Сирийский театр геополитических действий. Часть 2: Иранская «карта»

12:34 16.09.2017 Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, эксперт журнала «Международная жизнь»


Перелом на сирийском театре геополитических действий отразился не только на ситуации в самой Сирии [1], но и на регионе в целом. Одним из знаковых изменений можно считать трансформация роли Ирана – превращение его в «замковый камень» Передней Азии. Именно этому процессу и посвящен данный материал.

Однако, говоря об усилении Ирана, следует поместить его в более широкий контекст и совершить небольшой экскурс в события последних 2 лет. Подписание в 2015 г. Совместного всеобъемлющего плана действий относительно ядерной программы с Ираном позволило ему не только освободиться от части санкций, но и приобрести серьезных экономических партнеров, крайне заинтересованных в 80-милионном рынке, которым является Иран. Такими экономическими партнерами стали государства, относящиеся к категории «Большой Запад» – ЕС и Южная Корея. Экономическое сотрудничество с данными партнерами во многом и сыграло важнейшую роль в трансформации Ирана из регионального актора в важнейшую геополитическую политическую фигуру на Ближнем Востоке: Тегеран приобрел не только денежные средства, столь необходимые ему после длительного пребывания под санкционным давлением, но и политическое «прикрытие» от Вашингтона, которое, к слову сказать, Европа с целью защитить свои инвестиции и долгожданный огромный рынок сбыта (помним о кризисе перепроизводства в ФРГ в частности и в ЕС в целом) уже успела неоднократно продемонстрировать (наиболее ярким примером этого стала «ястребиная» реакция европейских СМИ на выступление Трампа на Мусульмано-исламском форуме в Саудовской Аравии, в которой Трамп представил ИРИ как одну из угроз современному миропорядку).

Дополнительным удачным ходом Тегерана в этой связи следует считать переизбрание на пост президента «голубя» Хасана Рухани: в случае избрания «ястреба» «европейская карта» могла быть поставлена под угрозу, а конфронтация ЕС с США из-за иранской политики Вашингтона Тегерану очень даже выгодна. Одновременно с этим Тегеран в лице Южной Кореи смог найти противовес европейскому капиталу (а значит и политическому влиянию), заручившись дополнительным источником финансирования, намного превосходящим европейский[1]. 

Таким образом, перелом ситуации в Сирии в сочетании с удачной комбинацией духовного руководства ИРИ привели к тому, что

Киссинджер предупредил[i], что победа над ДАИШ может привести к формированию «радикальной иранской империи» на Ближнем Востоке.

«В этих обстоятельствах традиционная поговорка о том, что враг вашего врага может считаться вашим другом, больше не применяется. На современном Ближнем Востоке враг вашего врага может также быть вашим врагом. Ближний Восток влияет на мир волатильностью его идеологий, а также его конкретными действиями », - писал он в статье на прошлой неделе для ресурса CapX.

«Война всего мира против ДАИШ может служить наглядным примером. Большинство врагов ДАИШ, включая шиитский Иран и ведущие суннитские государства, согласны с необходимостью его уничтожить. Но какая организация должна наследовать территорию ДАИШ? Коалиция суннитов? Или это будет доминион Ирана?

«Ответ неуловим, потому что Россия и страны НАТО поддерживают противоположные стороны. Если территория ДАИШ будет занята иранской армией или сирийскими силами, обученными и направленными ИРИ, результатом может быть территориальный пояс, идущий от Тегерана до Бейрута, что может означать появление иранской радикальной империи », - писал он.

Но чего именно смог добиться Иран, что заставляет Киссинджера, говоря языком дипломатии, «выражать обеспокоенность»?

Начнем с главной цели Ирана – создания «Шиитского полумесяца» Иран-Ирак-Сирия-Ливан. Анализ ситуации на сирийском театре геополитических действий, а также анализ оценок происходящего показал, что данный «полумесяц» оформился:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фактически

 

 

 

 

 

 

Ирак

1)       Парламент Ирака, несмотря на возмущения представителей суннитов, предоставил «Силам народной мобилизации» (проиранское шиитское ополчение численностью почти 100 тыс.) статус «вспомогательные силы поддержки сил безопасности Ирака»[ii]. Решение поддержали 208 из 327 депутатов национального парламента Ирака. Отмечается, что этот закон позволит шиитским ополченцам выполнять военные задачи, а также задачи по обеспечению безопасности по приказу премьер-министра. Сам премьер аль-Абади поддержал такое решение.

2)       Спонсируемое Ираном шиитское ополчение Ирака «Бригады «Хезболлы» предупредило США[iii], что они должны покинуть Ирак, когда ДАИШ будет побежден или рискуют столкнуться с новой войной, сообщает иранское информационное агентство Fars.

3)       ... Издание TheWashingtonTimes обратилось[iv] к объединенному оперативному командованию Ирака с вопросом, планирует ли оно сотрудничать с поддерживаемыми Ираном ополченцами после того, как ДАИШ потерпит поражение, но в командовании прямо отвечать отказались.«Оборона сил является критическим элементом коалиционных операций. Однако, чтобы обеспечить оперативную безопасность, защиту сил и тактическую внезапность, мы не подтверждаем или не опровергаем информацию о возможностях, численности войск, местах или попытках будущих операций в Ираке и Сирии или с ее территории. Силы всегда готовы действовать в порядке самообороны и соответственно планировать», - сообщили в командовании.

 

 

Ирак-Сирия

18 июня сирийские правительственные солдаты при поддержке добровольцев из Народных бригад обороны впервые за последние годы соединились с войсками иракской армии, взяв под свой контроль огромную территорию в полузасушливом юго-восточном регионе Сирии в Аль-Бадии[v].

Это является признаком сотрудничества между братским иракским и сирийским военным руководством для обеспечения общих границ », - заявил генерал сирийской армии на условиях анонимности в интервью частной телевизионной новостной сети« Аль-Ихбарий аль-Сория».
Генерал сказал, что место встречи для иракских и сирийских сил находится к северо-востоку от базы Ат-Танф, где военные США обучают антиправительственных боевиков-такфиристов.

 

Ирак-Ливан

Между ливанской «Хезболлой» и некоторыми представителями военно-политического руководства Ирака образовалось «недопонимание»[vi] из-за решения ВС Ливана и «Хезболлы» договориться с боевикам ДАИШ о передислокации ДАИШ с позиций на ливано-сирийской границы вглубь Сирийской пустыни – ближе к сирийско-иракской границе.

Но!

Заместитель лидера «Хезболлы»[vii] У нас нет проблем с правительством Ирака. У нас могут быть незначительные расхождения, которые можно разрешить.

Политически

NationalInterest[viii]: Россия сыграла важную роль в поддержании ирано-иракско-сирийского «шиитского полумесяца»

Следующим важным участком Ближнего Востока, где Иран смог усилить свои позиции, является «мягкое подбрюшье» Израиля – Сектор Газа. Как известно, еще недавно в свете (ставшего уже классическим) политического противостояния «Хамас»-«Фатх» Тель-Авив если не контролировал ситуацию, то, по крайней мере, «держал руку на пульсе».

