Ассоциация стран Юго-Восточной Азии в условиях глобальных изменений

19:53 08.08.2017 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: poasii.ru.

8 августа исполнилось полвека с тех пор, как была подписана Декларация АСЕАН, заложившая основу многостороннего сотрудничества стран Юго-Восточной Азии. В 1967 году в состав организации вошли 5 стран: Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппины. Позже к ним присоединились Бруней-Даруссалам (1984), Вьетнам (1995), Лаос, Мьянма (обе в 1997), Камбоджа (1999). Папуа - Новая Гвинея и Восточный Тимор получили статус специального наблюдателя. Россию и АСЕАН более 20 лет связывает особый формат сотрудничества – диалоговое партнерство.

В контексте памятного юбилея проходит  визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Азиатско-Тихоокеанский регион.  Глава российского внешнеполитического ведомства посетил столицу Филиппин Манилу, где принял участие в министерском совещании Россия-АСЕАН, седьмой встрече министров иностранных дел стран-участниц АСЕАН, Восточноазиатском саммите и 24-й  региональном  форуме АСЕАН по безопасности.   Из Филиппин  С.Лавров отправится в Индонезию, а затем  в Таиланд.

Итогам развития и становления   АСЕАН был посвящен круглый стол в МИА «Россия сегодня». В нем приняли участие известные российские специалисты по странам Азиатско-Тихоокеанского региона, а также представители СМИ. 

Директор Центра АСЕАН при МГИМО (У) МИД России Виктор Сумский считает, что главным результатом, с которым Ассоциация подошла  к своему полувековому юбилею – это укрепление структур национальной государственности.  Избранный формат равноправного взаимодействия стал стимулом для социально-экономической модернизации в регионе. Благодаря АСЕАН сформировалась особая стилистика дипломатии, предполагающая уход от методов агрессивного диктата и навязывания собственной позиции. В этом смысле Ассоциация представляет собой прямую противоположность тем методам, которые в последние годы утверждаются в международных отношениях. Благодаря этому АСЕАН сумела укрепить свой высокий моральный авторитет в регионе.

«Стилистика дипломатии АСЕАН предполагает уход от методов агрессивного диктата в области внешней политики» (Виктор Сумский)

Благодаря  формату диалогового партнерства с АСЕАН Россия стала равноправным участником строительства системы безопасности в Юго-Восточной Азии. Важнейшими переговорными площадками, на которых осуществляется подобное взаимодействие, стали региональный форум АСЕАН, Восточноазиатский саммит,  совещание министров иностранных дел АСЕАН.  

По словам руководителя Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН Дмитрия Мосякова, изначально формирование подобного союза было инициативой Вашингтона, который был заинтересован в координации усилий в регионе на антикоммунистической основе.  Непосредственной предшественницей нынешнего альянса была  основанная в 1961 году Ассоциация стран Юго-Восточной Азии – ASA, в состав которой вошли Филиппины, Малайзия и Таиланд. Первоначальные попытки включить в ее состав Индонезию не увенчались успехом, однако в 1965 году, после переворота генерала Сухарто в Джакарте, ситуация изменилась. В условиях начавшейся Второй Индокитайской войны Соединенным Штатам  нужен был надежный  тыл в Азии.  

Однако немалую роль  в основании АСЕАН сыграли не только замыслы Соединенных Штатов, но и объективные задачи экономического и социального развития региона. После ухода США из Вьетнама объединению предсказывали распад. Тем не менее, этого не произошло. Первый саммит АСЕАН состоялся только в 1976 году. Благодаря гибкой и мобильной политике, грамотному выстраиванию баланса сил альянс стал саморазвивающимся проектом, становление которого происходило в условиях преодоления региональных противоречий и выстраивания атмосферы взаимного доверия. В Юго-Восточной Азии воцарился мир. После распада биполярной политической системы расширение АСЕАН происходило по «мягкому» сценарию: страны региона, придерживавшиеся прежде просоветской ориентации (Вьетнам, Лаос, Камбоджа), получили  возможность для вступления в альянс безо всяких дополнительных политических условий. Такой подход резко контрастировал с событиями, происходившими в эти годы в Центральной и Восточной Европе.

