом в урегулировании самых сложных международных конфликтов.

«Мы … будем продолжать способствовать полному выполнению ядерной сделки с Ираном …», - сказала[i] она.

2) Глава Палаты представителей Бельгии Зигфрид Бракке[ii]: «Мы полны решимости расширить двустороннее и многостороннее сотрудничество с ЕС с Исламской Республикой»,

... Визиты нескольких миссий Бельгийского парламента в Тегеран в последние месяцы свидетельствуют о том, что Брюссель придает большое значение развитию связей с Ираном, и мы считаем, что должны повысить наши национальные интересы, воспользовавшись прекрасной возможностью, которая возникла после подписания и ратификации Совместного всеобъемлющего плана действий («Ядерного соглашения») и активизировала усилия по устранению препятствий на пути расширения торговых отношений », - сказал Брэк.

Бракке подтвердил обещание ЕС защитить план действий против резких нападений президента США Дональда Трампа, который намерен «торпедировать» план действий.

«Совместный всеобъемлющий план действий имеет исключительное значение для Бельгии и ЕС, и мы сделаем все возможное, чтобы обеспечить выполнение всеми обязательствами ЕС», - сказал он.

На 72-й сессии
ГА ООН
(в защиту ИРИ выступила Франция)

19 сентября западные лидеры «схлестнулись» по иранскому вопросу: США и Израиль осудили международное ядерное соглашение с Тегераном, тогда как Франция выступила в его защиту[iii].

... «Иранская сделка была одной из худших и самых односторонних сделок, с которыми когда-либо сталкивались США. Честно говоря, эта сделка является удручающей для США», - сказал Трамп в своем выступлении на собрании.

... Президент Франции Эммануил Макрон наоборот высоко оценил соглашение во время своего выступления и сказал, что отказаться от него невозможно.

«Отказ от этого был бы серьезной ошибкой: несоблюдение соглашения было бы безответственным, потому что это хорошее соглашение, которое необходимо для мира в то время, когда нельзя исключать риск «адского пожара», - сказал Макрон.

Макрон сказал, что он ясно дал понять это Трампу и президенту Ирана Хасану Рухани, когда он встретил их в 18 сентября.

 

Указанное политические прикрытие дополняется продолжающимся интенсивным углублением экономической кооперации Евросоюза с Тегенаном:

 

Австрия

(системная работа Вены в этом направлении продолжается)

1) 21 сентября австрийский «Обербанк» подписал[iv] с 14 иранскими документ о финансовом соглашении на сумму 1 млрд евро.

Финансирование от Австрии планируется для развития гражданских и производственных проектов в Иране, сообщает сайт Центрального банка Ирана.

«Карафарин Банк», «Саман Банк», «Банк Рефах», «Банк Меллат», «Теджарат Банк», «Банк Мелли Иран», «Банк Севера», «Банк Сепах», «Ближневосточный банк», Банк развития экспорта Ирана, EN Bank, Bank Keshavarzi и Parsian Bank, которые будут выступать в качестве банков-агентов, предоставляющих финансовую поддержку государственному и частному сектору ИРИ.

… Обербанк является седьмым крупнейшим кредитором Австрии с балансом около 20 млрд евро (24 млрд долл.).

 

2) Исполнительный директор Oberbank Франц Гассельсбергер сказал[v] иранскому информационному агентству IRNA, что данная знаменательная сделка может стать катализатором для подобных контрактов европейцев с целью проложить себе путь в Иран: «Экономика Ирана не только очень привлекательна для Австрии и Европы, но и для всего мира, потому что у Ирана молодое население, и поэтому существует множество огромных возможностей, в связи с чем для Ирана и международных компаний должны создаваться беспроигрышные сценарии».

  ... Как ранее объявил Гассельсбергер, OesterreichischeKontrollbank, который является главным австрийским органом, который выпускает экспортные кредитные гарантии, будет юридическим лицом, предоставляющим гарантии и охватывающим 99% проектов, включенных в соглашение.

Франция

(Экономическое обоснование прикрытия Тегерана Макроном в ООН)

1) Министерство экономики и финансов Франции планирует предоставить Ирану кредит в размере 70 млн. евро для обновления оборудования и радаров в аэропорту страны, сказал[vi] 19 сентября министр иностранных дел Франции и иностранных дел Жан-Батист Лемойн на встрече с Аббасом Ахаунди (министром дорог и городского развития Ирана) в Тегеране.

Лемойн также сказал, что для компенсации отсутствия европейских и французских банков в Иране правительство Франции определяет механизмы, с помощью которых оно может предлагать межправительственные кредиты Ирану, сообщает агентство Mehr.