Теперь же ситуация не просто иная:

07 августа министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф принял делегацию высокопоставленных представителей «ХАМАС»[ix]. Делегация прибыла принять участие в церемонии приведения к присяге президента Ирана Хасана Рухани.

Согласно заявлению «ХАМАС», «этот визит открыл новую страницу в наших двусторонних отношениях с Ираном, направленную на то, чтобы противостоять общему врагу и поддержать Палестину, мечеть Аль-Акса и сопротивление [против израильской оккупации]».

В заявлении также приводятся слова Зарифа о том, что Иран планирует «поддерживать отношения с палестинскими группировками во главе с «ХАМАС» и продолжать оказывать поддержку палестинскому сопротивлению».

Отношения между двумя сторонами были напряженными с начала конфликта в Сирии в 2011 году. Отказ «Хамаса» поддержать режим президента Башара Асада (главного союзника Ирана в регионе) разозлил Тегеран, что побудило его прекратить финансовую и военную помощь движению в секторе Газа.

Согласно палестинским источникам, указанным в материалах ресурса «Ашарка Аль-Аусата», решение «ХАМАС» об установлении более тесных связей с Тегераном было частично вызвано недавним выходом «ХАМАС» из группировки «Братья-мусульмане» (частью которой оно являлось) наряду с объявлением «ХАМАС» президентом США Трампом террористической группировкой.

 

Но и (главное) получает развитие, причем в неприятном для Израиля направлении:

 

Движение палестинского сопротивления в Газе ХАМАС готов к новому конфликту с Израилем[x]. Об этом 10 сентября заявил глава израильского агентства по делам израильского правительства («Шин-бет») на заседании кабинета безопасности при премьер-министре Израиля Биньямине Нетаньяху.

Начальник службы Shin Bet Надав Аргаман сказал, что ХАМАС восстановил свои отношения с Ираном после более прежних разногласий по поводу конфликта в Сирии и направил ресурсы на подготовку к «еще одной конфронтации с Израилем», сообщает The Jerusalem Post.

Аргаман, как сообщается, отметил, что ХАМАС по-прежнему представляет серьезную угрозу безопасности Израиля

 

Катар в свете начавшегося давления на него со стороны монархий Персидского залива вынужден был «бросить» «Хамас», а Иран «подобрал»?

 

Если так, то

 

1) Израиль оказывается в «клещах»: «Хезболла» – Сирия – «Хамас»:

 

Говоря об «иранских клещах», нельзя не упомянуть о «Хезболле», которая не только усиливается как военная организация, но и демонстрирует рост влияния именно как законная часть политического мира Ливана (тот самый страшный сон Тель-Авива)

 

«Хезболла» подталкивает Ливан к режиму Асада, отдаляя Бейрут от нейтралитета[xi]

... Правительство Ливана в 2012 г. приняло политику «диссоциации», направленную сохранение невмешательство Ливана в региональные конфликты, таких как в Сирии даже тогда, когда «Хезболла» послала бойцов помочь Асаду, который также связан с Ираном.

... Хотя Ливан никогда не разрывал дипломатические или торговые связи с Сирией, правительство президента Мишеля Ауна избегало иметь дело с сирийским правительством в официальном качестве[2].

Однако на этой неделе правительственные министры от «Хизболлы» и шиитской партии «Амал» планируют посетить Дамаск.

Хотя правительство, ссылаясь на политику диссоциации, отказалось санкционировать визит как официальный, министр промышленности Хусейн Хадж Хассан (член «Хезбаллы» настаивал, что они будут в Дамаске в качестве представителей правительства.

«Мы встретимся с министрами Сирии как министры, мы проведем переговоры по некоторым экономическим вопросам как министры», - сказал Хасан в интервью «Аль-Манар ТВ» (телеканалу «Хезбаллы».

... «Де-факто, политика диссоциации закончена», - сказал Набиль Бумонс (обозреватель ливанской газеты «Аль-Нахар»).

 

2) Крайне важно: выход «ХАМАСА» из-под «зонтика» «Братьев-Мусульман» – это канал для диалога с Египтом, для которого «Братья-мусульмане» – экзистенциальный враг.

 

3) Потеснение Турции, правящее руководство которой относится к движению «Братья-мусульмане».

 

Правда, в свете продолжения налаживания контактов Катара с Ираном (о чем мы ранее знакомили читателей [2]), причем с выгодных именно для Ирана позиций (Катар все также находится под давлением санкций, введенных монархиями Персидского залива и их ближневосточными союзниками) можно предположить, что финансовая сторона «Хамаса» остается за Катаром, а Иран осуществляет «геополитическое» руководство движением.

 

«Нервозность» Тель-Авива по поводу усиления позиций Ирана в регионе наблюдается

 

На коммуникативно-медийном уровне

На уровне спецслужб

1) Иранский парламент одобрил законопроект, предусматривающий выделение 520 млн долл., при этом средства пойдут не только на ракетную программу, но и на дополнительное! финансирование подразделения Quds – иранских ССО для действия за пределами страны[xii].

Сейчас закон принят в первом чтении и готовится для принятия во втором, после чего будет передан религиозным властям для утверждения его в качестве нормативно-правового акта государства.

 

2) В выпуске новостей израильского телеканала «Канал 2» от 16 августа сообщалось, что Иран строит объект на северо-западе Сирии вблизи прибрежного города Банияс средиземноморского побережья для производства ракет дальнего радиуса действия[xiii]; телеканал представил спутниковые снимки (сделанные израильским спутником), которые, по его словам, относятся к строящемуся объекту.

Снимки зданий сравнивались с объектом вблизи Тегерана, и было отмечено, что между ними большое сходство.

На минувшей неделе премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху предупредил, что Иран укрепляет свои позиции на территории своего союзника на фоне вытеснения боевиков ИГ, и сказал, что Израиль следит за событиями и будет действовать против любой угрозы.

Сначала вышеуказанное сообщение о готовящемся визите главы Моссада Йозефа Коэна в Вашингтон, а теперь и заявление самого Коэна по поводу ИРИ:

 

«Иран работает над тем, чтобы заполнить вакуум в регионах Ближнего Востока, освобожденных от ИГИЛ»

... Коэн сказал[xiv], что, с тех пор, как сделка, известная как «Совместный всеобъемлющий план действий», была утверждена в 2015 г., Иран вступил в период экономического роста, и что недавние соглашения Тегерана с международными фирмами укрепляют экономику Исламской Республики.

 

 

Говоря об Израиле, важно отметить изменения настроения ливанского политикума в контексте иранской «карты»:

 

Либеральные силы

«Хезболла»

(фрагмент интервью заместителя лидера «Хезболлы» телеканалу RT)

В интервью французской газете Le Monde [премьер-министр Ливана] Харири[xv] сказал, что израильский режим хорошо знает, что в Ливане нет ракетных заводов.