Страны АСЕАН выдвинули инициативу по созданию безъядерной зоны в Юго-Восточной Азии. 15 декабря 1995 года был подписан Бангкокский договор, к которому присоединилось 10 стран: Бруней-Даруссалам, Камбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Таиланд и Вьетнам. Правда, пока ни одна из стран, вошедших в состав «ядерного клуба», не подписала этот  документ. 

Руководитель Центра изучения современных проблем Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона Института стран Азии и Африки МГУ им.М.В. Ломоносова Оксана Новакова отметила, что в условиях противостояния СССР и США на мировой арене АСЕАН скорее тяготел к принципу равноудаленности от обеих сверхдержав. Отчасти можно сказать, что внешнеполитические подходы альянса стали творческим развитием принципов мирного сосуществования, выработанных на Бандунгской конференции 1955 года. Взаимодействие стран Юго-Восточной Азии служит своего рода балансом в отношениях с Пекином, претендующим на лидерство в регионе и мире. Разумеется, после распада биполярной системы структура объединения утратила однотипность и стала значительно более «рыхлой». Свою роль в этом сыграло и принятие в ряды Ассоциации такой специфической страны, как Мьянма, находящейся с 1988 года под военным управлением.  

О.Новакова  положительно оценила визит министра иностранных дел России С.Лаврова в страны АТР, особо отметив посещение таких стран, как Таиланд – первую страну в регионе, с которой  еще Российской империей были установлены дипломатические отношения, а также Филиппины, долгое время находившиеся на периферии российской внешней политики.  

Заведующий сектором социально-экономических проблем ИМЭМО им. Е.М.Примакова  Александр Рогожин рассказал о том, как повлиял на ситуацию в Юго-Восточной Азии отказ в США от масштабного проекта Транстихоокеанского партнерства (TTP). По словам эксперта, гигантский рынок США по-прежнему вызывает значительный интерес у стран региона. В то же время интерес к инициативе Вашингтона проявили, в первую очередь, четыре страны: Бруней, Сингапур, Вьетнам и Малайзия. В Индонезии, претендующей на роль регионального лидера,  TTP лоббировало Министерство промышленности и торговли, а президент страны Джоко Видодо неоднократно заявлял о желательности присоединения Джакарты к этому преференциальному соглашению. Остальные заняли скорее выжидательную позицию.

Теперь, когда президент США Дональд Трамп подписал соглашение о начале процедуры выхода из TTP, его место занял новый проект – Региональное комплексное экономическое партнерство (РКЭП), в котором Соединенные Штаты не представлены, но  есть важнейшие страны Азиатско-Тихоокеанского региона – Китай, Япония и Южная Корея. В то же время отношения с Вашингтоном по-прежнему рассматриваются странами АСЕАН как важнейшее направление дипломатии, связанное с созданием противовеса претензиям Пекина на лидерство в регионе.  По мнению А.Рогожина, Россия должна внимательно следить за развитием РКЭП, а в перспективе не исключать для себя возможности присоединения к нему. Наиболее перспективными отраслями сотрудничества со странами АСЕАН остается военно-техническое сотрудничество, энергетика, нефтяная и газовая промышленность.

«Диалоговое партнерство России и АСЕАН имеет важное геополитическое измерение и тесно связано с формированием общей евроазиатской континентальной системы безопасности» (Евгений Канаев)

Заведующий Центром комплексных европейских и международных исследований Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Евгений Канаев коснулся в своем выступлении геоэкономических аспектов сотрудничества России и АСЕАН. В настоящее время Азиатско-Тихоокеанский регион является локомотивом мировой экономики, а местные политики и предприниматели понимают, что привлечение инвестиций будет наиболее успешным, если итогом станет выход на масштабное геоэкономическое пространство, которым для них являются Россия и страны ЕАЭС. Для России сотрудничество со странами АТР – это возможность диверсификации экономики, а также изучения истории успеха стран-лидеров региона. Кроме того, отношения России и стран Юго-Восточной Азии – это важный стимул для развития общей континентальной безопасности, уже включающей участников  Шанхайской организации сотрудничества  и Евразийского экономического союза.   