Более того, Лемойн объявил, что в октябре Иран посетит министр транспорта Элизабет Борн.

... Французская делегация прибыла в Тегеран в 17 сентября. 20 сентября она будет в Исфахане, чтобы встретиться с официальными лицами, Исфаханской палаты  платы торговли, промышленности, шахт и сельского хозяйства и ее компаниями-членами.

 

2) Глава Иранской платы торговли, промышленности, шахт и сельского хозяйства (ICCIMA) объявил[vii], что к концу предстоящего года объем торговых операций между Ираном и Францией достигнет 4,8 млрд долл.

Выступая на торжественной конференции по торговле между Ираном и Францией в Тегеране, глава ICCIMA Голямхоссейн Шафеи констатировал: «Тегеран и Париж обладают вековыми и сильными экономическими связями, на которые в последние годы влияют политические и ядерные факторы». Чиновник также отметил, что новые условия обещают более сильные отношения между двумя странами.

По его словам, в последние годы между двумя странами были осуществлены обмены высокопоставленными торгово-экономическими делегациями, и несколько меморандумов были подписаны между государственным и частным секторами обеих сторон, включая сделки по покупке пассажирских самолетов "Airbus" и  производстве автомобилей "Peugeot" и "Renault". Кроме того, обе стороны провели заседание Совместной экономической комиссии.

Он подчеркнул, что Иран обладает стратегическим расположением и может подключить Францию ​​к странам Центральной Азии, Кавказа и Ближнего Востока. "При ВВП в 425 миллиардов долларов, Иран остается второй по величине экономикой в ​​регионе, а также второй страной по величине населения, что ведет к снижению ставок риска для инвестиций и максимальной прибыльности", - отметил он.

Позднее Шафеи перечислил несколько сфер для сотрудничества между двумя сторонами, включая энергетику, транспорт, инфраструктуру, окружающую среду, информационные технологии, здравоохранение, сельское хозяйство, туризм и сферы услуг. Иран и Франция могут создать совместное предприятие для производства единого бренда, который может быть экспортирован на рынок, включающий 450 миллионов человек внутри региона.

Глава ICCIMA отметил, что нынешний товарооборот, в размере 2,4 млрд. долларов США между Ираном и Францией, как ожидается, в 2018 году достигнет двухкратного роста.

"Для этого необходимо ликвидировать банковские, таможенные и транзитные барьеры", - подчеркнул Шафеи, выражая надежду на то, что будут подготовлены надлежащие основания для активизации двустороннего торгового сотрудничества между Тегераном и Парижем.

Великобритания

(«союзница» США)

1) Британская компания Quercus (инвестор в сфере возобновляемых источников энергии) инвестирует более 500 млн евро (600 миллионов долларов) в проект солнечной энергии в Иране; строительство начнется в первой половине 2018 г., сказал[viii] агентству Reuters главный исполнительный директор компании.

На новостном сайте Министерства энергетики ИРИ говорится, что сделка была подписана в Лондоне в 20 сентября на церемонии, в которой приняли участие посол Ирана в Британии Хамид Бэидинджад и Алекс Чишолм (секретарь Департамента по вопросам бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Великобритании).

Планируемая электростанция мощностью 600 МВт в центральном Иране станет шестым по величине в мире после проектов до 1,5 ГВт в Китае и Индии.

Диего Биаси (исполнительный директор компании Quercus, которая имеет опыт инвестирования в возобновляемые источники энергии в Европе, сказал агентству Reuters, что фирма решила пойти на такой крупный проект, чтобы получить одобрение от Министерства энергетики Ирана.

«Это проект национального интереса, поэтому мы получили особую поддержку. У нас было достаточно инвесторов, заинтересованных в том, чтобы вместо того, чтобы «дробиться» это по более мелким проектам, которые не дали бы нам те же отношения с министерством, мы решили пойти на это », - сказал он в телефонном интервью. Надежда заключалась в том, что этот проект станет основой для большего количества проектов в сфере солнечной энергетики.

2) Авиакомпания British Airways открыла новый офис в Тегеране[ix] через год после возобновления операций в Иране путем введения рейсов Лондон-Тегеран, доступных 6 дней в неделю. Авиакомпания присутствовала в Иране до тех пор, пока в 2011 г. санкции США не заставили его свернуть деятельность.