Он сказал, что израильтяне часто начинают «кампании лжи» против Ливана и, например, цитируют и опровергают избитое израильское заявление о том, что «Хезболла» контролирует Ливан.

В этой связи он подчеркнул, что «Хезболла»существует в системе государства. «Он находится в правительстве и имеет сочувствующих в стране (1), но это не значит, что он контролирует весь Ливан».

В другом своем выступлении ливанский высокопоставленный чиновник подчеркнул, что главная проблема между режимом Бейрута и Тель-Авива заключается в том, что израильские официальные лица всегда говорят о безопасности и войне, но никогда не говорят о мире (2).

 

Это похоже на формирование конструктивных отношений либеральных сил Ливана и «Хезболлы» (1), а также (что крайне важно) – на оформленность антиизраильской платформы (2).

«Мы не возражаем против поставок вооружения в адрес ВС Ливана от США. Единственный источник, который мы отрицаем – это Израиль»[xvi]

.

 

При этом очень важно отметить, что антиизраильская платформа в Ливане с участием «Хезболлы» включает не только правительственный, но и высший уровень:

 

В интервью египетскому телевидению [президент Ливана] Аун намекнул, что «Хезболла» и Вооруженные силы Ливана работают бок о бок.

«Ливанская армия недостаточно сильна, чтобы в одиночку бороться с Израилем», заявил он. «Из-за этого, нам необходима «Хезболла». Между нами нет никакого противоречия. Члены «Хезболлы» южане, они «люди земли». Они защищают себя, когда Израиль угрожает или ущемляет их».

Аун сказал, что оружие «Хезболлы» не считается проблемой для Ливана[xvii].

 

а также указать на личные связи президента Ауна и «Хезболлы» [3]:

 

 Мишель Аун родом из Харет Хреик – где расположена штаб-квартира «Хезболлы»[xviii].

Он поддерживает связь с Хасаном Насраллой[4] как с братом, а не как две политические силы.

 

Кроме ливанского трека для понимания усиления роли Ирана в регионе необходимо обратить внимание на характер взаимоотношений Тегерана с другими системными акторами в регионе, в частности с Турцией и Катаром.

 

Ранее мы отметили, что выход «Хамаса» из состава «Братья-мусульмане» есть «потеснение» позиций Турции. Вполне вероятно, что этот факт на фоне побед в Сирии Башара Асада, а также проиранских местных сил способствовал сближению Анкары с Тегераном не столько на уровне вербальных интервенций политиков, сколько на уровне высшего военного командования:

 

 

Визит в Турцию иранского генерала Мохаммада Бакери (начальника Генерального штаба Исламской Республики Иран) является последним признаком того, что Анкара наращивает сотрудничество с другими державами, такими как Иран и Россия[xix].

Бакери встретился со своим турецким коллегой 16 августа и с министром обороны Турции Нуреттином Каникли. По словам турецких СМИ это первый визит начальника Генерального штаба ИРИ с момента Исламской революции 1979 г.

Позже в этот же день, 16 августа, Бакери должен был встретиться с президентом Тайипом Эрдоганом.

Турция и Иран поддержали соперничающие стороны в шестилетнем конфликте в Сирии.

Турция обеспокоена тем, что сирийский хаос усиливает курдские силы, которые, по словам Анкары, тесно связаны с давним повстанческим движением в его юго-восточных районах Турции, а также с боевиками ДАИШ, которые совершали нападения внутри Турции. Поэтому Турция работает с Ираном и Россией, чтобы снизить интенсивность боевых действий в некоторых районах [Сирии].

По словам иранского источника, вместе с Бакери в Турцию прибыл глава сухопутных войск Корпуса стражей Исламской Революции – самого мощного подразделения безопасности Ирана.

Иранский источник сказал, что помимо войны в Сирии стороны обсудят конфликт в Ираке, а также займутся курдскими боевиками в турецко-иранском приграничном регионе, где, по данным турецких СМИ, Турция начала строительство пограничной стены.

... «После начальника Генерального штаба ИРИ в Турцию прибудет и начальник Генерального Штаба России», - сказал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. 

 

Встреча оказалась результативной:

Турция и Иран нарастят сотрудничество в военной области[xx]

 

Важный нюанс: данное сообщение взято из издания Катара. Обращаем внимание читателей на почти дружескую риторику издания в адрес ИРИ, Башара Асада! и блока ИРИ-Турция-РФ

 

Для сравнения государственные СМИ Турции в отношении Асада подчеркнуто используют канцеляризм «режим», а при освещении боевых действий стараются представить действия вооруженных сил, лояльных Асаду, как действия агрессивные и «не демократические».

 

О значении данного соглашения может говорить сообщение о «визите главы Пентагона в Анкару в ближайшие дни».

 

Анализ ситуации показывает, что ИРИ углубляет сотрудничество не только с Турцией, но и с Катаром, образуя при этом с ними своего рода «Ближневосточную тройку», сотрудничество в рамках которой углубляется[5]:

 

Турецкая компания UnitInternational заявила о подписании соглашения с Иранским инвестиционным холдингом «Гадир» и российской государственной нефтяной компании «Зарубежнефть» на сумму 7 млрд долл. для бурения нефти и природного газа в Иране[xxi].

В заявлении, опубликованном 15 августа, турецкая компания сообщила, что три компании инвестировали в буровые работы, которые будут осуществляться на трех нефтяных месторождениях и одном крупном месторождении природного газа в Иране.

Он добавил, что консорциум также сможет развернуть работу в других районах Ирана, сообщает агентство Reuters.

В UnitInternational заявили, что все три компании подписали соглашение в качестве равноправных партнеров и добавили, что это стало первой трехсторонней сделкой, подписанной иранской компанией с иностранными партнерами.
Общие запасы на трех нефтяных месторождениях составляют 10 млрд барр.,  месторождения будут производить 100 000 барр./сутки, говорится в отчете, добавив, что месторождение природного газа имеет производственную мощность 75 млрд м3/год.

Еще пример углубления кооперации «Ближневосточной тройки» Катар-Турция-ИРИ:

Мохаммед бин Махди Аль-Ахбаби (член правления Торгово-промышленной палаты Катара) сказал[6]: «Новый маршрут между Турцией и Катаром через Иран сократит расходы на перевозку грузов примерно на 80% по сравнению с воздушным транспортом», сообщила англоязычная газета Дохи «Полуостров»[xxii].

новый наземный маршрут от турецкого города Мардин до порта Бушер в Иране еще больше сократит продолжительность – до 2-3 дней.

 

Важное:

в ближайшие дни даже соседние страны Турции и Ирана, такие как Россия и Пакистан, могут также воспользоваться новым наземным маршрутом для экспорта своих товаров в Катар.

 

Ключевое:

в отличие от ранее использовавшегося маршрута через КСА маршрут Турция-Иран-Катар будет иметь меньшее количество контрольно-пропускных пунктов, что обеспечит более быстрое движение грузовиков.