По словам главного научного сотрудника сектора общих проблем и методологических исследований ИМЭМО им. Е.М.Примакова Натальи Рогожиной,  в последние годы проблема борьбы с терроризмом выходит для стран АСЕАН на первый план.  Среди других приоритетных вопросов важнейших вопросов –  взаимоотношения с КНДР и территориальные споры в Южно-Китайском море.

В конце мая 2017 года исламистские  вооруженные  группировки Мауте и Абу-Сайяф  напали на город Марави провинции Южный Ланао (остров Минданао,  Филиппины). Чрезвычайные события заставили президента Филиппин Родриго Дутерте прервать свой визит в Россию.

События на Минданао  подтвердили правоту ряда экспертов, утверждавших, что по мере того, как «Исламское государство» будет терпеть поражение на Ближнем Востоке, тем больше его сторонники будут проявлять активность в Юго-Восточной Азии. Победить подобного противника можно лишь на основе всеобщей солидарности и сотрудничества. Это хорошо понимают и в России и предпринимают необходимые шаги. В январе 2017 года состоялся четырехдневный визит командования Тихоокеанским флотом в Манилу. Президент  Филиппин Родриго Дутерте посетил противолодочный корабль российского военно-морского флота «Адмирал Трибуц» и провел беседу с заместителем командующего Тихоокеанским флотом контр-адмиралом Эдуардом Михайловым  и Послом России на Филиппинах Игорем Ховаевым. Со своей стороны, российские представители подчеркнули, что Москва готова по первой же просьбе Манилы поделиться собственным опытом в обеспечении обороны и безопасности страны.  

Большое значение имела и достигнутая договоренность между Россией и Индонезией    о разработке  общей разведывательной базы данных. В то же время региональной организации по борьбе с терроризмом в АСЕАН   до сих пор нет. Кроме блокировки веб-версии мессенджера  Telegram, на которую пошло правительство Индонезии, и договоренности между Москвой и Джакартой о разработке единой разведывательной базы данных,   каких-либо усилий в данном направлении практически незаметно.

Координационные усилия, предпринимаемые странами АСЕАН, сталкиваются с изменениями на глобальном уровне. По словам Виктора Сумского, в  первые годы после распада биполярной системы считалось, что процесс глобализации и стирания идеологических границ будет способствовать объединению народов и стран. Однако со временем выяснилось, что неолиберальная глобализация бьет рикошетом  по странам, которые ее продвигают. Свои сложности остаются и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. «Все начинают ссориться со всеми, - заметил эксперт. – Например, острые противоречия сохраняются в подсистеме Большого Меконга, страны  которой не могут договориться о рациональной эксплуатации водных ресурсов. Определенный кризис переживает и формат  Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Попытки преодоления разногласий не дают должного результата».

«АСЕАН сталкивается с масштабными изменениями на глобальном уровне и ростом противоречий внутри региона, в том числе в подсистеме Большого Меконга» (Виктор Сумский)

По словам эксперта, прежние, прозрачные и интуитивно понятные  нормы взаимодействия  перестают работать, сменяясь попытками диктата и игры без правил. Потенциально это угрожает устойчивости сложившихся в регионе  объединений.  В этих условиях у них вызывает интерес Россия, полностью отказавшаяся от позиции «ведомого» во внешней политике, постоянно оглядывающегося на Европейский союз и США.    Предлагаемая Москвой альтернатива  равноправного  и многополюсного взаимодействия  воспринимается многими странами АТР в целом благожелательно, как мера, способствующая дальнейшему развитию и политической стабильности стран региона. Однако Москве предстоит многое сделать для  должного информационного обеспечения своей  внешней политики в регионе, которая пока  довольно  слабо отражена в российских и зарубежных СМИ.