 

Еще один нюанс: предложенный вниманию читателей материал был опубликован 30 августа. Однако прошедший месяц в целом и 72-я сессия ГА ООН показали, что «голос разума» (а такие в западном экспертном сообществе раздаются регулярно, правда, часто безрезультатно) все же повлияли на позицию Трампа по иранскому вопросу. Так, на фоне «ястребиной» риторики и прочих маркерах логики намерений, практически незамеченным остались следующие слова госсекретаря США Тиллерсона и их критическое осмысление государственным информационным агентством Турции:

 

Трамп отказался принять решение по ядерному соглашению с Ираном

Тиллерсон[x]: Президент США сказал «нет», когда премьер-министр Великобритании попросила его поделиться своим решением о «сделке» с Тегераном

Президент Дональд Трамп отказался поделиться с мировыми лидерами своим окончательным решением о том, откажется ли он от международного соглашения, заключенного с Ираном по его ядерной программе, сказал 20 сентября журналистам госсекретарь США Рекс Тиллерсон.

Тиллерсон сказал, что в рамках двусторонней встречи в кулуарах сессии ГА ООН премьер-министр Великобритании Тереза Мэй спросила американского президента, но «он сказал «нет».

... «Я не знал, что он собирается сказать, что принял решение», - сказал Тиллерсон. «Я знал, что он собирался, но я не знал, что он скажет, что он это сделал».

 

Основанием для подобной интерпретации весьма витиеватого комментария Тиллерсона может служить тот факт, что журналистско-политологический пул определил главную черту Трампа – примат логики намерений, основанной на блефе. Причем это отмечают, в первую очередь, американские СМИ:

 

msnbc[xi]: Дональд Трамп любит блефовать, несмотря на то, что плохо это делает

... Дональд Трамп любит угрожать, но он склонен не воплощать их в жизнь. У американского президента есть нездоровая привязанность к блефу; Я просто хочу, чтобы он блефовал лучше.

 

К таким же выводам пришло и политическое руководство ЕС (судя по весьма жесткой позиции ЕС в защиту ядерного соглашения с ИРИ в частности и сотрудничества с ИРИ в целом). В свою очередь это может означать, что логика обстоятельств для Трампа и контролирующих его «ястребов» будет формироваться на основе не «американоцентричного» алгоритма.

 

Нил Бхатия (Neil Bhatiya), World Politics Review

 

Администрация Трампа должна учитывать потенциальные экономические проблемы своего предстоящего столкновения с Иранским ядерным соглашением от 2015 г. Отказ США провести повторную проверку соблюдения Ираном ядерной сделки означала бы повторение санкций, что приведет лишь к изоляции США на международном уровне. Если Трамп объявит, что Тегеран нарушает ядерное соглашение, Вашингтон должен быть готов остаться в одиночестве, потому что Иран и его нефтяная промышленность будут бороться с санкциями США и могут рассчитывать на своих европейских и азиатских «нефтяных» клиентов, которые окажут им поддержку.

Согласно законодательству США, Государственный департамент должен уведомлять Конгресс о том, что Иран выполняет ядерную сделку каждые 90 дней. До сих пор администрация Трампа дважды подтверждала соблюдение Ираном, но неохотно. В преддверии очередного срока в октябре растут признаки того, что он готовится обвинить Иран в существенном нарушении ядерного соглашения.

Но есть риски, связанные с тем, что США полностью утвердят санкции в отношении торговли и банковской деятельности. Нежелательная повторная проверка, проведенная Трампом в июле, уже беспокоит других членов P5 + 1, особенно партнеров из Европейского союза. Со своей стороны, правительство президента Хасана Рухани готовится защитить себя от санкций. В преддверии переизбрания в мае Рухани объявил о назначении давнего министра нефти Ирана Биджана Намдара Зангане, который занимал эту должность в правительстве Рухани с 2013 г., а также занимал аналогичные должности в предыдущих правительствах Ирана, начиная с 1983 г. Зангане будет поручено «защищать» иранскую нефть. Он хорошо известен международной нефтяной промышленности и вел переговоры с французской энергетической компанией Total по одной из первых крупных энергетических сделок после санкций. Мастерство Зангане также перевело на его работу в ОПЕК, где он обеспечил Ирану передышку от сокращения производства.

Зангане сталкивается с трудной ситуацией. Несмотря на то, что с момента заключения ядерного соглашения международные санкции были сняты, нефтяная промышленность Ирана по-прежнему страдает от многолетнего недофинансирования. Последние объемы нефти, которые Иран продал, были из хранилищ, накопленных в период санкций; Иран также снизил цены для поддержания объема продаж ключевым клиентам, таким как Китай; кроме того, Иран нуждается в международном опыте для поддержания значительной доли на экспортном рынке. Как видно из последней сделки, полная эксплуатация запасов его природного газа также зависит от хороших рабочих отношений с международными партнерами.