 

В этой связи КСА рискует остаться без солидного источника денежных средств, что является крайне важным для Королевства в условиях стабильно низких цен на нефть:

 

если нефтяные котировки останутся в диапазоне, в котором ожидают саудовцы (43-50 долл./барр.), дефицит бюджета КСА в 2017 г. составит7,7 % ВВП, что ниже аналогичных показателей 2015-16 гг., но все же не устраивают Эр-Рияд [xxiii].

 

В то же времяпо оценкам западных экспертов бюджет КСА на 2017 г. сверстан из расчета 75 долл./барр[xxiv].

Однако наиболее важным моментом в сближении ИРИ с Катаром является афганский трек, в частности «талибская карта». Талибы поддерживают контакты с КНР, имеют выходы на ИРИ, их не считают террористами в РФ, они работают с Пакистаном, но руководство талибов находится … в Дохе. Анализ ситуации в Афганистане в последние месяцы показал резкое усиление позиций ИРИ, РФ, а также рост активности талибов, причем направленной не столько против официального Кабула, сколько против США (подробнее см. наш предыдущий анализ [3]). Мы предполагаем, что изменение позиции талибов  (их «сговорчивость») вызвана именно сближением Катара, в том числе, с ИРИ.

Анализ последних событий показал, что Иран еще активнее включился в Большую игру в Афганистане:

В Иране самолетам Соединенных Штатов Америки (США) запретили пересекать воздушное пространство страны[xxv]. Об этом сообщает FARS.

… Согласно информации издания, в случае нарушения воздушного пространства самолеты будут получать предупреждение от базы противовоздушной обороны, что иранское командование расценивает как "наименьшую из возможных реакций".

 

Афганистан – внутриконтинентальное государство, не имеющее выхода к Мировому океану. Если исключить «иранский маршрут», а также риски «пакистанского», о чем Трампа предупреждают американские же эксперты:

 

Nationalinterest[xxvi]: …стратегическое значение маршрутов поставок НАТО, которое тянется через Пакистан, никогда не было более сильным. Исламабад закроет их в одно мгновение, как это произошло в течение семи месяцев в 2011 и 2012 гг., если отношения еще более ухудшатся.

 

у США остаются один маршрут доступа в Афганистан: через Среднюю Азию. В свою очередь тот регион, который находится на пути к Средней Азии, будет иметь стратегическое преимущество. Этим регионом может быть или Россия, или Турция: ни один, ни другой регион в свете сложившейся международной обстановки для США, мягко говоря, не выгоден. Так, Турция недавно заявила о своей поддержке Пакистана на фоне его противостояния с США на афганском треке[xxvii]. Более того, в настоящий момент отношения Турции и США находятся на «историческом минимуме», причем отмечают это не столько российские эксперты или автор этих строк, сколько западные комментаторы.[xxviii]

 

Одновременно с этим наблюдается постепенная трансформация «Ближневосточного стратегического тандема» РФ-ИРИ» в «Евразийский»:

 

Ожидается, что переговоры между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Ираном о временном соглашении о ЗСТ будут завершены к очередному саммитом ЕАЭС, который запланирован на 11 октября, заявил[xxix] 16 августа председатель Совета Евразийской экономической комиссии (ЕАЭК) Тигран Саркисян.

«Было принято решение ускорить работу по подписанию соглашения с Ираном. Мы ожидаем, что документ будет подписан в 2017 г, - сказал Саргсян журналистам после заседания Евразийского межправительственного совета в Астане.

В июне ЕАЭК (основной исполнительный орган ЕАЭС) заявила, что ЕАЭС и Иран завершили работу над текстом соглашения о временной ЗСТ, и что стороны продолжат переговоры о либерализации взаимного доступа к рынкам и координации тарифных обязательств в ближайшем будущем.

 

Нюанс: председателемЕАЭК является гражданин Армении, а Армения – это давний канал связи с турецкими курдами, с которыми ИРИ еще с осени прошлого года ведет переговоры.

 

Еще одним «деликатным» для Турции моментом является политика ИРИ в отношении турецких курдов:

 

Анкару больше всего испугало то, что курды из PKK руководятся командирами шиитской милиции «Хашид Шааби»[xxx]. Воюющие под флагом шиитского имама Хоссейна, ополченцы отрядов «Хашид Шааби» и курды PKK наступают на позиции «Исламского государства» к западу от Мосула.… Между тем, не только турок, но и США, должна ещё больше взволновать объявленная цель наступления ополченцев «Хашид Шааби» и курдских пешмерга PKK — как сообщает Associated Press, отрезать Мосул от сирийской Эр-Ракки, поскольку между этими городами проходят пути снабжения боевиков ИГ.

 

Может быть, поэтому Эрдоган так «спешит» в Тегеран?

 

Заместитель министра иностранных дел по Азии и Океании Рахимпур выразил оптимизм[xxxi] в отношении того, что переговоры в Астане ведут к установлению мира в Сирии и стабильности в регионе.«К счастью, Тегеран и Анкара придерживаются аналогичных взглядов по региональным вопросам, в частности, о необходимости сохранения суверенитета, территориальной целостности, а также укрепления национальной солидарности между этническими и политическими группами в Ираке и Сирии», - подчеркнул он.

... Чиновник выразил надежду, что в ходе предстоящего визита в Тегеран г-на Тайипа Эрдогана будут приняты эффективные меры для реализации намеченных целей (рост товарооборота до отметки 30 млрд долл.) путем выделения надлежащего оборудования и объектов в рамках Совместной экономической комиссии Ирана и Турции.

Юмит Ялчин (заместитель министра иностранных дел Терли), со своей стороны, сказал, что отношения между Ираном и Турцией находятся на правильном пути, и активизация взаимодействия между должностными лицами обеих сторон будет способствовать укреплению двусторонних отношений.

 

 Возвращаясь к сближению ИРИ с ЕАЭС, важно подчеркнуть не столько экономический характер последствий этого, сколько его

 

Геостратегический характер

Геополитический характер

ЗСТ между ИРИ с ЕАЭС – это первый шаг на пути реализации предложенной на министерском саммите БРИКС концепции «БРИКС+»[xxxii], предполагающей  включение в орбиту блока региональных ассоциаций, связанных с каждым из членов БРИКС.

 

Таким образом, ЗСТ с ИРИ – это

 

1)       Мощное усиление БРИКС на ближневосточном направлении;

2)       Мощное усиление БРИКС в плане использования национальных валют:
у ИРИ огромный опыт работы с валютными свопами не только с Турцией, Южной Кореей, но и (что главное) с Индией – важнейшим членом БРИКС (на министерском саммите БРИКС участники выступили за  расширение использования национальных валют во взаиморасчетах между собой).

На фоне углубления экономической кооперации Ирана с Южной Кореей ЗСТ ИРИ с ЕАЭС дает Тегерану не столько дополнительное пространство для маневра с ЕС, которому рынки ИРИ нужны «как воздух», сколько рычаг давления на ЕС. Читатели помнят, что ИРИ для ЕС настолько важен, что Брюссель в целом и члены ЕС в частности готовы даже защищать ИРИ от США. Достаточно вспомнить хотя бы реакцию европейских СМИ на «ястребиные» заявления Трампа в адрес ИРИ в ходе его первого визита в КСА (подробнее об этом см. ниже).

 

Таким образом, недавняя угроза[xxxiii] президента Ирана[7] о выходе из «ядерного соглашения» – это, прежде всего, повышение ставок Тегераном, направленное в адрес ЕС: сигнал о возможном уроне экономическим интересам ЕС, что (как правило) является очень большим стимулом для демонстрации Брюсселем Вашингтону своей независимой политики. 

В завершении следует обратить внимание на еще один формат с участием ИРИ, образовавшийся в сфере усиления роли ИРИ на Ближнем Востоке. В одном из предыдущих исследований мы отмечали сближение РФ с Катаром на фоне санкций, введенных монархиями Персидского залива и их союзниками [3]. Анализ ситуации показал, что спарка «РФ-Катар» трансформировалась в еще один «Ближневосточный треугольник» «РФ-Катар-ИРИ»:

24 августа министерство иностранных дел Катара объявило[xxxiv], что «государство Катар выразило стремление укрепить двусторонние отношения с Исламской Республикой Иран во всех областях» и, как сообщается, информировало Иран по телефону о планах вернуть посла Катара в Тегеран впервые с тех пор, как Катар расторг отношения в 2016 г.


Важно: между Катаром и Ираном создана свободная экономическая зона[xxxv] в иранском городе Бушере, которая была создана в рамках двустороннего соглашения в 2014 году.

 

В этом случае открывается путь (по крайней мере) к дискуссии на тему ЗСТ Катара с ЕАЭС. В сочетании с форсированием работы над ЗСТ между ЕАЭС и ИРИ дополнительно усиливает РФ в вопросе маршрутизации ОПОП, в частности усиливает на Ближневосточном участке Морского маршрута, который КНР активно разрабатывает [1] с целью диверсификации  сухопутных, главные из которых пройдут через «зону непосредственных интересов» РФ. Развитием связей по линии Катар-РФ может стать вероятная материализация «страшного сна» американского СПГ – «Газового картеля»:

 

Катар – №1 по экспорту СПГ, Россия – №3, однако в случае успешного запуска проектов «Ямал СПГ» и
СП «Роснефти» и ВР Россия станет №2 по экспорту СПГ.

 

Таким образом, на фоне усиления Тегерана на Ближнем Востоке мы наблюдаем формирование двух альянсов с его участием:

 

1) Катар-Турция-ИРИ;

2) Катар-ИРИ-РФ.

 

Подводя итоги, отметим, что усиление роли Ирана в Передней Азии и на Ближнем Востоке в целом позволяет России с учетом близости геополитических интересов усиливать свои позиции за счет кооперации с цепочками партнеров, выстраиваемых Тегераном, тем самым уравновешивая присутствие КНР на Ближнем Востоке. Это позволит Москве максимально «уравновесить» позиции Пекина в его инициативе «Один пояс, один путь», в частности в рамках его Морского коридора.  

 

В целом, подъем Ирана и его становление как важнейшего геополитического игрока на Ближнем Востоке на завершающем этапе сирийского театра геополитических действий с учетом конструктивного сотрудничества с региональными акторами, а также партнерами глобального уровня и сторонниками «пост-Западного» миропорядка является дополнительным сильным звеном в цепи евразийского альянса.

 

Список использованной литературы:

I. Список работы автора по данной теме

  1. Бакалинский М. Сирийский театр геополитических действий. Часть 1: Экономическое восстановление Сирии как признак формирования «пост-Западного» миропорядка. [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/18304 (Дата обращения: 15.09.2017).
  2. Бакалинский М. Остракизация Катара: ситуация и расстановка сил (обзор региональных СМИ и СМИ ведущих международных акторов). [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/17711 (Дата обращения: 15.09.2017).
  3. Бакалинский М. Афгано-пакистанский трек Вашингтона: логика намерений и логика обстоятельств. [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/18246 (Дата обращения: 15.09.2017).

 

II. Список источников иллюстративного и фактического материала



[1] Чтобы данный фрагмент исследования не выглядел декларативным, подробное изложение фактического материала читатели смогут найти в Приложениях.

[2] На совести автора материала «забытый» факт: 7 ноября 2016 г. президент Ливана Мишель Аун встретился с делегацией правительства Сирии. Важно:это была первая иностранная делегация, принятая Ауном после его избрания президентом Ливана.

[3] В условиях объективного усиления роли Ирана в регионе в целом и в Ливане в частности у Бейрута возникает не менее объективное желание иметь «противовес» Тегерану, на роль которого идеально подходит Москва: Шансы российских нефтегазовых компаний выиграть лицензии на разведку и добычу нефти и газа в Ливане достаточно высоки, заявил в интервью телеканалу «Россия 24» глава правительства Ливана Саад Харири.

… “В настоящее время ситуация складывается очень хорошо, и у них (российских компаний — ред.) есть большой шанс выиграть эту лицензию. А мы пытаемся делать все возможное, чтобы предоставить им все условия для этого

[4] Подтверждением этого является посещение Ауном концертов в честь «Хезболлы» еще до своего избрания на пост президента Ливана.

[5] Читатели помнят, что с момента начала «катарского кризиса» Турция де-факто стала гарантом суверенитета Катара, а ИРИ принял активную роль в деблокаде Катара и обеспечении его продуктами питания [2].

[6] Подробнее см. в Приложениях.

[7] К вопросу о ликованиях в западных СМИ на тему, что переизбрание «голубя» Рухани – это «свидетельство о выборе иранцами прогрессивного курса и отказа от клерикализма». Это также к вопросу о переоценке рядом аналитиков роли светских властей в ИРИ, а точнее их самостоятельности или даже конфронтации с религиозным руководством страны.