В конечном счете, успех Зангане (а также Ирана) зависит от того, сможет ли Трамп убедить международных коллег следовать его логике, если он откажется от сделки с Ираном. Но Трамп быстро поймет, что крупнейшие клиенты Ирана не будут стремиться сократить свои закупки так же, как это было, когда администрация Обамы в 2012 г. ввела очередные санкции в отношении нефтяных и банковских секторов Ирана. Европейским и азиатским покупателям не нравится подход администрации Трампа к дипломатии в целом; в частности же они не ценят его упорство по вопросу многостороннего ядерного соглашения и не склонны делать Трампу никаких одолжений в продвижении международной распри и «ястребиной» внешней политики, особенно при отсутствии четких и неопровержимых доказательств существенного нарушения Ирана.

Прежде чем Трамп окажется в одиночестве, пытаясь наказать Иран, администрация Трампа должна знать о двух факторах, которые диктуют успех усилий по воссозданию экономических санкций в отношении Ирана: как ЕС отреагирует на «нападение» Трампа на сделку с Ираном и как региональные игроки расценивают свои экономические и стратегические интересы.

 

Стратегия «Америка прежде всего» в отношении будущего ядерного соглашения с Ираном во многом означала бы «Америка в одиночестве»

 

Если ЕС расценит, что решение США объявить Иран в существенном нарушении своих ядерных обязательств является политически мотивированным и не основанным на жестких доказательствах, он не сможет пожертвовать своими растущими экономическими отношениями с Тегераном. Европейские фирмы были одними из первых, кто вернулся на иранский рынок после того, как соглашение было завершено, хотя темпы и масштабы инвестиций сдерживаются стремлением «не нарваться» на другие, все еще существующие санкции США, которые давно нацелены на деятельность Ирана в сфере терроризма и прав человека. Нежелание Европы идти на уступки администрации Трампа будет нарастать, если напряженность ЕС с Вашингтоном ухудшится в связи с изменением климата, расходами по НАТО или новым законодательством США о санкциях в отношении России.

Кроме того, Россия и Китай, как подписанты ядерного соглашения, не чувствуют необходимости соблюдать санкции США и не поставят под угрозу потепление их отношений с Тегераном по приказу Трампа.

…Индия (крупный покупатель иранской нефти и близкий партнер США) также будет сопротивляться любому обязательству соблюдать новые санкции США. Трамп может иметь тесные отношения с премьер-министром Индии Нарендрой Моди … но тесная связь с Тегераном – это линия более широкой стратегии Индии в Южной Азии. Индия сократила импорт иранской нефти в краткосрочной перспективе, главным образом в ответ на отказ от возможности индийской компании добывать природный газ в Иране. Но Индия совершает стратегические и экономические инвестиции в Афганистан, которые принесут плоды, если Нью-Дели построит надежные транспортные связи через Иран. В проекте национальной энергетической политики Индии особо отмечается важность ее соседства с ИРИ для будущей энергетической безопасности, включая еще не завершенные трубопроводные инфраструктурные проекты с Ираном. Если недавно обнародованная стратегия Трампа относительно войны в Афганистане опирается на более широкую роль в Индии, ее будет сложно выполнить, если США также столкнутся непосредственно с Ираном.

Эта сложная международная динамика должна заставить администрацию Трампа «взять паузу», поскольку ей необходимо пересмотреть, как преодолеть влияние Ирана на Ближнем Востоке. Стратегия «Америка прежде всего» в отношении будущего ядерного соглашения с Ираном во многом означала бы «Америка в одиночестве». Если остальной мир не пошел на выход из Иранского ядерного соглашения (учитывая огромные коммерческие издержки), односторонний выход США из ядерного соглашения было бы примером политического авантюризма, и авантюризма пустого.

Ссылка на оригинал: https://www.worldpoliticsreview.com/articles/23023/iran-may-have-a-lot-of-friends-in-a-future-sanctions-fight-with-the-united-states

 


Список использованной литературы:

I. Список работы автора по данной теме

  1. Бакалинский М. Сирийский театр геополитических действий. Часть 1: Экономическое восстановление Сирии как признак формирования «пост-Западного» миропорядка. [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/18304 (Дата обращения: 26.09.2017).

  2. Бакалинский М.  Сирийский театр геополитических действий. Часть 2: Иранская «карта». [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/18329 (Дата обращения: 26.09.2017).

 

II. Список источников иллюстративного и фактического материала

[i] https://financialtribune.com/articles/national/72312/eu-sees-no-parallel-between-tehran-pyongyang

Ключевые слова: Иран

Версия для печати