[xxviii] http://www.intellinews.com/turkey-s-decision-to-buy-russian-missile-defence-system-alarms-washington-128822/

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

1. Иран – ЕС: политическое «прикрытие» Тегерана Брюсселем

 

Выступление Трампа в Саудовской Аравии усиливает напряженность в отношениях с Европой

Выступление в субботу президента США Дональда Трампа в Саудовской Аравии вызвало резкую реакцию в Европе. В то время как политики проявляли осторожность, поскольку они встретятся с Трампом на саммите НАТО в Брюсселе в четверг и на саммите Большой Семерки на Сицилии, несколько СМИ резко раскритиковали его речь. Центральной линией критики было то, что при его явной приверженности Саудовской Аравии и враждебности по отношению к Ирану, Трамп еще больше обострил конфликт между суннитами и шиитами.
Трамп «назвал Исламскую Республику [Иран] столь же важным противником, как суннитская экстремистская организация« Аль-Каида »или Исламское государство (ИС). Это, конечно, сдвиг », - пишет французская газета Le Monde. Издание обвинило  американского президента в укреплении «саудовской монархии, самой диктаторской и отсталой в регионе» на следующий день после президентских выборов в Иране, в котором 57% избирателей поддержали реформатора Хасана Рохани.
Немецкий еженедельник Die Zeit прокомментировал речь следующим образом: «С такой нескрываемой «черно-белостью» (здесь – союзник КСА, а там – вражеский) Трамп усиливает конфликт в регионе». Tageszeitung пишет: «Хотя Трамп отверг« борьбу между различными религиями», «он одновременно продвигал конфликт внутри ислама между суннитами и шиитами».
Итальянская газета Il Sole 24 Ore также обвинила Трампа в «провокации конфликта между суннитами и шиитами» путем возрождения старой стратегии изоляции Ирана.
… Если европейские СМИ жалуются на интенсификацию конфликта Трампом, есть две основные причины.
Во-первых, они опасаются, что дальнейшие войны на Ближнем Востоке могут дестабилизировать Европу и привести к разрыву ЕС. В 2015 г. приезд сотен тысяч беженцев привел к горьким конфликтам в рамках ЕС. ЕС смог остановить поток мигрантов, лишь достигнув чрезвычайно хрупкой сделки с президентом Турции Эрдоганом и перекрыв Средиземное море… Если конфликты будут возрастать, даже эти жестокие методы окажутся недостаточными для предотвращения бегства отчаявшихся людей в Европу.
Во-вторых, и это самый важный фактор: четкая позиция Трампа с Саудовской Аравией и Израилем сталкивается со стратегическими интересами европейских держав. В частности, Германия, как и Франция, делает ставку на открытие Ирана как способ закрепиться в регионе. С большими запасами нефти Ирана и молодым, хорошо образованным населением Германия и Франция имеют больше экономических интересов в Тегеране, чем Саудовская Аравия.
Германия также проявляет большой интерес к проекту Китая «Новый шелковый путь», который также планирует включить регион Персидского залива.
Поэтому она выступает против конфронтационного подхода Трампа к Ирану, который также нацелен на Китай. В 2015 г.  министерство иностранных дел Германии активно участвовало в достижении с Ираном ядерной сделки, которая должна была постепенно ослабить санкции в отношении этой страны и открыть Иран для международных инвестиций. В связи с этим несколько комментариев призвали Германию и правительства европейских стран более активно преследовать свои интересы в регионе против США.
Типичной в этом плане была статья в Rhein-Zeitung, в которой говорится: «Именно в тот момент, когда реформатор Хасан Рохани выиграл выборы в Иране, а многие иранцы надеются на дальнейшее открытие на запад, Трамп объявляет страну ... заклятым врагом и критикует его демократию ... Это удар по реформам в Иране. Открытие этого нового фронта стратегически глупо ... "

SüddeutscheZeitung обвинила «Трампа и его людей» в желании «изолировать и сдержать Иран» и призвала: «В этой ситуации Европа может и должна принять роль арбитра, даже если ей не хватает жестких инструментов власти для реального воздействия влияние. Придерживаться ядерного соглашения с Ираном является частью этого, равно как и поддержание отношений с обеими сторонами Персидского залива».
https://www.wsws.org/en/articles/2017/05/23/trum-m23.html

Нюансы:

 В транспортном коридоре Север-Юг, который проходит через Иран, заинтересована Германия:

Ведущая немецкая железнодорожная компания выразила готовность использовать Международный транспортный коридор Север-Юг (NSTC) и начать поставки товаров из Европы в Иран через Азербайджан.

http://www.iran.ru/news/economics/103025/Kompaniya_Deutsche_Bahn_planiruet_ispolzovat_transportnyy_koridor_Sever_Yug

Меморандум о взаимопонимании ыл подписан между Ираном и Германией относительно расширения сотрудничества в области воздушного, железнодорожного, морского и автомобильного транспорта.

http://www.iran.ru/news/economics/104244/Iran_i_Germaniya_dogovorilis_o_razvitii_transportnyh_sfer_v_Irane

 

Мало того, 6 марта 2017 г. стало известно, что Иран соединил свою железную дорогу с Азербайджаном

 

 

2. Внешнеэкономическая политика ИРИ как инструмент геополитики Тегерана в условиях противостояния с Вашингтоном

 

Иран – ЕС

1) 22 июня иранские авиакомпании Zagros Airlines и Iran Airtour подписали меморандумы о взаимопонимании с европейским  концерном Airbus о покупке 73 самолетов A320neo и A330neos.

https://financialtribune.com/articles/economy-domestic-economy/66989/iran-s-qeshm-air-unveils-deal-to-buy-10-boeing-b737max-jets

 

2) Министр экономики Ирана Али Тайебния заявил, что Тегеран и Вена договорились увеличить свои торговые отношения до $ 5 млрд., сообщает Fars News. "В настоящее время, объем товарообмена между двумя странами составляет $ 400 млн., и мы договорились увеличить его до $ 5 млрд.", - заявил Тайебния на встрече с австрийским министром финансов Хансом Йоргом Шеллингом в Тегеране. "Учитывая возможности двух стран, достижение этого уровня возможно в течение ближайших трех лет", -  добавил он. Йорг, со своей стороны, подчеркнул необходимость ускорения развития экономических связей между Ираном и Австрией.

http://www.iran.ru/news/economics/105796/Iran_i_Avstriya_dogovorilis_uvelichit_tovarooborot_do_5_mlrd

 

 

3) По данным Euromoney (одной из исследовательских фирм), еще одним иранским банком, преуспевшим в течение года и хорошо позиционировавшим себя для международной деятельности, стал BankPasargad – банк, который второй год подряд выбирается как лучший банк Ирана.

https://financialtribune.com/articles/economy-business-and-markets/64769/iranian-bank-wins-euromoneys-best-bank-transformation

 

4) «Обербанк» (один из крупнейших банков Австрии) выделил кредитную линию в размере 1 млрд евро (1.2 млрд долл. США) для финансирования инвестиционных проектов в Иране, заявил министр финансов Австрии на встрече со своим иранским коллегой в Тегеране 11 июня. «Переговоры между центральными банками двух стран также были завершены, в то время как существует ряд австрийских банков, заинтересованных в налаживании корреспондентских отношений с иранскими банками», - цитирует Ханса Йорга Шеллинга также официальную новостную службу Министерства экономики Ирана,

Йорг возглавляет высокопоставленную австрийскую делегацию, состоящую из правительственных чиновников и крупных австрийских банков и представителей компаний, которые отправились в Иран для развития двусторонней торговли, расширения экономических отношений и решения банковских вопросов. Министр экономики Ирана Али Таййбния указал на прошлогоднюю встречу с Йоргом в Вене и призвал ускорить процесс активизации экономических отношений.

В ходе встречи оба министра договорились о внесении изменений в свое торговое законодательство, чтобы избежать уплаты дополнительных налогов и расширения таможенного сотрудничества в соответствии с положениями Европейского союза.

Министр Австрии внес некоторые предложения по этому вопросу в Тайюбнию.

Йорг добавил, что одной из целей этой поездки является достижение договоренностей о расширении правовых гарантий развития экономических отношений и привлечения инвестиций австрийских компаний в Иран.

Он отметил, что с момента их последней встречи значительно улучшились взаимоотношения, и Австрия будет делать все возможное в Европейском союзе и международных организациях для укрепления позиции Ирана и развития его международных связей. «Гарантии правительства компаниям, которые намерены инвестировать в Иран, увеличились в четыре раза за прошедший год, и я уверен, что объем торговли поднимется до того, что было до санкций Ирана», - сказал он.

https://financialtribune.com/articles/economy-business-and-markets/66222/austrian-bank-opens-1b-credit-line-for-iran

 

Антитрамповская риторика европейских СМИ на фоне антииранских заявлений Трампа в ходе Арабо-исламского саммита в КСА дополняется реальными шагами ЕС по усилению сотрудничества с ИРИ, причем в банковской сфере, что является, по сути, «посягательством на святое» в рамках антииранских экономических санкций США.

 

Почему это важно? Потому что

Западные производители уклоняются от поставок оборудования для порта Чабахар, который Индия развивает, опасаясь, что США могут наложить санкции на Тегеран, говорят индийские чиновники. Швейцарская инженерная группа Liebherr и финские Konecranes и Cargotec заявили индийскому портовому оператору Global Pvt Ltd, который разрабатывает глубоководный порт Чабахар, что не смогут принять участие в тендерах, поскольку их банки не готовы содействовать сделкам с участием Ирана из-за неопределенности американской политики, заявили индийские чиновники в отдельных беседах с агентством Reuters. Некоторые тендеры размещались уже три раза с сентября, потому что они смогли привлечь участников. Один из индийских чиновников-собеседников Reuters сказал, что китайская фирма ZPMC предложила поставку какого-то оборудования.

https://tribune.com.pk/story/1431591/indias-plan-develop-key-iranian-port-faces-us-headwinds/

 

Французская «карта»

 

1) Французская компания Total подписала 20-летний контракт с Ираном на 4,8 млрд долл., приобретя 50,1% акций проекта

... Соглашение о разработке оффшорного газового месторождения «Южный Парс» также является крупнейшим деловым партнером Ирана с иностранными партнерами, поскольку международные санкции против Тегерана были смягчены в 2016 году.

В сделку входят 30 газовых скважин и две производственные единицы.

Китайская CNPC – 30%, а Petropars – 19,9%.

Total заявила, что на первом этапе планирует инвестировать первые 2 млрд долл..

Первоначально сделка по разработке Petropars должна была быть подписана в начале 2017 г., но в феврале Total заявила, что она будет ждать, чтобы проверить, сможет ли администрация президента США Дональда Трампа пересмотреть санкции в отношении Ирана.

... Белый дом сохранил «ядерное» соглашение, продолжая отменять последующие санкции каждые несколько месяцев, как того требует соглашение.

http://www.worldtribune.com/frances-total-signs-4-8-billion-natural-gas-project-with-iran/

 

2) Total и Иран заключили предварительное соглашение о строительстве трех нефтехимических заводов в рамках сделки, которая, если в случае заключения, может увидеть, как французская нефтяная компания инвестирует в Иран до 2 млрд долл., сказал во вторник официальный представитель Ирана.

«В последних переговорах обе стороны достигли соглашения о строительстве нефтехимических заводов общей мощностью 2,2 млн т нефтехимической и полимерной продукции в год», - сказал управляющий директор Национальной нефтехимической компании Ирана. «Мы прогнозируем, что Total будет инвестировать от 1,5 до 2 миллиардов долларов в нефтехимическую промышленность Ирана, если мы достигнем окончательного соглашения», - добавил Марзи Шахдай.

http://www.rigzone.com/news/oil_gas/a/150874/total_nears_deal_to_invest_up_to_2b_in_irans_petrochemical_industry

 

Иран – Южная Корея
(рычаг противодействия ЕС с его инвестициями)

 

1) Министр экономики и финансов Ирана Тайейбния подтвердил сообщения местных СМИ о приближающемся подписании кредитной линии от Южной Кореи на сумму 13 млрд долл. США для поддержки иранских проектов; в случае успешного подписания это соглашение станет крупнейшим примером прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в экономику Ирана после ратификации «Ядерного соглашения» в январе 2016 г.

... Сообщается, что почти все ключевые детали кредитного соглашения согласованы, и правительство Кореи дало зеленый свет, на основе которого 8 млрд. Долл. США будет предоставлено Экспортно-импортным банком Кореи (KEXIM), а остальную сумму предоставит Корейская торговая страховая корпорация (K-SURE).

Согласно источнику Sharq (местной ираноязычной газеты) 1,7 млрд из общей суммы корейского кредита будут выделен Исфаханскому НПЗ, а еще 3 млрд долл. США будут направлены на строительство 8 газоперерабатывающих заводов в Сирафе, в районе промушленного приморского города Эселуйе (провинция Бушер).

HyundaiMotorCompany, Daelim и ChiyodaCorporation "намерены построить эти
8 НПЗ в рамках консорциума», в котором
Hyundai владеет 34% акций, а две другие компании контролируют 33%. Восемь иранских консорциумов, которые начали работу над проектами до этого, останутся работодателями.

Сообщается, что руководители комплекса SirafRefineries, который принадлежит иранскому консорциуму и которые контролируют строительство НПЗ, находятся на заключительных этапах переговоров с корейскими кредиторами, и строительство начнется с 23 сентября, в то время как первые платежи будут сделанны к концу лета.

Сообщалось также, что неуказанная сумма была выделена для производства этана на участке 12 газового месторождения «Южный Парс», а также на строительство «оборудованной больницы».

https://financialtribune.com/articles/economy-business-and-markets/66539/iran-says-13b-korean-finance-imminent

 

Нюанс: HyundaiMotorCompany, Daelim и ChiyodaCorporation– это те же южнокорейские корпорации, которые намерены инвестировать в США и переводить в США часть производства.

 

Важно: В случае подписания на фоне австрийского кредита в 1 млрд евро это дает Тегерану существенное пространство для маневра

 

2) Стремясь расширить свою роль азиатского центра передачи данных, Иран намерен предлагать такие услуги Индии через несколько точек обмена трафиком Интернет (IXP).

В кулуарах заседания Международного союза электросвязи в Женеве 15 июня министр связи и информационных технологий Ирана Махмуд Ваэзи встретился со своим индийским коллегой Маной Синьхой.

Обе стороны заявили, что Иран и Индия намерены расширить двустороннее сотрудничество в области науки и техники и услуг по передачи данных.

Они подчеркнули важность обмена опытом в области инфраструктуры связи и политики развития. Обе стороны должны укреплять отношения между их частным бизнесом, действующим в сфере технологий и связи.

Имея семь IXP, которые могут предлагать международные услуги Интернет-трафика соседним странам, Иран стремится стать центром передачи данных в регионе для улучшения доходов в технологическом секторе и снижения зависимости от экспорта нефти.

IXP – это физическая инфраструктура, через которую Интернет-провайдеры обмениваются Интернет-трафиком между своими сетями.

Иран уже предоставляет своему западному соседу Ирак услуги по предоставлению данных через центр IXP в провинции Хузестан, который функционирует как центр Интернет-трафикам. Центр позволяет иракцам подключаться к «всемирной паутине» с использованием инфраструктуры связи Ирана.

Кроме того, с армянскими официальными лицами были проведены переговоры о начале аналогичного проекта, удовлетворяющего потребности северного соседа Ирана.

https://financialtribune.com/articles/economy-sci-tech/66501/iran-holds-data-transit-talks-with-india

 

3) На прошлой неделе соглашение Иран и Южная Корея подписали соглашение, согласно которому в течение следующих четырех лет могут начаться работы по строительству первых мини-заводов по производству СПГ.

Саид Паксерешт (директор по исследованиям и разработкам Национальной иранской нефтяной компании (NIGC)), сказал, что в этом проекте будет участвовать консорциум из Ирана и консорциум из Южной Кореи. Чиновник добавил, что схема предусматривает производственную мощность 15 тонн в день, добавив, что это может подняться до 300 тонн в день на более позднем этапе.

Корейскими компаниями, участвующими в проекте, являются Oceanus, Kitech Institute of Industrial Technology и Korea Gas Technology Company.

В число вовлеченных иранских сторон входят NIGC, Институт СПГ Тегеранского университета и Научно-исследовательский институт нефтяной промышленности (RIPI).

http://iran-daily.com/News/195042.html

 

Важно: все западные компании, «слетающиеся» в ИРИ, ранее так же поспешно сворачивали свою деятельность из-за политических санкций. В то же время Южная Корея, Япония, а также Индия продолжали закупать иранскую нефть даже на фоне санкций США. О сотрудничестве с РФ, КНР и Турцией в условиях санкций можно вообще не говорить.

 

 

3. Альянс Катар-ИРИ-Турция

Мохаммед бин Махди Аль-Ахбаби (член правления Торгово-промышленной палаты Катара) сказал: «Новый маршрут между Турцией и Катаром через Иран сократит расходы на перевозку грузов примерно на 80% по сравнению с воздушным транспортом», сообщила англоязычная газета Дохи «Полуостров».

Ахбаби (который также является главой Комитета по торговле и исследованиям Торговой палаты Катара и который недавно возглавлял торговую делегацию в Турцию в составе
100 человек) добавил, что стоимость авиаперевозок колеблется от 1,2 до 1,5 долл./кг, тогда как стоимость автомобильного транспорта составляет около 0,15 долл./кг.

Он отметил, что новый маршрут будет более устойчивым и надежным, а также увеличит объем торговли между Турцией и Катаром, учитывая тот факт, что бизнесмены обеих стран подписали множество торговых соглашений, особенно во время недавнего визита в Турцию с 3 по 6 августа.

Министр экономики Турции Нихат Зейбекчи на прошлой неделе объявил о планах использования сухопутного маршрута через Иран для экспорта товаров в Катар.

Морской маршрут между Турцией и Катаром первоначально занимал 11 дней, в то время как наземный маршрут – 14 дней. Недавние же эксперименты сократили эту продолжительность до девяти дней. При этом Турция стремится сократить время в пути до пяти или шести дней или даже меньше.

Тем не мене, новый наземный маршрут от турецкого города Мардин до порта Бушер в Иране еще больше сократит продолжительность – до 2-3 дней. Расстояние между Мардином (Турция) и Бушхером (Иран) составляет около 1700 км, которые можно проехать на грузовиках примерно через 22 часа, а расстояние между иранским портом Бушер и Катарским портом Хамад небольшое: на кораблях Ro-Ro оно преодолевается всего за 8 часов. Таким образом, грузовики с турецкими товарами могут добраться до Дохи через этот маршрут менее чем за два дня.

«Учитывая характер некоторых продуктов питания (овощи, фрукты, птица и молочные продукты) наземный транспорт является наилучшим способом их импорта. Новый маршрут не только значительно снизит стоимость транспортировки, но и те предметы, которые будут доступны, будут более свежими и более качественными », - говорит Ахмед Аль Халаф (председатель Международной компании по разработке проектов, принадлежащей материнской компании Qatar Meat).

Он сказал, что некоторые турецкие продукты питания уже начали проходить через новый наземный маршрут после того, как Турция и Иран достигли устной договоренности. Но официальное объявление ожидается на этой неделе.

Еще один выдающийся катарский бизнесмен Али Хассан Аль-Халаф (глава Гильдии потребителей Катара, который также возглавляет сеть торговых точек по всей стране) сказал: «Новый наземный маршрут будет более устойчивым и экономически жизнеспособным в те дни, когда приехать. По мере того, как все больше и больше импортеров начнут использовать маршрут, начнут действовать масштабы экономии, что поможет еще больше снизить транспортные расходы».

Он сказал, что в ближайшие дни даже соседние страны Турции и Ирана, такие как Россия и Пакистан, могут также воспользоваться новым наземным маршрутом для экспорта своих товаров в Катар. Он также сказал, что Иран разработал широкую сеть автомобильных и ж/д маршрутов, что будет способствовать плавному и быстрому перемещению товаров.

Халаф отметил, что в отличие от ранее использовавшегося маршрута через КСА маршрут Турция-Иран-Катар будет иметь меньшее количество контрольно-пропускных пунктов, что обеспечит более быстрое движение грузовиков. Это не только сэкономит много времени и денег, но и позволит товару достичь своего назначения, не приведя при этом к потере большей части своей пищевой ценности.

«Новая торговый маршрут будет напрямую влиять на объем торгового обмена между Катаром и Турцией на следующем этапе. И недавно подписанные торговые соглашения между предпринимателями двух дружественных стран еще больше облегчат поток товаров », - сказал Салех бен Хамад Аль Шарки (генеральный директор Торгово-промышленной палаты Катара).

Шарки сказал, что акцент на этом маршруте будет сделан на продукты питания, особенно на те, которые традиционно были импортированы наземным путем до блокады. Он также отметил, что новый наземный маршрут не повлияет на перемещение непродовольственных товаров, импортируемых морским транспортом из Турции в порт Хамад.

…Мохаммад Мехди Бончари (директор портов в иранской провинции Бушер) сказал в конце июня, что каждый год Иран отгружается в Катар 1100 тонн продовольствия.

https://financialtribune.com/articles/economy-business-and-markets/70372/qatar-turkey-trade-route-via-iran-to-cut-transportation

Ключевые слова: Сирия

Версия для печати